85 лет Людмиле Михайловне Алексеевой

ingressimage_alekseeva.jpg

«Нашей стране и всем нам повезло, что Вы – лидер и нравственный ориентир для всего правозащитного движения. Многие и многие общественные организации в России гордятся своей сопричастностью с Вашей работой, и «Беллона» – одна из них. Здоровья и сил Вам!» – говорится в поздравлении коллектива «Беллоны».

Недавно «Экология и право» – журнал «Беллоны», отметил свое 10-летие. В нем было публиковано интервью с членом редколлегии со дня основания журнала Людмилой Алексеевой:

– Людмила Михайловна, как вы считаете, какое место занимают права человека на безопасную окружающую среду среди иных прав?

– Трудно расставить права граждан по ранжиру. Но основной критерий таков: если нарушение того или иного права ведет к резкому ухудшению качества жизни человека, значит оно является одним из основных. В России нынче очень много людей, на здоровье которых пагубно влияет качество окружающей среды. Оно портит и сокращает им жизнь. Так что для десятков миллионов наших граждан право на чистую природу – одно из основополагающих.

– Как вы думаете, почему российским чиновникам не до охраны природы?

– Природоохранная деятельность требует финансовых вложений, ведь сокращение вредных выбросов – затратное дело. Чтобы заставить владельцев предприятий тратиться на экологию, нужно быть независимым от крупного бизнеса. В нашей стране, где коррупция достигла чудовищных масштабов, независимых чиновников найти трудно.

Трудно чиновникам отказываться и от тех возможностей, которые дают им связи или положение. Например, построить себе загородный дом на берегу водохранилища, отгородить высоким забором кусок пляжа, поставить на прикол катер. Зачастую такие вот «уголки благоденствия» слуги государевы строят в нарушение закона. Что почему­то не смущает ни их самих, ни надзорные органы… К сожалению, в большинстве своем наши чиновники – очень некультурные, неграмотные, тусклые люди, ведущие свой народ в никуда.

Авторской колонкой Георгия Сатарова «Моя Алексеева» поздравила с юбилеем Людмилу Михайловну Алексееву «Новая газета»:

Мы не могли пересекаться в советские времена. Когда я в конце школьного возраста с помощью родных стал более или менее адекватно оценивать советский режим, Людмила Михайловна уже с головой была в диссидентском движении. Мой темперамент относился не к общественной сфере, а к науке. Поэтому познакомились мы только тогда, когда научные занятия неожиданно превратили меня в сановника, а моя героиня вернулась из вынужденной эмиграции. Но тогда мы были уже совсем на разных полюсах: она – правозащитница, я – во власти, от которой, какова бы она ни была, надо защищать людей.

Людмила Михайловна позвонила мне сама через шесть лет после моего возвращения из Кремля в ИНДЕМ. Это было почти сразу после парламентских выборов 2003 года. Ее слова были: «Георгий Александрович, я теперь знаю, чему я должна посвятить остаток жизни: это – выборы». Уже тогда российская власть достигла почти высшей точки в массовых нарушениях законов и фальсификациях на выборах. Те выборы подвели черту под спецоперацией по ликвидации политической конкуренции в России, и Людмила Михайловна поняла всю цепочку гадких последствий этой победы режима.

Для ясности: этот звонок был заслужен тем, что еще в 1999 году ИНДЕМ первый занялся сбором данных о нарушениях на выборах через интернет. Затея явно была несвоевременна. Нашим гражданам было в высшей степени наплевать на нарушения; наша сеть по всей стране составила лишь несколько сот человек. И это были в основном правозащитники, которых мы рекрутировали с помощью Людмилы Михайловны.

Тут вот что важно: именно с подачи Людмилы Михайловны правозащитники и другие «общественники» консолидировались вокруг защиты избирательных прав.

«Оранжевые» революции в Европе еще не начались. А когда начались, наша власть вдруг обнаружила, что именно ее странные выборы – та самая Кощеева иголка в яйце, на кончике которой находится ее смерть. А мы вели себя довольно шумно, обличая нелегитимную власть. Она и была нашей аудиторией при продолжающемся равнодушии подавляющего большинства прочих граждан.

Тем не менее наша власть испугалась «оранжевых» революций. Поэтому свое преступление и свою беспомощность в Беслане они обратили в повод превратить асфальтовую площадку, сооруженную на том месте, где раньше была политическая конкуренция, в глубокий ров, заполненный ее, власти, помоями. В ответ мы созвали Гражданский конгресс. Они в ответ начали атаку на общественные организации, и в первую очередь на правозащитников. Они шли двумя колоннами: первая – шельмование; вторая – попытки поставить под контроль общественные организации с помощью законов. Мы в ответ создали «Другую Россию». Они в ответ начали банальные репрессии. Ответом стало движение в поддержку 31-й статьи Конституции. И везде была Людмила Михайловна, постоянно и заслуженно становясь главной мишенью для ответных атак. Ее боялись арестовывать, но со сладострастным удовольствием отдавали на моральное растерзание молодым подонкам.

Теперь всё. Посеянные ею семь лет назад семена дали обильные всходы. И они не нуждаются в садовнике. Но она и не искала лавров, признания, поклонения. Она только радуется, что новое поколение, разбуженное ее трудами, многое делает лучше предшественников. Растения, выросшие на взрыхленной ею почве, сами быстро становятся пахарями. И это здорово. Значит, все было не зря. Правда, слово «было» не очень компонуется с Людмилой Михайловной.

За эти годы мы стали друзьями. Людмила Михайловна любит накрывать стол и приглашать близких друзей. Водку всегда ставит лучшую. У нее, у моей жены Маши и у меня есть общая любовь – советские военные песни. Мы их поем всегда, не только 9 мая. Конечно, есть всякие разговоры. Но вот что любопытно: свинцовые мерзости власти занимают в них весьма малую долю. Больше обсуждаем свои недостатки и ошибки, что не сделано и что надо делать.

Людмила постоянно поражает и восхищает меня. Она очаровательно по-женски кокетлива. Признаюсь, я начал замечать это только тогда, когда на это указала моя жена (вы ведь знаете, как невнимательны бывают мужчины к женщинам, с которыми они часто общаются). Я поражаюсь (с робкой надеждой на возможность подражания), как Людмила Михайловна стойко и с иронией воспринимает и переносит неожиданные удары, наносимые нездоровьем. Абсолютно молодая черта характера.
А вот еще: она с беспредельной внутренней свободой позволяет себе ошибаться.

Говоря об ошибках, я имею в виду ситуацию, когда почти все ее близкие друзья единодушно говорят ей об одной и той же ее импровизации. Впрочем, используя термин «ошибка», я понимаю, что далеко не всегда подавляющее большинство является носителем истины и что впоследствии то, что воспринималось как ошибка, может оказаться мудростью. Но не меньше она любит советоваться. И она умеет как признавать ошибки, так и решительно их исправлять. На это способны только сильные натуры.

Ну вот, теперь надо что-то желать к замечательной дате. Попробую так. Самое страшное для людей общественных и деятельных в небытии – это мучительная мысль: «Я не узнаю, что там дальше будет, без меня». Я желаю моей любимой Людмиле Михайловне успеть досмотреть этот удивительный сериал, в котором мы и актеры, и режиссеры, и зрители, и узнать, что все было не зря.

Также на сайте «Новой газеты» Людмилу Михайловну Алексееву поздравил Платон Лебедев:

«Глубоко уважаемая Людмила Михайловна!
Как писал поэт, «из глубины сибирских руд» шлю Вам наилучшие пожелания в связи с Вашим юбилеем. Что бы не утверждали власть предержащие, Вы на протяжении многих лет – подлинный агент всех «униженных и оскорбленных». Насколько важно иметь такую поддержку жертвам репрессий теперь понимаю не только теоретически. Долгих Вам лет жизни и здоровья, а мужества Вам не занимать.
Искренне Ваш, Платон Лебедев».

АЛЕКСЕЕВА Людмила Михайловна
(р. 20.07.1927), историк, общественный деятель.

Член-основатель МХГ. Приняла предложение Ю. Орлова войти в состав создаваемой правозащитной организации еще в начале 1976 г. Стала редактором и хранителем документов МХГ, а ее квартира – своеобразной канцелярией группы. Подписала первые 19 документов группы, участвовала в составлении документа № 3 «Об условиях содержания узников совести». По поручению МХГ ездила в Литву по делам преследуемых католических священников и школьников-верующих. По итогам поездки составила документ № 15 «Об исключении семерых школьников из средней школы им. Венуолиса (Вильнюс)» (подписан также руководителем Литовской Хельсинкской группы Т. Венцлова).

9 февраля 1977 г. в ее квартире состоялась последняя перед арестом пресс-конференция главы МХГ Ю. Орлова.

В эмиграции была зарубежным представителем МХГ. В 1977–1984 гг. подготовила издание документов группы. С лета 1989 г. до возвращения в Россию – заочный член восстановленной МХГ. В мае 1996 г. избрана председателем МХГ.

В годы Великой Отечественной войны окончила курсы медсестер, решила пойти добровольцем на фронт, но не была взята по возрасту. В 1950 г. закончила исторический факультет МГУ. Работала преподавателем истории в ремесленном училище в Москве, одновременно была внештатным лектором обкома ВЛКСМ. В 1952 г. вступила в КПСС.

В 1953–1956 гг. училась в аспирантуре Московского экономико-статистического института. В 1959–1968 гг. работала научным редактором редакции археологии и этнографии в издательстве «Наука». В 1970–1977 гг. – сотрудник Института научной информации по общественным наукам АН СССР.

После смерти Сталина и разоблачения Берии (1953) пережила мировоззренческий кризис, отказалась перейти на штатную комсомольскую работу. С 1956 г. квартира Л. Алексеевой становится местом встреч московской интеллигенции, хранения и распространения Самиздата.

Принимает участие в правозащитных выступлениях начиная с первых протестов против ареста и осуждения в 1966 году писателей А. Синявского и Ю. Даниэля, публиковавших свои книги за рубежом в обход цензуры. Стала одним из инициаторов оказания материальной помощи политическим заключенным и их семьям.

Участвовала в петиционной кампании, развернувшейся в связи с политическим процессом над А. Гинзбургом, Ю. Галансковым и др. (1967–1968). В апреле 1968 г. исключена из КПСС и уволена с работы.
В 1968–1972 гг. была первой машинисткой первого в СССР правозащитного бюллетеня «Хроника текущих событий».

В 1968–1976 гг. подписала целый ряд правозащитных документов.

С 1968 г. неоднократно подвергалась обыскам и допросам. В 1974 г. Л. Алексеевой объявлено предостережение по Указу Президиума Верховного Совета СССР за «систематическое изготовление и распространение антисоветских произведений».

В феврале 1977 г. вынуждена была эмигрировать из СССР. Поселилась в США. С тех пор ведет программы о правах человека на радиостанциях «Свобода» и «Голос Америки». Печаталась в русскоязычной эмигрантской периодике, а также в английской и американской прессе. Консультировала ряд правозащитных и профсоюзных организаций.

В 1977–1980 гг. составила справочник о течениях в советском инакомыслии. Затем переработала его в монографию «История инакомыслия в СССР. Новейший период», вышедшую в 1984 г. на русском языке и через год на английском (в 1992 переиздана в России). Эта книга стала первым фундаментальным историческим исследованием на данную тему, не утратившим своего значения до сих пор. Во второй половине 1980-х гг. в составе делегации США участвовала в работе конференций ОБСЕ (Рейкьявик, Париж). Автор более ста брошюр и статей о правах человека. В 1990 г. в США вышла книга ее мемуаров «The Thaw Generation» («Поколение оттепели»).

Вернулась в Россию в 1993 году.

В мае 1996 года избрана председателем Московской Хельсинкской Группы.
С ноября 1998 года по ноябрь 2004 года – Президент Международной Хельсинкской Федерации по правам человека.

В 2002 г. указом Президента России В. Путина была включена в состав Комиссии по правам человека при Президенте РФ, которая в 2004 г. была преобразована в Совет по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека при Президенте России. До настоящего времени является членом этого Совета, но уже при Президенте РФ Д. Медведеве.

В 2004 г. вошла в состав Комиссии по правам человека при мэре Москвы, сформированной для рассмотрения обращений москвичей, связанных с ущемлением их прав в связи с вступлением в силу нового Жилищного кодекса, а также жалоб на нарушения религиозных прав и свобод, прав ребенка и прав призывников.

Является членом Общественного совета при министре юстиции РФ, Общественного совета при Федеральной службе РФ по контролю за оборотом наркотиков, Общественно-консультативного совета при Федеральной антимонопольной службе РФ, Общественного совета представителей СМИ и общественных объединений при ГУВД по г. Москве, Общественного совета при прокуроре г. Москвы.

С декабря 2004 г. по декабрь 2007 г. была сопредседателем Всероссийского гражданского конгресса «Россия за демократию, против диктатуры», созданного в целях консолидации гражданского общества и выработки конкретной программы его действий.

В 2008 году утверждена председателем Всероссийской гражданской сети, созданной гражданскими активистами для системных действий по защите фундаментальных прав и свобод и поддержке независимых общественных и демократических институтов.

Автор более 100 работ по вопросам прав человека.

За правозащитную деятельность Людмила Алексеева удостоена следующих наград:

Почетный знак «За права человека», учрежденный Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации (2001)

Премия Улафа Пальме за 2004 год

«Премия демократии» («Democracy Award»), учрежденная фондом «Национальный вклад в демократию» (National Endowment for Democracy) (2004)

Премия Федерации еврейских общин России «Человек года – 5765 (2005)»

Награда Human Rights First (2007)

Французский орден Почетного легиона (2007)

Медаль Федеральной палаты адвокатов РФ (2008)

Рыцарский крест ордена Великого князя Литовского Гядиминаса (2008)

Благодарность Президента РФ В. Путина за работу в Совете при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека (2008)

Командорский крест ордена «За заслуги перед Федеративной Республикой Германия» (2009)

Премия имени Андрея Сахарова за 2009 год