Александр Никитин: Атомная отрасль и экологическое движение: точки сотрудничества

an[1] Александр Никитин Фото: Jo Straube

Публикуем c незначительными сокращениями запись выступления на форуме-диалоге Александра Никитина, председателя правления ЭПЦ «Беллона», члена Общественного совета Госкорпорации «Росатом».

Уважаемые участники, у нас проходит 10-й юбилейный общественный форум-диалог. Всегда задачей общественного форума-диалога был поиск точек сотрудничества атомной отрасли и общественности, экологического движения в частности.

Ни для кого не секрет, что отношения атомной отрасли с экологами всегда складывались непросто. Это касается не только России, это касается всех стран, которые используют атомную энергию. Но всегда надо было искать точки сотрудничества, поскольку, как это уже было сказано сегодня, без поддержки общества такая важная отрасль, как атомная, не может развиваться, не может идти вперёд и выполнять те большие задачи, которые стоят перед отраслью.

AN_2[1] Основные области разногласий общества и Росатома. (нажмите для увеличения). Фото: Презентация А. Никитина на 10-м форуме-диалоге Росатома, Москва, 13 ноября 2015г.

На этом слайде [представлены] основные области разногласий. Они не новые, мы все их знаем. И, к сожалению, со временем они практически не исчезают.

В первую очередь, это потенциальная опасность, исходящая от ядерных технологий, их высокий разрушительный потенциал. Это то, над чем работает атомная отрасль, это накопления ядерных и радиоактивных отходов. Это наработка ядерных материалов, которые используются для изготовления оружия массового поражения. Это тяжёлые, реальные, большие последствия в случае аварий. Это риски распространения ядерных материалов, в том числе в страны с неустойчивыми режимами. И, конечно, экономика. Затратная экономика, которая требует ресурсов, в том числе из бюджетов стран, и которая, по утверждению экологов, не даёт развиваться другим энергетическим технологиям.

Однако, несмотря на это, у нас существуют реальные точки сотрудничества. В первую очередь, это повышение безопасности, это понятно. Безопасность — прежде всего. Ликвидация ядерного наследия, вот, программа, о которой так много говорили, программа ФЦП ЯРБ. Эта программа заслуживает того, чтобы общество поддерживало эту программу.

Если взять и оценить, как общественные экологические организации относятся к этой программе, то это, в основном, положительный момент. Есть, конечно, нюансы, но ФЦП ЯРБ, которая направлена на ликвидацию ядерного и радиационного наследия, всегда поддерживается в обществе.

Ранее здесь проходил большой конгресс «Атомэко». Там много рассказывали, какие технологии развиваются и финансируются этой программой. Я думаю, очень важно для общественности, что бы рассказывали не только о том, какие технологии финансируются и развиваются в результате этой программы, а и о том, какой экологический эффект будет от развития этих технологий, что люди, что экологи, что окружающая среда получила от той или иной программы, которая финансируется и реализуется.

AN_3[1] Области сотрудничества общества и Росатома. (нажмите для увеличения). Фото: Презентация А. Никитина на 10-м форуме-диалоге Росатома, Москва, 13 ноября 2015г.

Конечно, области сотрудничества это и образование, и культура, и медицина — это несомненно. Но основные, это три, которые вы видите сверху. [Повышение безопасности атомных производств. Проекты по ликвидации ядерного и радиационного наследия и перевода РАО и ОЯТ в безопасное состояние. Развитие технологий, снижающих наработку РАО, а также и ядерные материалы для оружия массового поражения, и технологий, работающих с «нулевым ущербом».]
Актуальные вопросы сотрудничества, которые сегодня мы должны изучать и пытаться их решать, это как создать механизм взаимодействия. Это перечень вопросов, на которые и нам, и атомному ведомству надо искать ответы. И искать стратегии, для того, чтобы на эти вопросы отвечать.

Что собой представляет «зелёное поле» нынешней России? Наши оценки представлены на слайде. «Зелёное поле» — это не только экологические организации. Это и обычные люди, которые хотят жить в чистой окружающей среде, которые заботятся о своём здоровье, которые заботятся о своей безопасности.

Если говорить об общественных организациях, то это примерно, по нашим оценкам, 250-300 экологических организаций, которые остались сегодня в России, из них примерно 50 активные, остальные или спят, или лежат… Самый большой сектор, это отдельные экологические организации, часть из них входит в какие-то объединения, МСоЭС, РСоЭС, «Сосновка» и т. д. Часть из них работает и существует самостоятельно в разных регионах России.

Очень много появляется ситуационных экологических групп. Если возникает новый проект, по строительству чего-либо, ПЗРО или станции, на этом месте возникают группы, которые активно начинают заниматься экологическими вопросами. Например проект в Водном, в Коми. Там никогда не было никакой активности, но когда появился проект РосРАО, сразу появились активные группы, которые сразу стали очень сильно влиять на этот проект. Есть устойчивые большие экологические организации, которые всегда обладали экспертным потенциалом. Сегодня, по нашим оценкам, экспертный потенциал экологических организаций очень резко упал, его практически нет. Если взять атомную отрасль, то могу сказать, что экспертный ресурс остался у Беллоны, который постоянно виден: доклады, аналитика и т. д. ВВФ не занимается атомными вопросами, Гринпис в последнее время отошёл от этого, они больше занимаются климатом.

Ну и, так называемые, «лояльные организации. Они всегда были. Это организации, которые создаются компаниями, администрациями, предприятиями. В том числе, есть такие организации, которые касаются атомной отрасли.

Что делать, с чего начинать? Это образование, передача знаний. Повышение уровня образованности общественности. Это не пропаганда и не агитация.

Диалог, информация по проектам на ранних стадиях. Всегда [люди] недовольны, когда к ним приезжают, и говорят: «Завтра мы начинаем строительство». Это вызывает очень негативную реакцию. Ранняя стадия, раннее информирование, раннее участие общественности. Можно целые стратегии разрабатывать, чтобы эти вопросы решать.

Конечно, требуется постоянное доказательство безопасности проектов. Постоянно мы слышим вопросы: «Почему проект реализуется здесь? Почему не у других?» Нам надо доказывать, почему именно здесь строится ПЗРО или атомная станция, почему не в другом регионе.

Хочу кратко остановиться [на теме] — отказ от чёрных пиар-технологий и обвинений. Мы в последнее время наблюдаем совершенно непонятную картину. Вот в этом, по моим сведениям, никак не участвует Росатом, никак не участвует «Общественный Совет» Росатома. Это я точно знаю! На Атомэко, на одной из секций, позиция Росатома по поводу использования таких «чёрных технологий», «агенты», «иностранные агенты» какие-то, — позиция Росатома заявлена чётко, и эта позиция приемлема для общественности. [Было заявлено, что госкорпорация «Росатом» готова продолжать работать с экологическими организациями, в том числе с включёнными в список «иностранных агентов».]

AN_8[1] Нет оснований ожидать социальной приемлемости ущерба, который могут нанести атомные объекты в случае аварий. Фото: Презентация А. Никитина на 10-м форуме-диалоге Росатома, Москва, 13 ноября 2015г.

Но то, что происходит в стране, это очень сильно влияет, в том числе и на атомную отрасль. К сожалению, это происходит в стране. Социальная рознь, которая несётся этими вот чёрными пиар-технологиями. Но мы не занимаемся этим! Атомная отрасль не должна заниматься такими вещами.
И последнее. Зарубежные аналоги, опыт, «как у них», и т. д. Конечно, это всегда интересно. Но мы не можем просто сделать это [перенос положительного зарубежного опыта] простой операцией «copy-paste». Мы не можем перенести этот опыт оттуда сюда. Потому что, тут другие отношения в обществе, другой уровень доверия. Другой исторический опыт отношения атомного ведомства и общества. От этого никуда не уйти! Иные экономические возможности, другая нормативно-праваовая база, различные возможности местных властей.

Мы должны быть реалистами, мы должны понимать, что атомные технологии не исчезнут, они будут развиваться в том или ином направлении, поэтому, хотим мы или не хотим, мы должны продолжать искать точки сотрудничества, точки соприкосновения [атомной отрасли с обществом].

Но мы должны быть реалистами в том, что в обозримом будущем коренного перелома в общественном отношении к атомным технологиям не произойдет. Это факт. И нет оснований ожидать социальной приемлемости того возможного ущерба, который могут нанести атомные объекты в случае аварий, в отличие, от транспорта, от других промышленных объектов.

 

http://www.youtube.com/embed/AqIANiRxWXo

 

Презентация А. Никитина на 10-м форуме-диалоге Росатома, Москва, 13 ноября 2015г.

Беллона