Пан или пропал: Евгений Витишко имеет шансы выйти на свободу или отправиться в колонию общего режима

Коллекция взысканий

На прошлой неделе известный «экологический узник», член Совета «Экологической Вахты по Северному Кавказу», отбывающий наказание за «порчу» забора губернатора Краснодарского края Александра Ткачева, сообщил родным по телефону, что начальство колонии поселения (КП) №2 УФСИН России по Тамбовской области готовит основания для его перевода в колонию общего режима: экологу регулярно объявляются дисциплинарные взыскания по всем возможным поводам. Два взыскания Витишко получил только за первую неделю июля.

Вот перечень «ужасающих» проступков, вмененных осужденному активисту:

17 апреля. Передал вещи другому осужденному, чем, по мнению администрации колонии, нарушил режим. С экологом проведена «профилактическая беседа».

16 июня. Обвинен в том, что «в неположенное время сидел на собственной кровати». Получил выговор, который обжаловал в прокуратуре Тамбовской области и в Кирсановском райсуде. 

3 июля. Обвинен администрацией в «халатном отношении к работе». Получил выговор и запрет на выход за пределы общежития на 10 дней. Обжаловал эти действия в прокуратуре и суде.

9 июля. Получил выговор за хранение продуктов в «неустановленном месте». Обжаловал действия начальника отряда в прокуратуре и в Кирсановском районном суде.

Сам Евгений убежден, что реальной причиной пристального внимания к тому, как он хранит продукты и сколько времени проводит на нарах, является желание руководства исправительного учреждения проучить его за правозащитную деятельность: эколог регулярно пишет заявления в прокуратуру по фактам нарушения прав заключенных.

Например, обнаружение тех же продуктов в «неустановленном месте» странным образом совпало с тем, что накануне Витишко пожаловался на одного из начальников колонии, который выражался нецензурной бранью в присутствии женщин-заключенных.

«На следующий день во время обеденного перерыва обнаружил, что отсутствуют мои вещи и продукты, которые я храню в кладовке дневального отряда. Дневальный сообщил, что вещи находятся у начальника отряда, и мне необходимо написать объяснение по факту хранения продуктов. В тот же день меня оставили без обеда», – рассказал Евгений по телефону корреспонденту Беллоны.РУ.

Впрочем, как считает эколог, больше всего администраторы колонии обиделись за информацию, переданную адвокатам и опубликованную в его «Живом журнале», о том, что в конце мая в штрафном изоляторе колонии произошло массовое избиение заключенных сотрудниками ФСИН.

«12 июля я получил ответ из прокуратуры Тамбовской области, из отдела по надзору за соблюдением закона в исправительных учреждениях. Факты массового побоища, по мнению прокуратуры, подтверждений не нашли. В колонии, между тем, что-то происходит. Все эти выговоры и взыскания в отношении меня делаются с дальним прицелом: администрации колонии нужны документальные основания ходатайствовать о переводе меня в колонию общего режима. Скорее всего, в ближайшее время отправят на «этап», – предполагает Витишко.

Репрессивная машина дала сбой?

Впрочем, администрации тамбовской колонии-поселения может представиться и другой повод избавиться от «проблемного» зэка: если Краснодарский краевой суд удовлетворит требования кубанской прокуратуры и вынесет постановление об отмене решения об изменении наказания для Евгения Витишко с условного срока на реальный, которое в феврале этого года вынес Туапсинский районный суд. В этом случае эколога должны немедленно выпустить на свободу – по крайне мере, до нового решения райсуда.

Кассационное представление прокуратуры Краснодарского края, о котором стало известно в апреле, явилось тихой сенсацией. Казалось, после всех кругов ада, которые пришлось пройти защитникам опального эколога в надежде доказать, что никаких грубых нарушений режима условно осужденный Витишко не допускал, и что не было никаких веских оснований отправлять его за колючую проволоку,  уже исчерпаны все и правовые, и общественные механизмы.

Тем лишь удивительнее читать, как заместитель прокурора Краснодарского края Юрий Круглов буквально в пух и прах разносит решение Туапсинского районного суда, указывая, в частности, что «выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела», что, мол, нарушения режима, которые допускал Витишко, не являются грубыми. Один из ключевых эпизодов – об отсутствии Евгения Витишко у себя дома в ночь с 3 на 4 ноября прошлого года (на чем, в основном, и строилась позиция исполнительной инспекции), как посчитал зампрокурора Круглов, сотрудники ФСИН и вовсе не смогли доказать.

  Чем объясняется неожиданная «поломка» государственной репрессивной машины, и почему за опального эколога вдруг вступилась краевая прокуратура (кстати, палец о палец не ударившая для того, чтобы проверить законность самого факта установки забора губернатора Краснодарского края на территории государственного лесного фонда), неизвестно. Не исключено, что в очередной раз имеет место имитация правоохранительной деятельности – мол, сделали все, что смогли, но суд есть суд…

Понятно, что у Краснодарского краевого суда есть все возможности отказать в удовлетворении прокурорского представления. Но уже само наличие такого документа значительно повышает шансы Евгения Витишко выиграть дело в Европейском суде по правам человека и отсудить у России приличную компенсацию – и этого в краевом суде не могут не понимать.

А это значит, у экоузника есть мизерный шанс выйти на свободу.