Экологический конфликт в Приэльбрусье

prielbrusye Горнолыжные ратраки на склонах Эльбруса. Так высоко в Приэльбрусье (до 4 000 м над уровнем моря) лыжники и любители сноубординга никогда прежде не забирались. Фото: Экологическая Вахта по Северному Кавказу

Статья подготовлена специально для 58 номера издаваемого «Беллоной» журнала «Экология и право».

Попытки реализовать крупнейший на Северном Кавказе проект горнолыжного курорта «Эльбрус-Безенги» в рамках амбициозной программы «Высота 5642» породили серию экологических скандалов: компания – оператор проекта собирается разместить горнолыжную инфраструктуру в том числе на двух федеральных особо охраняемых природных территориях: в национальном парке «Приэльбрусье», а также охранной зоне Кабардино-Балкарского государственного высокогорного заповедника.

61 тысяча лыжников в час

Проект «Эльбрус-Безенги», как часть программы «Высота 5642», был презентован в 2010 году на Петербургском международном экономическом форуме. Посредством государственно-частного партнерства предлагалось создать пять горнолыжных курортов общей площадью 2 500 кв. км, способных принимать в совокупности до 150 тысяч человек в день: «Лагонаки» (Адыгея и Краснодарский край), «Архыз» (Карачаево-Черкесия), «Эльбрус-Безенги» (Кабардино-Балкария), «Мамисон» (Северная Осетия) и «Матлас» (Дагестан).

В конце 2010 года была создана компания-оператор – ОАО «Курорты Северного Кавказа» («КСК») с 98-процентным участием государства. Компания взяла на себя общую координацию, переговоры с местными властями, решение земельных вопросов, а также поиск частных инвесторов.

В 2010 году для содействия со стороны государства в реализации программы «Высота 5642» было принято постановление Правительства РФ «О создании туристического кластера в Северо-Кавказском федеральном округе, Краснодарском крае и Республике Адыгея» (от 14.10.2010 № 833), а чуть позднее частью этой же программы стал еще ряд проектов: развитие бальнеологических курортов в Кавказских Минеральных Водах, развитие пляжного туризма в Дагестане, а также два горнолыжных комплекса в Ингушетии («Цори») и Чечне («Ведучи»).

Туркластер «Эльбрус-Безенги» в Эльбрусском, Зольском, Чегемском и Черекском районах Кабардино-Балкарии – второй по масштабности проект из «приоритетной» тройки, предполагающий развитие уже имеющейся горнолыжной инфраструктуры на склонах Эльбруса (включая строительство трасс для катания на пока еще неосвоенном северном склоне этой горы), а также создание горнолыжного комплекса «Безенги» в Холамском и Безенгийском ущельях и на высокогорном леднике Булунгу. Этот район Кабардино-Балкарии никогда не затрагивался масштабной хозяйственной деятельностью. Здесь расположено большое количество уникальных исторических памятников: руины древних поселений, кладбища, средневековые сторожевые башни.

Кроме того, в зону предполагаемого строительства попадает ряд заброшенных высокогорных селений, откуда были принудительно отселены балкарцы в ходе «сталинской» депортации в 1943 году, включая селение Шыкы – родину основоположника балкарской литературы Кязима Мечиева. Бывшие селения могут быть уничтожены в ходе строительства.

Согласно обнародованным ОАО «КСК» в 2012 году планам к 2020 году в горных районах Кабардино-Балкарии должен появиться современный горно-туристический комплекс на площади 320 кв. км, с лыжными трассами протяженностью 170 км, с 30 подъемниками производительностью 61 500 чел/час и гостиницами на 14 тысяч мест.

В 2012 году по инициативе «КСК» в населенных пунктах, затрагиваемых проектом, был проведен опрос местного населения об отношении к строительству туркластера. В частности, в селе Безенги, территория которого в наибольшей степени затрагивалась проектируемым курортом, за строительство высказались 88% жителей. Кроме того, идею поддержали и местные власти, которые увидели в масштабном проекте шанс на развитие депрессивной территории.

Впрочем, опрос был проведен до того, как местным жителям официально презентовали проект. На общественных обсуждениях жители Безенги выступили уже категорически против реализации планов ОАО «КСК», поскольку инициаторы проекта разъяснили, что для размещения горнолыжных трасс и инфраструктуры предполагается задействовать порядка 12 000 га на склонах Безенгийского ущелья, которое местное население использует в качестве летних пастбищ для домашнего скота.

При этом никаких вариантов сохранения традиционных форм хозяйствования после реализации мегапроекта местным жителям предложено не было.

Депутатское вето

В конце января 2012 года представители трех сел Черекского района – Верхняя Балкария, Безенги и Кара-Cуу – создали рабочую группу из 12 человек для осуществления общественного контроля над реализацией проекта туркластера, а 10 февраля того же года депутаты местного самоуправления Верхняя Балкария приняли решение о наложении вето на использование земли под туркластер – «до реализации в Кабардино-Балкарии Закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», что, по мнению местных жителей, позволило бы муниципалитетам оформить в свою собственность высокогорные пастбища и тем самым защитить их от застройки.

В августе 2012 года жители села Безенги провели митинг, на котором выразили несогласие с планами по строительству туркластера, а в ноябре того же года пятеро депутатов местного самоуправления устроили демарш, сложив с себя депутатские полномочия в знак протеста против действий ОАО «Курорты Северного Кавказа», которое, как они заявили, «не считается с мнением местных жителей». Также экс-депутаты поставили в вину компании то, что обещания авторов проекта туркластера сельчанам не прописаны ни в одном документе.

«Во время опроса жители селения высказали согласие со строительством, но тогда нам не показали территорию, которую планируется отдать под курорт. Речь шла о 600 га. Все СМИ растиражировали, что 80 процентов жителей Безенги согласны, но никто не уточнил, сколько именно человек участвовало в опросе. Потом была организована презентация курорта, к нам приезжали представители «КСК». Там мы и узнали, что речь идет обо всей нашей земле. Нам показали карту, все ущелье вошло в туристическую зону. Только тогда мы поняли, как нас обманули», – объяснил свою позицию в интервью изданию «Новости Северного Кавказа» экс-депутат Алик Аттоев.

С демаршем депутатов села Безенги выразили солидарность их коллеги из села Кичмалка Зольского района, которые отозвали полномочия по распоряжению сельхозугодьями из ведения районной администрации Зольского района Кабардино-Балкарии: копию решения местные парламентарии сдали в администрацию президента Кабардино-Балкарской республики.

Под угрозой – ледник Булунгу

Претензии к проекту «Эльбрус-Безенги» появились также и у общественных экологических организаций. Уже в 2010 году, как только была презентована программа «Высота 5642», Гринпис России и «Экологическая вахта по Северному Кавказу» обнаружили, что ряд предложенных ОАО «КСК» курортных мегапроектов, включая и «Эльбрус-Безенги», затрагивают территории федеральных заповедников.

Так, экологи проанализировали опубликованные карты-схемы будущего курорта и установили, что между селами Верхний Чегем и Безенги верхняя часть предлагаемых горнолыжных трасс попадает на территорию Кабардино-Балкарского государственного высокогорного заповедника, а именно на ледник Булунгу, а также в охранную зону заповедника, куда также запланировано проложить канатную дорогу. Экологические организации выступили с совместным заявлением о недопустимости строительства туркомплексов на особо охраняемых территориях.

Кроме того, в июле 2010 года «Экологическая вахта по Северному Кавказу» направила обращение на имя Полномочного представителя Президента России в Северо-Кавказском федеральном округе Александра Хлопонина, в котором подробно изложила свои доводы, в том числе касающиеся туркластера «Безенги».

«Согласно мастер-плану курорта «Эльбрус-Безенги» верхняя часть горнолыжных трасс одного из кластеров, расположенного между селами Верхний Чегем и Безенги, расположена на леднике Булунгу. В соответствии с описанием границ Кабардино-Балкарского государственного высокогорного заповедника данный ледник находится на его территории. Основная часть горнолыжных трасс запроектирована в охранной зоне заповедника. Границы заповедника и его охранной зоны закреплены в Положении о федеральном государственном учреждении «Кабардино-Балкарский государственный высокогорный заповедник», утвержденном заместителем министра экологии и природных ресурсов России А. М. Амирхановым 11 сентября 1992 года», – говорится в обращении общественной организации.

Реакции на претензии экологических организаций со стороны аппарата Полномочного представителя Президента в СКФО, а также со стороны самого ОАО «КСК» не последовало. Однако ОАО прокомментировало недовольство местных жителей и демарш муниципальных депутатов, призвав власти Кабардино-Балкарии «не политизировать проект туристического кластера».

«В тех субъектах, где некоторые руководители не заинтересованы в конструктивной работе, на первый план выходят политические амбиции, самопиар отдельных личностей, лоббирование отдельных коммерческих интересов», – приводятся слова заместителя генерального директора ОАО «КСК» Владимира Евдокимова на официальном сайте этой компании.

Впрочем, несмотря на прозвучавшие в 2012 году со стороны ОАО «КСК» заверения в том, что конфликт с местными депутатами «никак не влияет на работу», сами работы по проектированию туристического кластера «Безенги» до сих пор так и не продвинулись со стадии эскизных предложений и общих схем. В конце 2012 года компания объявила, что приостанавливает работы по «Безенги» до урегулирования земельных вопросов.

Олимпиада как прецедент

Вокруг другого кластера будущего курорта – «Эльбрус» также возник экологический скандал, серьезно осложнивший его реализацию. Необходимо отметить, что за последние 10 лет в России дважды, в 2006 и 2011 годах, изменялся Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях», в результате чего стало допустимым не только строительство в рекреационных зонах национальных парков спортивных объектов и инженерной, транспортной и социальной инфраструктуры, но и размещение объектов туристской индустрии и объектов, «необходимых для функционирования расположенных в их границах населенных пунктов», вне зависимости от зонирования территории национальных парков.

Эти поправки, вызвавшие значительный негативный резонанс среди общественных экологических организаций и научного сообщества, принимались с целью снятия правовых барьеров при строительстве олимпийских объектов на территории Сочинского национального парка к Олимпиаде-2014. И хотя Олимпиада уже прошла, из Закона «Об особо охраняемых природных территориях» лазейки, благодаря которым любой национальный парк в России может стать зоной массового строительства под видом развития спорта и организованного туризма, так и не были убраны.

Гринпис России еще в 2010 году выражал обеспокоенность тем, что горнолыжный кластер «Эльбрус» затронет территорию национального парка «Приэльбрусье». Опасения оправдались: «Курорты Северного Кавказа» затребовали для реализации проекта 42 000 га земель национального парка, что составляет почти половину всей его площади (101 тыс. га).

Эти планы вызвали недовольство у руководства национального парка, которое обратилось за поддержкой в Минприроды России, и нашло ее: в результате долгого торга между чиновниками, представителями ОАО «КСК» и руководством нацпарка были достигнуты договоренности о том, что под инфраструктуру будущего курорта будет отведено 5 000 га — т. е. в восемь раз меньше, чем предполагалось изначально.

«Нас это устраивает. Зона интересов «КСК» – это участки под горнолыжные трассы и поселки, где будут расположены туристические объекты. К этим участкам планируется еще добавить урочище Джилы-Су на северном склоне Эльбруса, это около 2 000 га, на которых также будет создаваться курортная зона», – прокомментировал ситуацию для журнала «Эксперт» директор национального парка «Приэльбрусье» Залимхан Джаппуев.

Впрочем, «уменьшение аппетитов» проектировщиков горнолыжного курорта «Эльбрус» сняло лишь часть проблем. Некоторые из участков, на которых предполагается разместить лыжные трассы, попадают непосредственно в зону национального парка, где действует заповедный режим и, соответственно, запрещена любая хозяйственная деятельность. Впрочем, как заявлял в апреле 2013 года Залимхан Джаппуев, «зонирование на территории нацпарка – устаревшее, и его надо менять».

Общественные экологические организации опасаются, что в условиях полной непрозрачности процесса изменения зонирования нацпарка появятся проектные решения, несущие угрозу наиболее ценной – высокогорной части национального парка «Приэльбрусье».

«В «Приэльбрусье» может повториться история с Сочинским национальным парком, зонирование которого было существенно изменено в 2006 году, когда ряд участков нацпарка потребовался для строительства олимпийских объектов. Из заповедной зоны были исключены чрезвычайно ценные природные территории.

Так, в Краснополянском лесничестве заповедного статуса лишилась огромная территория – 23 лесных квартала полностью и 3 квартала частично. При этом Минприроды России инициировало включение в национальный парк новых территорий, подвергнувшихся антропогенному воздействию и не представляющих значительной природоохранной ценности. То есть никакой равноценной компенсации не произошло, но зато у чиновников появился повод утверждать, что национальный парк, мол, только выиграл от горнолыжных строек – его общая площадь, дескать, даже увеличилась», – говорит координатор «Экологической вахты по Северному Кавказу» Андрей Рудомаха.

Ущерб уже нанесен

Дополнительные опасения за сохранность нацпарка «Приэльбрусье» экологам прибавляют уже реализующиеся в национальном парке инфраструктурные проекты, которые сопровождаются различными природоохранными нарушениями. Так, в январе 2014 года в Кабардино-Балкарии было возбуждено уголовное дело по факту порчи земельного покрова на территории национального парка в результате незаконного строительства (без государственной экологической экспертизы) водопровода в рамках федеральной целевой программы «Юг России». Ущерб, нанесенный нацпарку, был оценен в 386 млн рублей – это даже больше, чем стоил сам водопровод.

Впрочем, само ОАО «Курорты Северного Кавказа» более чем осторожно в настоящее время оценивает перспективы проекта «Эльбрус-Безенги» в том варианте, который предлагался изначально. Как заявил в интервью «Российской газете» генеральный директор ОАО «КСК» Сергей Верещагин, компания готова серьезно пересмотреть земельные запросы. «Изначально в Кабардино-Балкарии планировалось задействовать 25 000 га, сейчас понимаем, что достаточно шести», – сказал он.

При этом от кластера «Безенги», по словам Верещагина, ОАО «КСК» вообще готово отказаться: «По «Безенги» ситуация сложная, там нужно принимать решения, связанные с объектами частной собственности и землей. Если люди, которые ими владеют, будут категорически против, а без этих участков курорт не сможет развиваться, мы откажемся от данной территории».

Новая позиция руководства ОАО «КСК» резко диссонирует с тем, что эта организация, напомним, заявляла еще два года назад, когда обвиняла местных депутатов исключительно в «самопиаре» и «политизации проекта».

Если из-за земельных споров на строительстве туркластера «Безенги» действительно будет поставлен крест, то это позволит сохранить не только пастбища для домашнего скота, но и неприкосновенность границ Кабардино-Балкарского государственного высокогорного заповедника.

Кроме того, для ОАО «КСК» вопрос осложняется тем, что в Кабардино-Балкарии не завершен процесс межевания земель муниципалитетов, что затрудняет установление принадлежности земельных участков.

Очевидно, что в более благоприятной для инвестора земельно-правовой конъюнктуре гарантировать неприкосновенность границ уникального высокогорного заповедника с ледником Булунгу в нынешних российских реалиях будет практически невозможно.

Шансы же на то, что ОАО «КСК» достигнет взаимопонимания с местными властями, однако, остаются. В частности, глава администрации Черекского района Кабардино-Балкарии Махти Темиржанов утверждал в интервью интернет-изданию «Новости Северного Кавказа», что проект, возможно, получит благосклонность местных властей, если будут удовлетворены требования сохранить традиционные формы хозяйствования и сделать местных предпринимателей резидентами свободной экономической зоны.

«Полностью отказываться от туристического проекта было бы ошибкой. Вопрос в том, насколько рационально «Курорты Северного Кавказа» хотят использовать нашу территорию. То, что они презентовали в селе Безенги в 2012 году, – это были только красивые картинки и буклетики, мы же хотим видеть полноценный проект с картиной того, где и как должны располагаться объекты инженерной инфраструктуры, спортивные и другие сооружения. Кроме того, важно понимать, как будет регулироваться туристический поток. Неуправляемый туризм категорически неприемлем на экологически уязвимых высокогорных территориях. Именно поэтому была создана инициативная группа по контролю за реализацией проекта «Эльбрус-Бе­зенги» из числа местных жителей, активистов общественных организаций и депутатов», – говорит сопредседатель отделения фракции «Зеленая Россия» партии «Яблоко» в Кабардино-Балкарии, председатель общественной организации «Возрождение села Шыкы» Айшат Султанова.

Что касается горнолыжного кластера в пределах национального парка «Приэльбрусье», то степень ущерба, которая, возможно, будет нанесена этой особо охраняемой природной территории, очевидно, может быть существенно уменьшена, если частный бизнес прислушается к мнению общественных экологических организаций. Строительство же туркластера исключительно за государственный счет в нынешних непростых экономических условиях представляется малореальным сценарием. x

Дмитрий Шевченко