Балаково: фарс вместо общественного обсуждения

ingressimage_54_b.jpg Photo: balnpp.rosenergoatom.ru

Сторонники эксперимента по повышению тепловой мощности реактора третьего энергоблока Балаковской АЭС придумали, как обойти неприятный факт, что на общественных слушаниях по проекту подъёма мощности реактора, состоявшихся 19 июня большинство собравшихся их не поддержало. Беллона подробно рассказывала, как прошли слушания 19 июня, на которых из 32 выступивших лишь 10 поддержали эксперимент по «разгону» реактора.

Беллона.ру подробно рассказывала также и об опасностях, связанных с подъёмом свыше проектной тепловой мощности реакторов АЭС:

«Вместо того чтобы заняться повышением эффективности использования вырабатываемой реакторами тепловой энергии, ОАО «Концерн Росэнергоатом» принял решение повышать тепловую мощность реакторов. Это опасно, потому что при работе на мощности, превышающей проектную, возрастают нагрузки на корпус реактора, трубопроводы и другие, важные для безопасности элементы. Кроме того, сокращаются заложенные при проектировании АЭС резервы по прочности, давлению, температуре и другим параметрам. Повышение тепловой мощности реактора неизбежно ведет к снижению безопасности и росту риска аварий. Кроме того, для повышения тепловой мощности приходится изменять, модернизировать различные элементы энергоблоков, что само по себе не только опасно, но и требует немалых затрат».

Круглый стол как инструмент манипуляций

На прошедшем 30 ноября в Балаково «Круглом столе» по вопросу повышения мощности третьего энергоблока АЭС всё было сделано для того, чтобы противники опасного эксперимента не смогли не только быть услышаны, но и просто не смогли бы высказаться.

Рецепт манипулирования прост. Во-первых, регистрация участников слушаний была формализована и затруднена. Во-вторых, в круглом столе обязали участвовать и выступать сотрудников АЭС. В-третьих, противников экспериментов на АЭС открыто и нагло запугивали.

Всё это привело к запрограммированному результату: на круглом столе, продолжавшемся пять часов смогли получить слово только трое экологов, а около семидесяти сотрудников АЭС в своих выступлениях занимались восхвалением АЭС и своего руководства, кто от души, кто запинаясь, по бумажке…

Подобные спектакли по аналогичному сценарию с целью демонстрации «одобрямса» Росатом может проводить на каждой из АЭС, в каждом из «закрытых» городов.

Атомщики решили отыграться

О том, как это было в Балаково специально для Беллоны.ру рассказала Наталья Руденко, журналист, председатель Совета Балаковского Общества охраны природы:

«Уже высказавшиеся 19 июня против повышения мощности 3-го блока балаковцы недоумевали: к чему еще нужно проводить еще одно собрание?! Ведь все мнения «против», которых было большинство, были запротоколированы еще летом.

Все просто: атомщики решили отыграться. Именно для этого они значительно усложнили процедуру регистрации участников, сделав её исключительно письменной и сроком окончания за 2 дня до «круглого стола». Кроме того, в нарушение Закона о персональных данных, заказчик мероприятия, ОАО «Концерн Росэнергоатом» в лице филиала «Балаковская атомная станция», потребовал в обязательном порядке указать в заявке такие личные данные, как место регистрации, телефон. Кстати, я сообщила таковые данные без согласия на передачу и обработку персональных данных, следовательно, в случае какого-либо происшествия со мной или с членами моей семьи вся ответственность ложится на ОАО «Концерн Росэнергоатом» в лице филиала «Балаковская атомная станция».

Любовь к Росатому и омолаживающая радиация

Сценарий атомщиков был прост и очевиден – заставить зависимых от АЭС людей хвалить своё предприятие и его мудрых руководителей. Рассказывает Наталья Руденко:

«Со сцены взялись солировать работники АЭС, около 70 человек, рассыпавшиеся в хвалебных речах станции, ее руководству и госкорпорации. Причем зачастую без аргументаций: просто «люблю Росатом» и все тут. Один выступавший так прямо и сказал: «Давайте попросим у Бога благословения на безотказную работу АЭС». Это что, нам, балаковцам, только на Господа и уповать в этом вопросе?»

Были и совсем смешные попытки выразить свою любовь к работодателю. Работник АЭС Виктор Басов поразил открытием: «Ионизирующее излучение — очень полезное явление, которое очищает кровь и омолаживает организм». Почему вокруг АЭС Германии и Франции зафиксирован рост числа заболеваний лейкемией он не пояснил.

Не все смогли так красиво радиацию нахваливать. Работник АЭС Баклыков вообще в падежи не попадал, стоял молча, соображая, что бы сказать. Сами атомщики над ним хихикали.

Вот как описывает произошедшее Наталья Руденко:

«Рядовые атомщики – уставшие от такой сверхурочной общественной нагрузки (длилось мероприятие больше 5 часов без перерыва) – порой еле ворочали языком, путаясь в словах и ставя себя в довольно неловкое положение. Но приказы начальства не обсуждаются. Как признались мне сами трудяги, за такой корпоративный подвиг им даже премию не обещали. Нахваливали АЭС и те, кому корпорация бросает крохи со своего «барского стола»: ангажированные общественники, находящиеся на содержании у корпорации, а также надеющиеся получить такой статус лица. В общем, слушать было противно».

Никакого обсуждения и в помине не было

Понятно, что атомщики нагнали полный зал сотрудников не для того, чтобы позволить противникам экспериментов на АЭС высказать свои аргументы. Говорит Наталья Руденко:

«Никакого обсуждения и в помине не было. Зато было осуждение тех, кто посмел «вякнуть» против намерений атомщиков увеличить мощность. Главный инженер станции Виктор Бессонов даже прибег к угрозам подать в суд на неугодную Руденко и опустился до личных оскорблений в адрес таковой. Не осталось у них больше аргументов? И кто будет судиться, если БалАЭС даже не юрлицо, сам Росатом?»

Противников эксперимента на АЭС травили весело, с огоньком, не стесняясь в выражениях и не боясь ответа.

Руководитель общественного совета Юрий Каргин: «Некоторые противники АЭС напоминают мне мужика с микроскопом из одноименного рассказа Шукшина, которые даже в чае и борще видят микробы». Руководитель информцентра БалАЭС Юрий Терехов: «Бездарные статьи Натальи Руденко (газета «Суть»)», «Таким не место в журналистике». Константин Чуприн, сотрудник информцентра, обзывал «известных журналистов, которым не место в СМИ» отсталыми, темными. Но фамилий в отличие от Терехова не называл.

Главный инженер станции Виктор Бессонов: «Какое бы лучше слово подобрать, чтобы не грубо» (в адрес Натальи Руденко). Видимо, привык главный инженер матерным языком «диалог» с общественностью вести.

Что нарушает Балаковская АЭС?

Гнев атомщиков вызвала, например, статья «Что нарушает Балаковская АЭС?», опубликованная в газете «Суть» накануне слушаний, 27 ноября.

«Нельзя не отметить, что фукусимская авария стала отправной точкой к постепенному отказу от атомной энергетики в мире. Япония, Германия и даже Франция, которую постоянно приводят нам в пример по «насыщенности» атомными станциями, сворачивают свой «мирный атом». Однако в России корпорация «Росатом» продолжает говорить о каком-то «ядерном ренессансе», эксплуатируя отработавшие свой срок блоки. Мало того, – увеличивая на них производственную нагрузку для получения дополнительной прибыли!», – возможно, эта оценка происходящего так не понравилась атомщикам.

А может, их разозлили факты, приведённые в этой статье бывшим начальником штаба гражданской обороны Саратовской области Виктором Алампиевым:

«Вопросы безопасности при выборе площадки для размещения АЭС регламентируются документом ПНАЭГ-03-33-93. Этот документ запрещает размещать АЭС в прибрежной полосе водных объектов общего водопользования на расстоянии менее 1 км от береговой линии, в то время как пруд-охладитель (ПО) БАЭС находится непосредственно в акватории Саратовского водохранилища и огражден от него песчаной дамбой. По проекту уровень воды в ПО должен быть на 2 м ниже уровня воды водохранилища, а реально находится на одном уровне. В результате этого происходит утечка зараженной воды в водохранилище.

Далее, категорически запрещается размещение АЭС выше источников водоснабжения населения. В реальности водозабор Балакова находится в 6 км ниже БалАЭС. Кроме того, запрещается размещать АЭС в зонах затопления и землетрясения, а Балаковская АЭС находится в зоне затопления Куйбышевской ГЭС и в сейсмической зоне с вероятной амплитудой до 6 баллов с периодичностью 1 раз в 100 лет.

И, наконец, АЭС не должны размещаться вблизи пахотных земель и пастбищ. Рядом с БАЭС размещаются пастбища и пахотные земли двух населенных пунктов – Натальина и Матвеевки, а земельные участки садоводческих товариществ Балакова расположены в 5 км от станции.

Города с численностью населения 100–500 тысяч человек должны быть расположены на расстоянии не менее 30 км от АЭС. А все мы прекрасно знаем, что Балаково с населением более 200 тысяч человек находится на расстоянии 8 км от БалАЭС. Плотность населения, проживающего в зоне радиусом 30 км вокруг АЭС, не должна превышать 100 человек на 1 квадратный км. В 30-километровой зоне вокруг БАЭС проживает около 230 тысяч человек, плотность населения – 2,4 тысячи человек на один кв. км».

Рост дозовой нагрузки на население при повышении мощности АЭС неизбежен

Несмотря на хамство и запугивания организаторов круглого стола, Наталья Руденко смогла выступить, и говорила она о самом важном, о реальной опасности для здоровья людей эксплуатации АЭС на мощности, превышающей проектную. Приводим фрагмент её выступления:

«Что бы там не говорили атомщики, атомные станции, работающие даже в обычном режиме, не на повышенной мощности, опасны для здоровья. Согласно данным российского профессора Алексея Владимировича Яблокова, любая АЭС выбрасывает огромное количество радионуклидов и тепла в окружающую среду. Выбросы радиации малозаметны, но это не значит, что они пренебрежимо малы. Большинство радионуклидов распадается за несколько часов или дней. Но считать их по этой причине безопасными, как делают атомщики, неверно. Во-первых, эти «коротышки» вызывают ионизацию атмосферы, последствия которой для живого еще недостаточно изучены. Во-вторых, они распадаются с образованием опасных дочерних продуктов. Есть ещё неизбежные регулярные выбросы и сбросы трития и радиоуглерода, которые не задерживаются никакими фильтрами. Выбросы радиации, тепловое нагревание среды, изменение электромагнитного поля в окрестностях АЭС, гора долгоживущих радиоактивных отходов от всего ядерно-топливного цикла – и это все «почти не влияет на окружающую среду»?

Кстати, в документе БалАЭС «Оценка воздействия на окружающую среду при работе на мощности 104% от номинальной блока №3» черным по белому написано: «Увеличение мощности энергоблоков №1-4 может увеличить дозовую нагрузку на население примерно на 12%». Атомщики сами признались в росте радиационной нагрузки при росте мощности АЭС. Нам это надо? Нет!

Особенно сильно влияют АЭС на здоровье детей. Я приложила к материалам «круглого стола» научное исследование немецких ученых, которые выявили более чем двукратный рост числа заболеваний лейкемией у детей, проживающих близ атомных электростанций. Согласно опубликованному исследованию, проведенному по заданию Федерального ведомства радиационной безопасности, заболевания лейкемией среди детей в возрасте до пяти встречается тем чаще, чем ближе они проживают к АЭС.

Данные статистики заболеваний в России не столь доступны, атомное лобби старается не допустить подобных исследований. Но и на этом шоу под названием «круглый стол» балаковские медики проговорились. Прозвучали данные о росте заболеваемости у детей Балакова и района, росте числазаболеваний крови, врожденных патологий. До сих пор балаковский показатель онкозаболеваемости выше среднеобластного, а смертность от рака уступает только смертности от сердечно-сосудистых заболеваний».

В этой ситуации проводить эксперименты по подъёму мощности реакторов и по их эксплуатации сверх установленного проектом срока недопустимо, считает Наталья Руденко. Но на превращённом в фарс «круглом столе» мнения противников АЭС не учитывалось. Ведь правила устанавливают атомщики, а им нужен «одобрямс» и никакой диалог, а тем более реальная оценка опасности предложенного эксперимента их не интересует.

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com