2018 год: двенадцать ударов по Байкалу. Часть I

Baikal lake Озеро Байкал. Фото: Надежда Царева

Сегодня мы публикуем первую часть обзора, посвященную итогам первого полугодия минувшего 2018 года.

Январь: расширение диапазона регулирования уровня озера

С 1 января 2018 года вступило в силу новогоднее постановление правительства РФ №1667 «О предельных значениях уровня воды в озере Байкал в 2018-2020 годах». Несмотря на протесты общественных экологических организаций, диапазон разрешенных колебаний уровня Байкала, регулируемого Иркутской ГЭС, был расширен до 2,3 м (между отметками 455,54 и 457,83 м по тихоокеанской системе высот) – почти в 2,5 раза больше прежних значений.

«Озеро разрешили сливать как воду из бачка унитаза – ради прибыли электрического и алюминиевого олигарха Дерипаски. Мы должны знать, кто виноват в бедах Байкала и людей, живущих на его берегах», – эмоционально отреагировал на новое постановление руководитель региональной группы общественного мониторинга Общероссийского народного фронта (ОНФ) по проблемам экологии и защиты леса, известный бурятский эколог и геолог Евгений Кислов.

«Уже установлено: из-за того, что через турбины Иркутской ГЭС уходит воды больше, чем нужно, популяции местных видов – рыб и птиц – сократилась примерно на треть. А Росрыболовство подсчитало, что снижение уровня воды на 20 см приводит к уменьшению количества рыбы в денежном выражении на миллиард каждый год, – отмечает координатор программы экологизации промышленности Центра охраны дикой природы Игорь Шкрадюк. – За миллионы лет птицы, рыбы, растения, обитающие на Байкале, приспособились к режиму его жизни. Да, в определенные периоды численность их по естественным причинам снижалась. Например, птицы, что строят гнезда по берегам, могли в какое-то лето лишиться кладки из-за многоводья. Но одно дело, когда подобное происходит раз в 7-10 лет, и другое – когда каждый год».

В итоге возмущение российских экологов вылилось в достаточно жесткую резолюцию Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО, принятую единогласно в мае 2018 года. В ней отмечается серьезное беспокойство, вызванное решением правительства России расширить диапазон регулирования уровня воды в уникальном озере, и предлагается в срок до 1 декабря 2019 года отчитаться о принятых мерах по выполнению рекомендаций ЮНЕСКО и об актуальном состоянии сохранения Байкала как объекта всемирного природного наследия.

Февраль: российско-монгольская встреча по ГЭС в бассейне Байкала

В той же резолюции Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО с обеспокоенностью отмечаются и планы строительства монгольских ГЭС в бассейне крупнейшего притока Байкала – реки Селенги. Резолюция призывает Россию и Монголию сообща разработать и провести трансграничную стратегическую экологическую оценку (СЭО) любых существующих и запланированных проектов в области гидроэнергетики и управления водными ресурсами, а также рассмотреть альтернативы созданию ГЭС.

28 февраля в Москве состоялось пленарное заседание российско-монгольской межправительственной комиссии. На встрече как раз обсуждался вопрос строительства гидротехнических сооружений (ГЭС) в бассейне главного притока озера Байкал – реке Селенге.

«Сегодня эта тема обсуждается, мы поднимали ее на переговорах. По ГЭС на Селенге ученые еще проводят оценку возможных последствий. В этом году будет проведена очередная рабочая группа, где будет продолжено обсуждение. Вообще коллеги пока только обсуждают необходимость строительства ГЭС», – сообщил тогдашний глава Минприроды РФ Сергей Донской, отвечая на вопрос ТАСС, отказалась ли Монголия от идеи строительства гидроэлектростанций.

По данным научного сотрудника ИОЭБ СО РАН, кандидата биологических наук Натальи Базовой и научного сотрудника Байкальского филиала Госрыбцентра, кандидата биологических наук Андрея Базова, «плотины ГЭС по плану должны находиться в непосредственной близости от верхних, самых лучших нерестилищ селенгинского омуля». «Изменение гидрологических условий – повышенная температура, суточный ход уровня воды, увеличение освещенности из-за отсутствия льда – в нижнем бьефе ГЭС приведет к нарушению условий инкубации икры омуля. Снизится эффективность естественного воспроизводства и деградации популяции селенгинского омуля», – делают выводы ученые.

Кроме экологических аргументов, для того, чтобы убедить Монголию отказаться от строительства ГЭС, угрожающих Байкалу, приводились и экономические аргументы. На заседании межправкомиссии снова было озвучено, что «Россети» готовы поставлять в Монголию, испытывающую энергодефицит, электроэнергию по линиям электропередачи (ЛЭП) с генерирующих мощностей в Сибири. Первый заместитель министра энергетики РФ Алексей Текслер сообщил журналистам, что 1 кВт/ч электроэнергии, поставляемой по ЛЭП, обойдется в 3,5 раза дешевле, чем при строительстве новых генерирующих мощностей.

Март: кардинальное сокращение водоохранной зоны Байкала

26 марта 2018 г. правительство РФ выпускает распоряжение, сужающее границы водоохранной зоны Байкала с 3-70 километров до 200 метров с максимумом в 4-4,5 километра. Земли прибайкальских сел и деревень исключаются из границ водоохранной зоны Байкала, сокращая ее площадь в 10 раз. Официально озвучивается, что подобное кардинальное изменение произведено по «просьбам трудящихся» и в соответствии с «рекомендациями ученых». Однако и ученые, и общественность выступают против такого «передела».

Директор Лимнологического института Сибирского отделения Российской академии наук (СО РАН) Андрей Фёдотов на специально собранной пресс-конференции заявляет, что сокращение водоохранной зоны до 200 метров ухудшит экологическую ситуацию на Байкале, так как бизнес переместится именно в эту 200-метровую зону, и, соответственно, возрастёт нагрузка на озеро. «Когда я прочитал постановление и прочитал пояснительную записку, у меня сложилось впечатление, что мы остановились в месте, где стоянка запрещена, пересекли две сплошные и кого-то ещё по дороге задавили. Теперь Байкал уже не объект ЮНЕСКО и не туристический объект, потому что теперь можно размещать кладбища, пасти скот, добывать полезные ископаемые и размещать свалки ТБО. Судите сами, стало лучше или хуже», – отметил директор института.

«Мы предлагали дальнейшие работы по ландшафтному планированию и зонированию в населённых пунктах. Мы предлагали учесть застройку, природные условия – но наши советы не учли, – жаловалась на той же пресс-конференции старший научный сотрудник Института географии им. В.Б. Сочавы Ольга Гагаринова. – С ноября 2017 года мы писали много писем на имя министра природных ресурсов Донского, просили не принимать решение без зонирования населённых пунктов. К сожалению, наши действия эффекта не имели. Теперь надо думать, что делать дальше».

Дальше, вероятно, будет хуже. Глава Бурятии Алексей Цыденов уже заявил: «следующим шагом станет работа по изменению (границ) Центральной экологической зоны Байкальской природной территории, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 27.11.2006 № 1641-р».

Апрель: байкальская нерпа под прицелом

Министерство сельского хозяйства России опубликовало уже готовый проект приказа о корректировке правил рыболовства для Байкальского рыбохозяйственного бассейна. Нововведение разрешало промышленный отстрел нерпы на озере Байкал, что, по замыслу авторов, должно было обеспечить два прибайкальских региона – Республику Бурятия и Иркутскую область – ценным жиром и мехом, а заодно оградить популяцию байкальского омуля от прожорливой нерпы.

В Иркутске сразу же прошла серия пикетов горожан, возмущенных распоряжением федерального правительства о сужении водоохранной зоны Байкала и проектом, который разрешает промышленный отстрел нерпы. Активисты требовали отставки министра природы России Сергея Донского.

«Нерпы – это живые деньги. Говорят, охотиться на них сегодня нельзя. Все можно! Организуются охотничьи туры, причем их стоимость – не 150 тысяч рублей, как заявляется, а значительно ниже. Но при этом масштабы шире! Если бы разрешили отстрел 5 тысяч нерп в год, как значилось в законопроекте, они бы очень легко превратились в 10-15 тысяч. Никто не будет считать!» – уверена Екатерина Айвазян, автор петиции против отстрела байкальской нерпы, за месяц набравшая 340 тысяч подписей.

В итоге министерство сельского хозяйства России отказалось от снятия запрета на промысел байкальской нерпы благодаря позиции общественников и зоозащитников, сообщило 10 апреля РИА Новости со ссылкой на главу ведомства Александра Ткачёва.

Май: Бурятия намерена создать еще три туристических кластера

Делегация Бурятии во время заседания рабочей группы по экспертизе инвестпроектов, которые планируется включить в программу развития внутреннего и въездного туризма в России на 2019-2025 годы, представила автотуристские кластеры «На Великом чайном пути», «Легенды Бурятии» и туристско-рекреационный кластер «Хамар Дабан». В рамках предыдущей федеральной целевой программы в Бурятии реализуется четыре укрупненных инвестиционных проекта: туристско-рекреационный кластер «Подлеморье» в Кабанском районе, автотуристский кластер «Байкальский» в Иволгинском районе, «Кяхта» и «Тункинская долина». По данным Минтуризма Бурятии, всего в 2017 году республику посетили 473 тысячи туристов и 692,6 тысячи экскурсантов.

«У нас ориентация, в первую очередь, на внутреннего российского туриста и на иностранных туристов с высокой платежеспособностью, – отмечает глава Бурятии Алексей Цыденов. – Чтобы они платили за сервис, за продукты, покупали наши местные изделия, чтобы формировалась доходная часть, в первую очередь, для жителей Бурятии».

Экологи неоднократно заявляли, что массы туристов подвергают уникальную экосистему Байкала масштабному антропогенному воздействию. То есть, проще говоря, загрязнению и вытаптыванию. «Тут, конечно, важно привлечь ученых, чтобы посчитать это антропогенное воздействие», – отмечал на круглом столе в рамках выставки «Байкалтур-2018» экс-депутат Госдумы РФ Антон Романов. Но, добавляет он, даже неспециалистам очевидно: «Этим 800 тысячам туристов нужно постирать вещи, они используют порошки, а в порошках есть фосфор, и вся эта отработанная вода попадает в Байкал. Там начинает разрастаться водоросль спирогира, которая отравляет окружающую среду. Плюс начинают размножаться те рыбы, которые в чистой воде не водятся. Эндемика Байкала начинает угнетаться».

Июнь: законопроект об изменении охранных границ Байкала

Глава комитета Госдумы РФ по природным ресурсам Николай Николаев внес на рассмотрение палаты законопроект об утверждении границ Байкальской природной территории и экологических зон озера правовым актом кабмина РФ. «Предлагается внести уточнение… установив, что границы Байкальской природной территории и экологических зон – центральной экологической зоны, буферной экологической зоны, экологической зоны атмосферного влияния, водоохранной зоны и границы рыбоохранной зоны – утверждаются нормативным правовым актом правительства Российской Федерации», – отмечается в пояснительной записке к законопроекту.

«У озера сложился «кооператив» коммерческих интересов и неумелых управленцев, которым мешает охранный режим Байкала. Низкое качество государственного правления, скопом перекладывающего все тяготы и лишения на жителей берегов озера, делает эти охранные ограничения более болезненными и для населения, – подчеркивает международный координатор экологической коалиции «Реки без границ» Евгений Симонов. – Поэтому самые разные силы во власти и бизнесе ждут удобного момента, чтобы эту центральную экологическую зону Байкала сократить. Лучше всего сразу в 10 раз. Ведь с водоохранной же получилось! А Министерство экономики республики Бурятия так и вслух заявляет о своем намерении «облегчить жизнь граждан» именно таким образом».

 

Александр Анатольев,
специально для Беллона.ру

Александр Анатольев