Урановую индустрию в США ограничат в загрязнении грунтовых вод

ingressimage_6513573007_b7a0911979_b[1] Фото: flickr.com/ Al_HikesAZ

Новое Положение ограничит урановую индустрию в загрязнении водных ресурсов

По информации Агентства охраны окружающей среды США (United States Environmental Protection Agency, USEPA) , готовящееся к принятию новое Положение «Стандартов защиты окружающей среды и здоровья для Урановой и Ториевой добывающей и перерабатывающей отрасли» (Health and Environmental Protection Standards for Uranium and Thorium Mill Tailings 40 CFR Part 192) усилит контролирующую функцию Агентства в защите водных ресурсов США.

Оно разработано специально для регулирования добычи урана методом подземного выщелачивания (in situ leaching, ISL) или, как его называет уранодобывающая индустрия и USEPA, in situ recovery (ISR). Положение вводит стандарты качества воды, которые уранодобывающая индустрия обязана будет обеспечивать при использовании водных ресурсов. В конце мая этого года были завершены общественные обсуждения проекта этого Положения.

Добыча урана ISL загрязняет воду

Уранодобывающая индустрия начала использовать метод подземного выщелачивания, открытый в 70-е, поскольку он позволяет извлекать уран на большой глубине из прежде недоступных месторождений. Этот метод распространен не только в США и в Казахстане — он также используется в России. Предприятия Uranium One корпорации «Росатом» добывают этим методом уран, в том числе, в США, на месторождениях в штате Вайоминг.

bodytextimage_pic2-1.[1] Процесс добычи урана методом подземного выщелачивания ISL. Фото: USEPA


Сегодня в США ISL считается наиболее продуктивной технологией. По информации Комиссии ядерного регулирования (Nuclear Regulatory Commission, NRC), только в январе 2011 года разрешений ожидали около 26 предложений по добыче ISL в Вайоминге, Небраске, Южной Дакоте и Нью-Мехико, причем девять из них – для новых разработок.
Ключевым элементом технологии ISL является вода. Как правило, это местные водные ресурсы, используемые в большом количестве. По информации общественной экологической организации Дакота Рурал Экшн (Dakota Rural Action), только одно из уранодобывающих предприятий корпорации Azarga планирует потребление около 13 миллионов галлонов воды в день на протяжении 20 лет, в то время как второй по величине город штата Южная Дакота потребляет только 11,35 миллионов галлонов воды в день. Но проблема заключается и в том, что уранодобывающие предприятия не только используют, но и неконтролируемо загрязняют огромные объемы воды.

Как поясняет USEPA, при добыче методом ISL, химические реагенты закачиваются через специальные скважины под землю в тело урановой руды, чтобы растворить уран и выкачать его обратно. Однако, вместе с ураном, реагенты растворяют минералы и тяжелые металлы, такие как мышьяк и свинец, а также существенно изменяют химический состав подземных вод. Разрабатываемые при добыче урана методом ISL подземные пласты пересекаются с водоносными горизонтами, поэтому загрязненные воды со временем могут мигрировать и загрязнять соседние источники воды, в том числе, питьевой.

Комиссия ядерного регулирования США признает, что после добычи урана методом ISL еще ни разу не удавалось восстановить подземные воды по большинству базовых параметров, в то время как любая операция ISL приводит к утечкам урана и опасных побочных продуктов добычи за пределы скважин, загрязняя соседние источники воды.

Добыча ISL в США всего за несколько десятилетий приобрела печальную славу, превратив процветающие ранчо и уникальные природные территории в места, непригодные для жизни. Об этом свидетельствует официальная статистика нарушений, случаев утечек и разливов радиоактивных жидкостей в источники питьевой воды в Колорадо, Техасе и Вайоминге.

Как пишет в своем докладе «Другая трагедия ядерной энергетики» Эрика Камптнер (Erika Kamptner), с 1987 по 2004 годы при добыче урана методом ISL на месторождениях Вилоу Крик (Willow Creek) и Айригари (Irigary) штата Вайоминг корпорация Когема Майнинг Инкорпорейшн (COGEMA Mining Inc.) допустила 260 утечек. Количество загрязненной ураном жидкости или реагентов, выбрасываемых в подземные воды, варьировалось от 1000 до 8000 галлонов.

В Апреле 1997 года на одной из скважин ISL произошла утечка 59400 галлонов химраствора с концентрацией урана 237,7 миллиграммов на литр, что примерно в 8000 раз больше максимальной концентрации урана для питьевой воды, допускаемой USEPA.

bodytextimage_pic1-2.[1] Каждое из светлых пятен – это место добычи урана методом ISL на месторождении Смиз Ранчо Хайлэнд в штате Вайоминг. Фото: Google Earth


В 2006 году канадская корпорация Cameco получила сертификат Международной организации по стандартизации, за «лучшую практику» в области защиты окружающей среды на уранодобывающем предприятии Смиз Ранч Хайлэнд (Smith Ranch Highland) в штате Вайоминг. Всего годом позже Департамент окружающей среды штата Вайоминг направил этому предприятию уведомление о нарушениях, а сегодня это производство — одно из худших в уранодобывающей индустрии по количеству зарегистрированных нарушений и утечек.
Только в июне 2007 официальные контролирующие органы зарегистрировали 202 247 галлонов химраствора как общий объем утечек. А в Июле 2008 года Cameco согласилась оплатить штрафы за нарушения в общей сложности в 1,4 миллиона долларов.

«Ежедневно в глубокие водоносные горизонты печально известного ранчо Кристенсен (Christensen’s Ranch) в штате Вайоминг, которые содержат пригодную для питья воду, при добыче ISL закачивается более 200 000 галлонов токсичной радиоактивной жидкости, — пишет TheCristian Science Monitor. — Но ни на ранчо Кристенсен, ни где-либо еще, усилия по очистке ресурсов местной питьевой воды от радиоактивного загрязнения не привели к успеху».

Почему USEPA предлагает усиление контроля?

Действующее Положение, выпущенное USEPA в 1983 году, было пересмотрено в последний раз в 1995 году. Оно не регулирует существенных аспектов добычи урана способом подземного выщелачивания ISL. Как поясняет USEPA, двадцать с лишним лет назад урановая добыча в США была традиционной, поэтому стандарты были разработаны именно для нее. Другим способам добычи, таким, как отвальное выщелачивание и подземное выщелачивание (ISL), USEPA не уделяло тогда большого внимания.

bodytextimage_discussion[1] Фото: Bellona


Текущие стандарты включают требования мониторинга грунтовых вод. Однако сейчас эти требования и соответствующие технические подходы применяются к выбросам в искусственные сооружения: бассейны выдержки, водохранилища и резервуары, и не распространяются на естественные водоносные горизонты, которые загрязняются при добыче ISL. Действующее регулирование не дает четких ответов на ряд вопросов, связанных с выкачиванием подземных вод в процессе ISL.

Как USEPA предлагает контролировать добычу ISL

Предлагаемый новый подраздел Положения 40 CFR 192 будет устанавливать ряд требований по восстановлению вод и мониторинга их состояния для всех ISL установок. Добывающие компании будут обязаны определять фоновый химический состав воды перед началом добычи. По завершению добычи компания будет обязана восстановить подземные воды до исходного уровня. Мониторинг за качеством восстановленной воды будет вестись по 13 химическим веществам, среди которых — мышьяк, барий, кадмий, хром, свинец, ртуть, селен, серебро, нитраты (или азотные соединения), молибден, радий, весь уран и альфа-активные вещества.

Новое Положение потребует от операторов ISL наблюдения за подземными водами на протяжении 30 лет после добычи для подтверждения того, что их химический состав восстановлен и стабилен. Тридцатилетний период может быть сокращен, если данные мониторинга и геохимического моделирования показывают, что химический состав подземных вод восстановлен и остается стабильным как минимум три года подряд, и вероятно, будет оставаться стабильным в будущем.

Американские НГО за принятие акта и его дальнейшее ужесточение
USEPA разработало новое Положение, во многом, благодаря активной деятельности американской общественности и НГО, обеспокоенных экологическими проблемами в районах добычи урана. Во время общественных обсуждений нового регулирующего акта, которые USEPA проводило по всем штатам, большинство представителей общественности высказалось за принятие этого акта, назвав его первым шагом в правильном направлении.

Наибольшую поддержку от местных жителей и общественных организаций новый акт получил в районах традиционной добычи урана штатов Небраска, Южная Дакота и Вайоминг. Фермеры и представители местных сообществ, включая представителей народа Лакота, живущих в Южной Дакоте, отмечают, что отсутствие полноценного регулирования добычи урана методом ISL уже привело к серьезному загрязнению водных ресурсов. И, если регулирующий акт не будет принят, уранодобывающие компании продолжат бесконтрольную добычу, что лишит целые регионы и местные сообщества воды, положив конец сельскохозяйственному и туристическому бизнесу, которыми славятся эти штаты.

В то же время экологи и юристы отмечают ряд слабых мест предлагаемой редакции Положения, снимающих ответственность с добывающих компаний за загрязнение водных ресурсов и не создающих серьезных препятствий для урановой добычи. Так, обеспокоенность экспертов НГО Дакота Рурал Экшн, вызывает отсутствие в новом Положении механизма регулирования утечек и разливов, а также прекращения деятельности предприятий ISL, чья деятельность не соответствует стандартам.

Довольно спорны в новом Положении, по их мнению, так называемые альтернативные целевые показатели по восстановлению воды, допускаемые в том случае, если водные ресурсы невозможно восстановить до первоначального состояния.

Во время периода общественных обсуждений экологические НГО направили в USEPA ряд предложений по усилению предлагаемого акта, которые, по их мнению, позволят добиться реальной защиты водных ресурсов. Так, Дакота Рурал Экшн предлагает устранить упомянутые выше проблемы, а также требует рекультивировать старые заброшенные места разработки урана перед тем, как выдавать новые разрешения на добычу урана в регионе.

Транснациональный урановый бизнес против нового акта

Добывающие корпорации, среди которых иностранные компании с российским (Uranium One) и китайским (Azarga) капиталом, начали борьбу с принятием нового Положения. Для этого добывающий бизнес использовал возможности общественного обсуждения.

Уранодобывающий бизнес пригласил на слушания работников отрасли, которые потребовали отозвать Положение. Их основания часто не относились к делу. Так, сотрудница одного из добывающих предприятий на слушаниях в Шардоне (Chardon) штата Небраска заявила: «Они (уранодобывающие корпорации) – хорошие парни, я их знаю лично. Каждый раз на Рождество они дарят нашим детям игрушки, а нам – наличные деньги». Она попросила не принимать Положение, поскольку это убьет уранодобывающий бизнес и лишит местных жителей работы.

Одной из линий нападения на проект Положения были заявления о его якобы научной необоснованности, несмотря на то, что во время его разработки USEPA собрало большой объем статистической и аналитической информации, которая сейчас размещена на сайте Агентства. Кроме этого, несколько приглашенных корпорациями исследователей на слушаниях в городе Каспер штата Вайоминг представили данные исследований, демонстрирующие якобы эпидемиологическую безвредность урана в питьевой воде.

Мощное сопротивление индустрии внедрению нового Положения показало, что урановые корпорации не заинтересованы в высоких экологических стандартах. Их заявления о том, что новое Положение «убьет бизнес» подтвердило тот факт, что технология ISL не в состоянии удовлетворять даже мягким требованиям по защите окружающей среды.

Жительница Южной Дакоты племени Оглала народа Лакота Кристиан Ли Лош (Cristian Lee Losch) в своем выступлении на слушаниях в штате Небраска подчеркнула: «В действительности, это Положение является классическим случаем того, когда меры принимаются слишком слабо и слишком поздно, поскольку сотни нарушений даже прежнего, слабого федерального законодательства, уже происходят на добывающих предприятиях ISL. И сами же компании, ответственные за эти нарушения, сейчас просят о еще большем снисхождении».

Татьяна Иванова