Два нацпарка, четыре котенка и одна нефтяная платформа

ingressimage_park_Beringia.jpg Photo: Фото: rpn.gov.ru

WWF определил 9 основных пунктов – положительные результаты, негативные и противоречивые.

Начнем с хорошего: не прошло и десяти лет, как до ушей Президента РФ донеслись просьбы экологов ужесточить наказание за добычу и оборот особо ценных животных. Теперь это однозначно уголовная статья, и контрабандист не сможет выкрутиться, сказав, что шкуру тигра он нашел на большой дороге, а рога архара – на горном склоне.

Все хорошо было у леопардов – как дальневосточных, так и переднеазиатских. Последний учет показал, что на Дальнем Востоке за последние пять лет их стало почти вдвое больше благодаря национальному парку «Земля леопарда», который покрывает примерно 80 процентов ареала обитания. А в Сочинском национальном парке две пары пятнистых кошек произвели на свет по два детеныша. Сейчас котят готовят к самостоятельной жизни.

Русскому лесу стало легче расти после Госсовета, проведенного в апреле в Улан-Удэ. Его решения оформляются в виде поправок в Лесной кодекс, появился долгожданный закон об обороте круглых лесоматериалов. По словам Игоря Честина, принята новая парадигма – переход от экстенсивной модели лесопользования к интенсивной, что позволит оставить в покое малонарушенные природные ландшафты. В начале 2014-го соответствующие нормативы будут разработаны.

Особо охраняемые природные территории приросли двумя национальными парками – «Онежское поморье» и «Берингия». Получили шанс избежать бурного хозяйственного освоения Хибины. Спор между бизнесом и экологами, длившийся больше двух лет, закончился миром, и сегодня завершается работа над проектом новой ООПТ, скоро документы будут переданы в Минприроды.

На этом позитив закончился, потому что буквально на днях долгая битва нардепов с экологами закончилась поражением последних. Госдума, целый год пытавшаяся что-нибудь оттяпать у ООПТ,  приняла-таки поправки, позволяющие разжаловать заповедники в национальные парки, чтобы затем «подровнять» их границы и застроить чем-нибудь полезным, например, ледовыми или просто дворцами.

Дворцы – это не для красного словца, потому что член совета Экологической вахты по Северному Кавказу Евгений Витишко получил три года колонии как активный борец с незаконным захватом земель Лесного фонда и береговой полосы под дачу губернатора Краснодарского края Александра Ткачева. Соратники Евгения по борьбе, в том числе Андрей Рудомаха, под прокурорским прессом. И вообще, уходящий год запомнится позорным законом об иностранных агентах, в число которых попали и экологические организации.

При этом завязли крайне важные для всей многострадальной природы России законопроекты – о нормировании, об отходах, о государственной экологической экспертизе. На том же месте – ратификация двух конвенций – Орхусской и Эспо.

Что касается Арктики, то происходившие вокруг нее события WWF оценивает как противоречивые. С одной стороны, в 2013 году состоялось два важных форума, один в Москве (по сохранению белого медведя), другой – «Арктика – территория диалога» – в Салехарде. При этом жесткие действия российских властей в отношении активистов Гринпис поразили мир, а подозрительная платформа все равно начала добычу углеводородов в море, несмотря на то, что Газпром так и не поделился с общественностью планами ликвидации аварийных разливов нефти.

На вопрос об экологическом ущербе, вызванном подготовкой к зимней Олимпиаде в Сочи, Игорь Честин и Ринат Гизатулин ответили по-разному. Если WWF считает, что природе Западного Кавказа причинен невосполнимый ущерб, то МПР предлагает не рубить с плеча, а попытаться разглядеть хорошую перспективу в связи со строительством очистных сооружений сточных вод и переводом 90 процентов сочинских котельных с угля на газ.

В целом, сообщил Ринат Гизатулин, для его ведомства цели, поставленные на 2013-й год, достигнуты, следовательно, уходящий год можно считать удачным.

Елена Субботина