На Калининской АЭС пытаются скрывать данные о закачке трития под землю

ingressimage_Tritium.gif

В ходе «круглых столов», прошедших в Удомле 20 и 21 ноября представитель Калининской АЭС сообщил, что на атомной электростанции ежемесячно образуется 20 тысяч тонн жидких отходов, что концентрация трития в этих промышленных стоках АЭС столь высока, что они останутся опасными даже при двадцатикратном разбавлении, что природная фоновая концентрация трития в стоках превышена в 15 тысяч раз, и что эти отходы атомщики закачивают в подземные водоносные горизонты на полигоне глубинного захоронения, предназначенном для не радиоактивных отходов. Информация шокирующая, но она в официальных протоколах «круглых столов» отсутствует. К счастью, я вёл диктофонную запись и могу документально доказать, что эти данные действительно были оглашены.

Обычно, атомщики стараются скрыть, удалить из протоколов общественных обсуждений мнения оппонентов, но на Калининской АЭС вышло совсем наоборот. В ходе «круглых столов», проходивших в Удомле 20 и 21 ноября, на мой вопрос о закачке трития под землю представителем АЭС был дан подробный ответ, но из официальных протоколов «круглых столов», опубликованных на сайте Администрации муниципального образования «Удомельский район» Тверской области, данные об объёмах ежемесячной закачки и об активности закачиваемых отходов странным образом исчезли. 

В моей практике участия в общественных слушаниях было многое — вопросы мои перевирали, давали ответы не по существу, вовсе отказывались отвечать… Но такое случилось впервые — в зале на вопрос ответили, а в протоколе представили дело так, будто ответ был дан не полный, без количественных данных. Значит, данные эти неприятные, очень не хотелось кому-то, чтобы официально была опубликована информация о том, в каких объёмах и в какой концентрации образующиеся на АЭС тритиевые воды закачиваются в подземные водоносные горизонты.

Как это было

Я участвовал в проходивших 20 и 21 ноября в городе Удомля Тверской области «круглых столах» по вопросам деятельности Калининской АЭС. В ходе общественного обсуждения выяснилось, что с 2007 года вместе с промышленными стоками атомной электростанции в подземные водоносные горизонты осуществляется закачка радиоактивного трития, тяжёлого изотопа водорода с периодом полураспада 12,3 лет. Тритий закачивается в составе так называемой тритиевой воды, в молекуле которого один из атомов обычного водорода заменён тяжёлым бета-активным изотопом. Понятно, что очистить от радиации такую воду невозможно в принципе, ведь радиоактивный изотоп здесь не примесь, а часть молекулы воды, так что ни упаривание, ни фильтрация не помогут.

Озёра Песьво и Удомля Калининская АЭС использует в качестве водоёмов-охладителей , поэтому туда попадают разнообразные стоки станции, в том числе и радионуклиды. Тритиевое загрязнение этих озёр (как, впрочем, и водоёмов-охладителей других АЭС), проблема давно известная. На тех же «круглых столах» приводились данные, что удельная активность трития в озёрах в 1994 году составляла 245 и 235 Бк/л при фоновой концентрации — 8-10 Бк/л. На «круглых столах» сообщили, что в последние годы концентрация трития в воде озёр существенно снизилась, до 25 и 20 Бк/л в 2012 г. «Причиной послужило введение на Калининской АЭС в 2007 г. в эксплуатацию полигона глубинного захоронения промстоков, куда производится закачка стоков, содержащих определенное количество трития, но в концентрациях в соответствии с нормами для нерадиоактивных стоков», – пояснила в ходе «круглого стола» Инна Максимова, заместитель главного врача Центра гигиены и эпидемиологии №141 ФМБА России. На «круглом столе» я задал вопрос: «Каковы объёмы и активность закачиваемой тритированной воды (в год, в месяц), какова удельная активность закачиваемой жидкости, какие ещё радионуклиды она содержит?» Ответ мне дал Юрий Мамонтов, начальник отдела радиационной безопасности КАЭС. Он сообщил, что ежемесячно под землю закачивается около 20 тысяч тонн жидких отходов, удельная активность трития в закачиваемых под землю отходах составляет 152000 Беккерель на литр (Бк/л) – это в 15 тысяч раз выше природной фоновой концентрации трития (примерно 10 Бк/л), в 20 раз выше уровня вмешательства, установленного Нормами радиационной безопасности НРБ-99/2009 (7600 Бк/л), но в 6,5 раз ниже критерия отнесения этих сточных вод к радиоактивным отходам (1 млн Бк/л, по Постановлению Правительства РФ от 19.10.2012 № 1069).

Однако именно эта информация исчезла из официальных протоколов «круглых столов».

Составители протоколов не захотели, чтобы в них вошла информация:

  • о том, что на атомной электростанции ежемесячно образуется 20 тысяч тонн жидких отходов, это примерно 333 железнодорожных шестидесятитонных цистерн;
  • о том, что концентрация трития в этих промышленных стоках АЭС столь высока, что они останутся опасными даже при двадцатикратном разбавлении, что природный фоновый уровень трития в стоках превышен в 15 тысяч раз.

К сожалению, формат «круглых столов» не предполагал возможности обсуждения и выяснения подробностей того, как именно производится закачка отходов, насколько деятельность по закачке трития соответствует условиям лицензии по эксплуатации полигона глубинного захоронения нерадиоактивных отходов АЭС, насколько совместимы одновременная закачка жидких отходов в подземные водоносные горизонты и подпитка водоёмов-охладителей артезианской водой.

Видимо, чтобы такие вопросы не пришли в голову при дальнейшем обсуждении деятельности Калининской АЭС, количественные данные о закачке трития из протоколов были удалены.

Вот, что осталось в протоколе (

bodytextimage_Mamontov-2.gif

см. иллюстрацию):

«Ожаровский А.В., регистрационный номер 27

Вопрос: На общественных слушаниях Максимова Инна, Зам главного врача регионального управления ФМБА, отвечая на вопрос о тритии в водоёме-охладителе сообщила, что произошло резкое снижение объёмной активности трития в связи с пуском пункта глубинной закачки, где и происходит закачка трития. Прошу сообщить, каковы объёмы и активность закачиваемой тритированной воды (в год, в месяц), какова удельная активность закачиваемой жидкости, какие ещё радионуклиды она содержит.

Мамонтов Юрий Дмитриевич, начальник отдела радиационной безопасности КАЭС

Ответ: Эксплуатация полигона глубинного захоронения осуществляется на основании лицензии, выданной Министерством природных ресурсов 23.07.2010 года, сроком действия до 01.01.2023 года. Жидкие радиоактивные отходы КАЭС в глубинное захоронение не помещает, потому что это запрещено законодательством. С начала эксплуатации в пласт коллектора удалено (закачано) около 1,5 млн. куб. метров промышленных стоков».

А вот как Юрий Дмитриевич Мамонтов на самом деле ответил на мой вопрос в ходе «круглого стола» в Удомле 21 ноября. Ответ я записал на диктофон, вот его расшифровка:

«Эксплуатация полигона глубинного захоронения осуществляется на основании лицензии на право пользования недрами для захоронения промышленных стоков. Лицензия зарегистрирована в Министерстве природных ресурсов России 23 июля 2010 года. Срок действия – по 1.01 23 года.

В состав сточных вод, разрешённых для захоронения, включены нерадиоактивные промышленные стоки и тритийсодержащие дебалансные воды. В 1996 году проект полигона глубинного захоронения прошел Государственную экологическую экспертизу.

Жидкие радиоактивные отходы, в том числе и по тритию, в скважины полигона глубинного захоронения не закачиваются, так как это действие запрещено законодательством.

С начала эксплуатации в пласт-коллектор было удалено и закачено 1 501 880 кубических метров промстоков. В среднем за месяц на полигоне закачивается около 20 тысяч куб. м.

По данным за октябрь этого года удельная активность цезия-137 составляет 0,7 Беккерель на литр при критерии отнесения к радиоактивным отходам – 1100 Бк/л. Удельная активность трития составляет 152 896 Беккерель на литр при критерии отнесения к жидким радиоактивным отходам по тритию 1 млн Бк/л».

Что такое тритий?

Для справки приведу данные о тритии научных исследований и нормативных документов.

Вот данные из опубликованной в 1999 году работе сотрудников Государственного института прикладной экологии к. ф.-м. н. Иванова А.Б. и к. ф.-м. н. Носова А.В. «Изучение радионуклидного состава радиационных сбросов и выбросов Калининской АЭС, а также их возможного влияния на растительный покров в окрестности отдельных населённых пунктов»:

«Тритий по ряду причин занимает особое место в вопросах обеспечения радиационной безопасности АЭС. Во-первых, содержание Трития в жидких сбросах при нормальной работе АЭС намного превосходит по абсолютному значению содержание всех остальных нуклидов, а в газообразных выбросах в окружающую среду количество Трития уступает только количеству радиоактивных благородных газов (РБГ). Во-вторых, в отличие от химически инертных РБГ, инкорпорированный Тритий эффективно включается в состав биологической ткани, вызывая мутагенные нарушения, как за счет бета-излучения средней энергии 5.8 кэВ, так и за счет нарушения молекулярных связей, вызванных заменой изотопа водорода нейтральным гелием, образовавшимся в результате распада трития.

В-третьих, Тритий обладает большим периодом полураспада (12.6 лет) и вследствие этого является глобальным загрязнителем природных комплексов.

Образовавшийся на АЭС тритий, в отличие от других радионуклидов, поступает в окружающую среду, минуя очистные барьеры, с жидкими стоками в виде тритиевой воды и с газовыми выбросами».

Иванов и Носов оценивают вклад трития в облучения населения, проживающего близ Калининской АЭС, в 30-50%. Зарубежные исследователи считают, что именно тритий является причиной отмеченного в Германии, Франции и США роста числа раковых заболеваний у детей, проживающих в 5-50 километрах от АЭС.

Вот как описано билолгическое действие трития в официальных методических указаниях «Тритий и его соединения. Контроль величины индивидуальной эффективной дозы внутреннего облучения при поступлении в организм человека. Методические указания. МУ 2.6.1.15-02»:

«При поступлении в организм тритиевая вода практически полностью (~99 %) усваивается организмом. Поступившая в организм тритиевая вода быстро смешивается с водой тела так, что через 2 – 4 часа устанавливает равномерное распределение тритиевой воды в жидкой фазе организма, и удельное содержание её в поте, слюне, моче, крови и в выдыхаемом паре через 2 часа одинаково».

Таким образом, тритий, в случае попадания в организм, будет оказывать воздействие на все органы, а не накапливаться в некоторых из них, подобно йоду, цезию или стронцию. Определяют содержание трития в организме по его концентрации в моче или крови.

Наверное, сотрудники АЭС привыкли сдавать анализы мочи на содержание трития. Хочется верить, что сдавать анализы «на тритий» жителям Удомли и других «атомных городов» не придётся.

Подробнее о проблеме рассказано в статье на сайте Беллоны

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com