Япония собирается обнародовать показания последнего директора АЭС «Фукусима Дайичи»

ingressimage_BN-EH003_Yoshid_G_20140827043522.jpg Photo: Фото: blogs.wsj.com/japanrealtime

Отрывки из показаний Масао Йошида (Masao Yoshida), данных правительственной комиссии, уже просочились в прессу и вызвали большой интерес. В частности, потому, что они могут рассматриваться как доказательство неспособности персонала атомных станций своевременно и эффективно реагировать на аварийные ситуации. Как писала Asahi Shimbun, ссылаясь на имеющиеся в распоряжении газеты документы, 15 марта 2011 года ознаменовалось «фукусимским бегством».

Ранним утром 15 марта 2011 года на аварийной АЭС «Фукусима Дайичи» было 720 человек. После возникновения опасной ситуации люди стали «убегать», и через некоторое время их осталось всего 69.

Масао Йошида рассказал, что примерно в 7 утра «некоторые работники» заставили водителей служебных автобусов отвезти их за 10 км – на соседнюю АЭС «Фукусима Дайни». Часть работников уехала на личных автомобилях.

Среди уехавших были руководители подразделений, которые в случае «частичной эвакуации» были обязаны оставаться на своих местах. По этому поводу в показаниях Масао Йошида сказано: «Я никогда не отдавал приказа эвакуироваться на «Дайни». Я полагал, что отдал приказ временно эвакуироваться в места с низкими мощностями доз рядом с площадкой «Дайичи» и там ожидать дальнейших указаний».

Уехавшие вернулись на «Дайичи» только во второй половине дня.

Компания TEPCO описывает ситуацию с бегством несколько иначе. Подтверждая сам факт отбытия 650-ти человек на АЭС «Фукусима Дайни», она полагает, что это было «штатное действие»: временная эвакуация на «Дайни» не нарушает правила, так как приказ, отданный Масао Йошида, разрешал уехать туда, если вблизи АЭС «Дайичи» не было мест с низким уровнем радиации.

Повышенный интерес прессы и общества вызвало и свежее решение районного суда префектуры Фукусима. Суд постановил, что компания TEPCO должна выплатить компенсацию в 49 млн. иен (около $470 000) семье Хамако Ватанабе, совершившей самосожжение в 2011г.

После аварии семье Ватанабе пришлось покинуть свой дом в Кавамате (40 км от «Фукусимы-1»). Через несколько недель 58-летняя Хамако Ватанабе не выдержала нервного напряжения… Муж Хамако и ее трое детей заявили, что причиной самоубийства стали депрессия и ощущение «отсутствия будущего»

Муж подал иск в суд, в котором потребовал компенсации ущерба. «Мы потеряли все, – говорил вдовец корреспонденту CNN, в 2012 году, – Мы были вынуждены уехать из дома. Мы потеряли работу. Я потерял жену таким страшным образом. Я действительно потерял все».

На суде представители TEPCO пытались доказать, что авария и самоубийство не связаны – они заявили, что Хамако давно принимала снотворное, и, поэтому, причина ее самоубийства может быть «иной»…

Суд решил, что TEPCO все же несет ответственность за смерть женщины. Это стало первым случаем, когда компанию заставили выплатить компенсацию за самоубийство одного из пострадавших в результате аварии. Другие иски еще ждут своих решений.

Так, к примеру, широко известна история японского фермера, который имел молочную ферму в 40 километрах от АЭС. Он повесился в собственном доме, оставив на стенах надписи: «Все из-за АЭС», «Тем, кто останется жить, – не сдавайтесь перед АЭС!». Друзья рассказали, что он не выдержал психологической травмы после того, как ввели ограничение на продажу зараженного молока. Ему приходилось ухаживать за коровами, каждый день доить их и выливать молоко на землю. Это было, по его предсмертным словам, «невыносимым».

 

 

Проблема самоубийств, всегда бывшая очень актуальной для Японии, заметно обострилась после 15 марта 2011 года. Исследования показали, что количество самоубийств в префектуре Фукусима сильно возросло после аварии. Власти не сомневаются, что этот рост напрямую связан с последствиями землетрясения и цунами, а также и аварией на АЭС, хотя последний факт стараются не афишировать.

Игорь Ядрошников