Учения в Сайда Губе: упал самолет, произошла утечка радиации и пожар

frontpageingressimage_Saida_VestnikAtomproma.jpg Photo: http://vestnikatomproma.ru/publications/read/21

— Сценарий этот, конечно, невероятный, — поделился с журналистами своей точкой зрения сотрудник Института безопасного развития атомной энергии (ИБРАЭ), эксперт ООН и Всемирной ядерной ассоциации Олег Павловский. — Но даже при нём эти стальные и титановые емкости настолько защищены, что возможен только небольшой выброс продуктов горения.

Однако по словам представителей ГО и ЧС, ситуация довольно жизненная:
— Это реальная ситуация. В жизни всякое бывает. С небес в России падают разные предметы. Может самолет упасть, а может, и чего потяжелей. Мы должны быть готовы ко всему, — уверен исполняющий обязанности начальника Управления по делам гражданской обороны (ГО), чрезвычайным ситуациям (ЧС) и пожарной безопасности Мурманской области Анатолий Залесов.

После сбора первоначальной информации о случившемся региональная комиссия по делам ГОиЧС отправила из Мурманска две передвижные лаборатории, которые на ходу изучали радиационную обстановку и передавали  данные в Центр мониторинга и прогнозирования чрезвычайных ситуаций.

Пожарным понадобилось полчаса на ликвидацию пожара. Персонал предприятия оказался жив и здоров, хотя мощность гамма-излучения выросла до 7 микрозивертов (≈ 700 микрорентген) в час. Это превышало фоновые значения в десятки раз. Однако на территории ближайшего к месту условной аварии города Снежногорска датчики региональной системы радиационного контроля не зафиксировали повышение фона. Это позволило делать выводы о локальности аварии.

— Порядка 90% радиационного выброса осталось на месте, остальные 10 ушли в сторону судоремонтного завода «Нерпа». Но, согласно нашим расчетам, загрязнение местности и доза облучения людей вне промышленной площадки, в несколько раз ниже критериев, по которым нужно проводить вмешательство, — сообщила журналистам начальник Центра мониторинга и прогнозирования  Управления по делам ГО, ЧС и пожарной безопасности Мурманской области Наталья Рыбчак. – При моделировании ситуации мы использовали необходимые гидрометеорологические данные – скорость и направление ветра, возможность выпадения осадков, температуру воздуха и так далее.
Опираясь на данные специалистов, власти даже не собирались проводить эвакуацию населения ближайших городов. Жителям было лишь рекомендовано без необходимости не выходить на улицу и не принимать препараты йода.

Наблюдатели

За ликвидацией этой условной аварии наблюдали не только многочисленные российские структуры, но и международные наблюдатели из США, Франции, Норвегии и Финляндии. Они хотели увидеть, как готов персонал «СевРАО» к ликвидации последствий радиационной аварии. Особенно в этой информации заинтересованы  наши ближайшие соседи — норвежцы, которые работают с нами по многим ядерным проектам.

— Без сомнения, такие учения необходимы. Они дают определенные навыки по действиям персонала в условиях реальной аварии, когда мощности дозы облучения будут не условными, а реальными, и пожар будет иметь настоящую температуру, что близко не подойдешь, — комментирует руководитель «Беллона-Мурманск» Андрей Золотков. – Мне за время службы на атомном флоте много раз приходилось участвовать в различных учебных тревогах. Даже на таких условных пожарах или аварийных ситуациях случалось непредвиденное: то воды не окажется в пожарной магистрали, то персонал оденется в несоответствующую обстановке рабочую одежду, то прибор в руках окажется неисправным и т.п.
Однажды, когда случилось реальное происшествие, обстановка в первый момент была действительно непредсказуемой: вместо конкретных действий аварийной группы образовалась нешуточная суматоха в поведении людей – кто-то пытался руководить, другие стали советовать и вести обсуждение случившегося, были, как ни странно, и праздные зеваки, а в результате мы потеряли много драгоценных минут. Слава богу, все закончилось благополучно. Действия людей в обстановке реальной аварии и при учениях могут существенно отличаться, и это всегда надо принимать во внимание.

На Кольском полуострове много опасных объектов и для нас важно, как организована защита и насколько совершенна система аварийного реагирования в регионе. В Сайда Губе все это отлично налажено, — отметила эксперт из Норвегии Ингер Маргрет Хетта Эйкельманн.
Эти тактико-специальные учения назывались «Арктика-2012» и проводились в рамках соглашения между правительствами России и США «О сотрудничестве в области изучения радиационного воздействия с целью минимизации влияния последствий радиационного загрязнения на здоровье человека и окружающую среду».

Поселок Сайда Губа находится на западном берегу Кольского залива, недалеко от Снежногорска, Полярного и Гаджиево. Там расположен Центр по обращению с радиоактивными отходами (РАО) Северо-Западного Центра «СевРАО» — филиала ФГУП «РосРАО». Центр более известен как пункт долговременного хранения реакторных отсеков (ПДХ РО). Он было создан Россией и Германией в рамках программы «Глобальное партнерство».
Документ о сотрудничестве был подписан в 2003 году. Две очереди объекта уже действуют, скоро будет построена третья. Общая  стоимость проекта приближается к одному миллиарду долларов. Строительство и закупку оборудования финансирует ФРГ, остальное — Россия.  Сейчас в Сайда Губе поставлены на хранение 47 блоков (реакторных отсеков). Осенью к ним добавятся еще семь. Также в Центре будет огромное хранилище для контейнеров с твёрдыми радиоактивными отходами (ТРО) вместимостью до 100 тысяч кубических метров.

Алексей Павлов