Миссия «Декарбонизация»

solar power renewable

Совсем скоро около сталелитейного завода в городе Уайалла (Австралия) построят большую солнечную электростанцию, и предприятие полностью перейдет на возобновляемую энергию (ВИЭ). Это пример того, что энергозатратные отрасли уже сегодня могут обойтись без ископаемого топлива. Отчет, подготовленный более 200-ми экспертами энергетической отрасли, показывает, что полная декарбонизация даже самых «грязных» отраслей возможна с использованием технологий, которые есть в распоряжении человечества уже сегодня.

Биопластик и синтетическое топливо

Авторы доклада «Миссия выполнима» приводят варианты полной декарбонизации при производстве цемента, стали, пластмасс, а также в грузовых перевозках, судоходстве и авиации. Вместе эти «грязные» отрасли отвечают сегодня за 30% выбросов энергии, а в перспективе это число может вырасти до 60% к середине столетия.

Аналитики отмечают, что некоторые используемые сейчас технологии, например, в электрических печах для выплавки стали или в производстве пластика из растительных материалов, пока находятся на стадии ранних прототипов. Согласно прогнозу Energy Transitions Commission, все нынешние «зеленые» технологии, должны повторить судьбу солнечных панелей и ветрогенераторов.

Еще 40 лет назад использование возобновляемой энергетики казалось утопичной идеей, а ВИЭ – неспособными выдержать реальной конкуренции с углеводородами. Но когда в них стали вкладывать деньги, их эффективность возросла в разы и продолжает увеличиваться. Теперь они способны вытеснить с рынка угольные электростанции.

Совсем недавно казались фантастикой и грузоперевозки на электрическом транспорте. Однако в результате снижения стоимости «зеленых» технологий автогиганты предлагают уже даже не прототипы, а целые модельные ряды фур и автобусов на литий-ионных аккумуляторах и водородных топливных элементах. Прогнозируется, что к 2030 году они сравняются по цене с обычными дизельными грузовиками.

Аналогично, в недалеком будущем самолеты на электричестве будут летать на короткие дистанции, в то время как летательные аппараты на биотопливе и синтетическом реактивном топливе, которые заменят керосин, – на длинные.

Биопластик, в свою очередь, поможет индустрии производства пластика перейти на экономику замкнутого цикла. Вторичная переработка позволит на 56% сократить первоначальное производство пластика, что существенно упростит работу индустрии и снизит объем выбросов углекислого газа. Повторное использование сырья также применимо и в сталелитейной промышленности.

Эксперты отмечают, что многие изменения происходят стремительнее, чем можно было предположить даже пять лет назад. Вместе с тем, подчеркивают аналитики, «зеленые» технологии по-прежнему нуждаются в четко выстроенной государственной политике, настойчивости потребителей и готовности представителей отраслей.

Без сверхрасходов

«Доклад «Миссия Выполнима» продемонстрировал нам, что решения, которые позволят человечеству перейти на «зеленые» технологии без экономического ущерба, уже существуют, – говорит сотрудник Rocky Mountain Institute, один из авторов документа Жюль Кортенхорст. – Однако данная сфера по-прежнему нуждается в поддержке. Можно сказать, что на каждом из нас сейчас лежит ответственность за то, чтобы переход на «зеленые» технологии будущего состоялся как можно скорее».

В докладе утверждается, что полная декарбонизация не требует сверхрасходов и окажет лишь незначительное влияние на стоимость потребительских товаров. К середине столетия общие затраты на снижение выбросов для мировой экономики могут быть уменьшены благодаря повышению энергоэффективности, использованию углеродоемких материалов и отказу от углеродоемких перевозок (за счет повышения эффективности логистики) и составят менее 0,5% валового внутреннего продукта (ВВП).

Доклад Energy Transitions Commission, по задумке авторов, должен дать четкий сигнал политикам, инвесторам и предприятиям. «Разумеется, нам нужно продолжать совершенствовать «зеленые» технологии, чтобы сделать их дешевле и масштабнее. Но смысл в том, что изобретать уже ничего не нужно, эти технологии уже существуют», – говорит Жюль Кортенхорст.

Низкоуглеродное импортозамещение

Выводы авторов доклада опровергают мифы о труднодоступности низкоуглеродного будущего. В этом их можно назвать революционными. Но в целом тезисы Energy Transitions Commission вполне соответствуют стихийно сложившимся «эволюционным» тенденциям последних лет: все больше стран в мире делают ставку на декарбонизацию – развитие ВИЭ и отказ от угля.

Согласно отчету Международного агентства по возобновляемым источникам энергии (IRENA), серьезным потенциалом для низкоуглеродного развития обладает и Россия. По расчетам экспертов, наша страна может уже к 2030 году увеличить долю ВИЭ в общей энергетической структуре до 11,3%.

Правительство РФ одобрило отчет IRENA и подтвердило, что планирует реализовать этот план на практике. Президент Владимир Путин назвал переход на ВИЭ правильным путем развития мировой энергетики, а заместитель министра энергетики Алексей Текслер отметил, что возобновляемые источники больше нельзя относить к альтернативной энергетике, так как они стали традиционными.

В России учреждена Ассоциация развития возобновляемой энергетики (АРВЭ). Как утверждают представители ассоциации, благодаря господдержке возобновляемых источников энергии в России буквально за несколько лет создан новый высокотехнологичный энергетический кластер, инвестиционный потенциал которого оценивается в 1 триллион рублей. Представители АРВЭ планируют подготовить свою концепцию механизма поддержки возобновляемых источников энергии после 2024 года, отстаивать продление господдержки для сектора.

Возобновляемые источники энергии дают в сумме около 2 ГВт, что составляет менее 1% от всей энергии, производимой в России. Российские власти собираются увеличить производство возобновляемой энергии до 29 ГВт к 2035 году. Такие темпы развития «зеленой» энергетики выглядят недостаточными. В Китае доля ВИЭ в энергобалансе в ближайшие два года будет доведена до 15%, а в странах Евросоюза уже к 2020 году на «зеленую альтернативу» будет приходиться около 30% всей вырабатываемой энергии.

Импульсом к развитию ВИЭ в России послужило внедрение тендерной системы. С 2013 по 2016 г. на тендерах в общей сложности было разыграно более 2 ГВт «зеленых» мощностей, а в 2017 году уже 2,2 ГВт. При этом количество желающих принять участие в тендерах увеличивается.

Барьер или возможность?

Одной из главных проблем, с которыми сталкиваются иностранные компании, желающие зайти на российский рынок возобновляемой энергетики, является необходимость использования большого процента оборудования, произведенного на территории РФ.

Процент оборудования российского производства сейчас составляет 65% для ветровых электростанций и малых гидроэлектростанций, 70% – для солнечных. Эти правила установлены до 2020 года и являются частью политики импортозамещения, проводимой руководством РФ.

Такие ограничения в первые годы проведения тендеров были серьезным барьером для развития ВИЭ, поскольку необходимого оборудования российского производства практически не было. Сейчас ситуация изменилась, в России налажен выпуск оборудования, поэтому необходимость в импортных деталях постепенно снижается.

По мнению экспертов, одна из главных проблем на пути развития ВИЭ – процент локализации – из барьера постепенно превращается в фундамент для развития: жесткие требования побудили иностранные компании вступать в партнерские отношения с российскими энергетическими предприятиями и производителями. Непростые реалии буквально подтолкнули производителей на более серьезные достижения.

«Результат поддержки ВИЭ налицо, в «солнце» у нас появилась цепочка собственной разработки: от технологии производства до установки станций. Коллеги выходят на экспорт, это тоже хороший результат. В «ветре» мы тоже продвинулись достаточно далеко, это характеризуется чередой запуска производств, который мы наблюдаем с 2017 года», – говорит первый заместитель Министра энергетики России Алексей Текслер.

Примером успешной реализации данной стратегии может служить создание совместного предприятия «Башни ВРС», основной профиль которого – производство стальных башен ветроэнергетических установок, которые впоследствии будут устанавливаться в Ростовской области и обеспечат до 300 МВт энергии в год. Появление совместного предприятия стало результатом подписания соглашений между испанской компанией Windar Renovables, предоставившей свои технологии, российской сталелитейной компанией «Северсталь» и госкорпорацией «Роснано».

В Нижегородской области компанией Vestas Manufacturing Rus было локализовано производство оборудования для ветроэнергетических установок, что потребовало инвестиций в размере свыше 5,2 млн долларов и создания 50 новых рабочих мест.

Очевидно, что от подобных проектов выигрывает не только сектор ВИЭ, но и отечественная экономика в целом. По мнению Алексея Текслера, Россия – великая энергетическая держава, крупнейший экспортер энергоресурсов в мире, но те страны, которые сегодня не занимаются развитием возобновляемой энергетики, через 10-15 уже не смогут удержать лидерство на энергетическом рынке. Чиновник отметил, что сегодня «зеленая» энергия дороже традиционной, но через пять лет они сравняются по стоимости. Однако уже сегодня есть потребители, готовые платить именно за энергию ветра и солнца, за другую «зеленую» энергию, спрос сформирован.

Благодаря внедрению конкурентных тендеров на поставку мощности, получаемой от ВИЭ, и созданию собственных производственных мощностей для изготовления оборудования, Россия создала основу для долгосрочного стабильного развития возобновляемой энергетики, считают аналитики.

Однако, по мнению экспертов, на пути реализации низкоуглеродных планов по-прежнему стоят государственные энергетические компании, играющие основную роль в экспорте энергоресурсов и их распределении внутри страны, а также оказывающие влияние на политику государства в целом. Сырьевая энергетика имеет колоссальную инерцию и такую инфраструктуру, встроиться в которую будет нелегко без политической воли.

О необходимости переориентации субсидирования от ископаемых энергоресурсов и атомной энергетики в пользу ВИЭ и энергоэффективности заявляют представители Российского социально-экологического союза. Они считают необходимым разработать и принять Федеральный закон «Об углеродном регулировании», а с помощью углеродного регулирования «начать практические действия по стимулированию повышения энергоэффективности, развитию ВИЭ, внедрению новых технологий и инвестиционных инструментов».

По мнению замминистра энергетики Алексея Текслера, следующая программа поддержки ВИЭ должна быть «более агрессивной». Правительство будет ужесточать требования к эффективности, «задачи по стоимостным показателям должны быть более амбициозными».

Ольга Подосенова