Слово и дело – российская власть и Байкал

ingressimage_baikal-5..jpg Photo: www.yandex.ru

Еще несколько дней назад казалось, что так и случится, потому, что с 29 декабря прошлого года комбинат был в очередном простое. Если учесть, что незадолго до этого Арбитражный суд признал его банкротом и ввел на нем конкурсное управление, все шло к тому, что долгожданное и обоснованное решение будет принято. К сожалению, этого не произошло, и изношенное оборудование в полуразвалившихся цехах вновь заработало. Комбинат опять стал производить сырье, столь необходимое для изготовления картона и упаковочной бумаги. Возобновился и сброс стоков, загрязненных целым букетом химических соединений, включая особо опасные – хлорорганические. К слову, сброс таких веществ в Байкал противоречит законам нашей страны, однако это никак не отражается ни на самом производстве, ни на должностных лицах, которые нарушают закон.

«Грязная история» БЦБК выглядит попросту невозможной, но эта та самая реальность, которую комментируют следующим образом: «Россия существует для того, чтобы показывать всему миру, как нельзя жить».

Сегодня, по большому счету, не известна ни одна причина, которая объясняла бы продолжение функционирования этого опаснейшего с экологической и технологической точек зрения объекта. Причин же для его ликвидации более чем достаточно.

В свое время была популярна отговорка о том, что БЦБК не наносит никакого вреда Байкалу, хотя при включении озера в Список всемирного наследия в 1996 году, его закрытие было одним из непременнейших условий, которые Россия обязалась выполнить. В первую очередь это условие было вызвано как раз его повышенной экологической опасностью, которая неоднократно подтверждалась государственными докладами и другими официальными документами российского правительства. В госдокладах «О состоянии озера Байкал и о мерах по его охране» комбинат стабильно называется самым экологически опасным объектом для озера.

bodytextimage_expert-baikal.jpg Photo: photo: expert.ru

Много лет комбинат прикрывался более чем спорным тезисом о том, что его закрытие приведет к социально-экономическому коллапсу в городе, для которого он когда-то был градообразующим предприятием. С тех пор в Байкальске поменялось многое, и сейчас комбинат играет незначительную роль в формировании приемлемой социально-экономической ситуации. Наглядным подтверждением тому стали события 2008-2009 годов, когда собственники БЦБК неожиданно остановили его, выбросив «на улицу» работников. Даже тогда не было «социального взрыва». Были серьезные протесты, но при этом важно отметить, что уволенные в одночасье люди требовали не открыть комбинат, а вернуть заработанное!

В последние годы комбинат тормозит развитие региона, самим своим существованием разрушая инициативы и конкретные бизнес-проекты приходящих инвесторов. При этом его работа приносит государству ощутимые убытки. Верить время от времени появляющимся сообщениям о том, что комбинат экономически успешен, а его продукция востребована, не позволяют факты. К примеру, за девять месяцев 2012 года чистый убыток комбината составил 353,7 млн рублей, что на 10% больше, чем за аналогичный период 2011 года.

bodytextimage_CBK-1..jpg

Не выдерживают критики и утверждения о том, что без продукции БЦБК страдает российский «ракетный щит». В России и других странах существует не одно предприятие, которое готово удовлетворить невеликие запросы Минобороны. По утверждению близких к оборонному ведомству экспертов «Остановка БЦБК никак не помешает выполнению оборонных программ — это сырье легкодоступно и недорого на мировом рынке».

За прошедшие десятилетия накопилось немало выступлений ученых, с самых разных позиций показывающих ошибочность размещения ЦБК на Байкале. Год от года их мнение звучит все громче и обоснованнее. В прошлогоднем письме Президенту ученые Сибирского отделения РАН констатируют: «не существует экономически приемлемого варианта продолжения производства целлюлозы на данном предприятии. Социальные эффекты возобновления и продолжения современного производства носят сугубо оперативный и локальный характер, в то же время реально закрывают любые возможности реализации крупных экономико-социальных экологически допустимых проектов развития в регионе… Сибирское отделение РАН считает, что единственным разумным путем решения проблемы могло бы быть закрытие Байкальского ЦБК, рекультивация его промышленной площадки и привлечение новых инвесторов на освободившуюся территорию».

Для большой части россиян, для многих граждан других стран БЦБК стал символом произвола в отношении природы. Его существование вызывает массовый протест, который уже даже заинтересовал социологов. Так, социологический опрос Левада-центра показал в 2010 году, что более 80 % россиян считают недопустимым продолжать отравлять Байкал стоками комбината.

Может быть, решение этой застарелой проблемы требует непомерных усилий и денег? Это не так. Существует много больших и малых проектов, которые с лихвой перекроют то количество рабочих мест, которое может предложить БЦБК. Многие из них можно было бы воплотить уже много лет назад. Если бы не искусственное затягивание агонии умирающего на протяжении уже более 10 лет предприятия.

Может ли страна, претендующая на статус великой державы, найти деньги для сохранения уникального озера, и где их искать? На это вопрос попытались дать ответ эксперты, проанализировав различные аспекты закрытия БЦБК и стоимость некоторых реализуемых сегодня «национальных» проектов. По их прикидкам, на решение проблемы БЦБК нужно около 15 млрд рублей. Конечно, сумма немалая, но все познается в сравнении. Саммит АТЭС, зимняя олимпиада в субтропиках «Сочи-2014», совмещенная дорога Сочи – Красная поляна… каждый из проектов обошелся в сотни миллиардов, если не больше! Да что строительство? Одна только бумажная работа по разработке проекта строительства скоростной автодороги Москва – Санкт-Петербург оказывается по стоимости сравнимой с ценой спасения Байкала от БЦБК – более 11 млрд руб.!

Получается, что все как обычно, упирается в решение «главного начальника». А ведь и Владимир Путин и Дмитрий Медведев, будучи президентами, обещали спасти Байкал! В 2006 г. Путин твердо заявил: «Если есть хоть малейшая доля вероятности загрязнения Байкала, мы должны сделать все, чтобы эту опасность не минимизировать, а исключить». Пришедший ему на смену Медведев в 2011 г. пообещал: «Решение должно быть найдено, причем, в самой короткой перспективе. Если для этого потребуется возглавить какие-то общественные структуры, не сомневайтесь, мы найдем тех, кто возглавит. Надо будет президенту подключиться — я подключусь».

Сколько нам еще ждать пока эти «ключевые люди» вспомнят о простом общечеловеческом принципе – «дал слово – держи его»!

Игорь Ядрошников