News

Устойчивое развитие — идея вчерашнего дня. Есть ли новые идеи?

Опубликовано: 10/05/2012

Апрель 2012 года подарил Москве несколько температурных рекордов и визит профессора Денниса Медоуза. Совпадение во времени этих событий по праву можно назвать весьма изящным, ибо именно аномально высокие температуры за всю историю метеорологических наблюдений послужили наилучшим фоном и иллюстрацией к лекции американского профессора, которую он прочитал в стенах химического факультета МГУ.

В ходе своего выступления профессор Медоуз напомнил о невероятно жарком лете 2010 года в Москве, о серии природных катаклизмов на протяжении 2011 года по всей планете и сделал малоприятное заявление о том, что в ближайшие 20 лет нас ждет больше потрясений, чем за всё предыдущее столетие.

Это не первое предсказание профессора, оно зиждется на анализе обширных фактических данных и построении математических моделей, и есть все основания думать, что оно сбудется.

Деннис Медоуз относится к тем счастливчикам, которым довелось в свое время не только сделать сенсационное предсказание, в которое почти никто не поверил, но и дождаться воплощения своего прогноза. Перед аудиторией Московского Государственного Университета профессор Медоуз продемонстрировал слайд, на котором был точно тот же график, который он с коллегами рассчитал в начале 70-х годов, с той разницей, что сорок лет назад он демонстрировал его публике в бумажном варианте, а не с помощью проектора с монитора ноутбука. Этот же график он показывал на своей первой лекции в МГУ в 1989 году.

Профессор с того времени ввел только два изменения в слайд – засечки на дате 1972, когда были впервые построены эти графики, и на текущей дате 2012.

В соответствие с результатами исследования в 1972 году еще предполагалось, что еще будет 40 лет роста впереди, что и произошло на самом деле. Однако уже тогда исследование показало, что если господствующие тенденции не изменятся, то те же самые тенденции, которые действовали в прошлые годы, в начале текущего, двадцать первого, столетия приведут к очень серьезным проблемам.

И дальнейшие исследования показали, что, да, при очень серьезных технологических шагах вперед, предстоящих прорывах, проблемы все равно будут и преодолеть их будет очень сложно. Тогда у Денниса Медоуза было множество оппонентов, обвиняющих его в кликушестве. Однако, и тогда и сейчас, по мнению профессора, коллапсу есть альтернатива.

В семидесятые годы спасительной парадигмой явилась идея устойчивого развития.

Однако для перехода к устойчивому развитию необходимы были не только технологические изменения, но также и существенные изменения в социальной среде и культуре. Описанию необходимых изменений была посвящена книга профессора «Пределы роста», Деннис Медоуз активно выступал с лекциями по продвижению идеи устойчивого развития на самых разных площадках, не только академических, адресуя свои выступления, прежде всего, правительствам стран. Как отмечает в настоящее время профессор, к сожалению, описанных им изменений никто не произвел.

Он ссылается на недавние исследования, проведенные австралийскими учеными, которые показали, что текущие фактические данные очень хорошо ложатся на те кривые, которые описывали приближение к катастрофе, предсказанное еще в 1972 году. Сегодня, когда профессор накладывает фактические данные австралийских коллег, иллюстрирующие количество катастроф, природных и техногенных, случившихся за последние десятилетия, то получаемые графики практически идентичны тем, что демонстрировались в 70-х годах прошлого века в качестве прогнозов.

По мнению профессора Медоуза, в России, и в особенности в Москве, осознать дальнейшие ужасающие перспективы очень сложно, потому что положение, в котором сейчас находится Россия, является противоположным тому, в котором сейчас находятся все развитые страны и фактически принципиально отличается.

Население России постоянно уменьшается, а в целом по миру численность населения продолжает расти. Россия экспортирует в больших количествах энергоносители, все остальные развитые страны импортируют энергию. Поэтому мы в нашей текущей ситуации рискуем не очень корректно воспринимать то, что происходит в остальном мире.

Если оценивать в глобальном масштабе, то человечество находится далеко за пределами уровня самоподдержания планеты. Существует определенная сложность в том, чтобы определить, где находится тот самый уровень самоподдержания. Чтобы определить уровень самоподдержания необходимо собрать данные, как с технической точки зрения, так и с социальной и культурной точек зрения. На сегодняшний день дальше всех в этом направлении продвинулся, по мнению Денниса Медоуза, швейцарский ученый Мэтис Уоккернейджел, это он ввел понятие «глобальный экологический след».

В этом показателе происходит сопоставление всех видов энергии, которые расходует человечество для своих нужд, с тем количеством, которые планета способна дать, сохраняя тенденцию к устойчивому развитию.

В тот момент, когда была написана первая книга в 1972 году, мир находился на уровне потребления порядка 80-85% от предела самоподдержания планеты. На сегодняшний день глобальный экологический след составляет значение 1,5 и продолжает быстро расти. У некоторых людей возникает вопрос, как такое в принципе возможно, выйти за пределы самоподдержания?

Американский профессор приводит типично американский пример — в чем-то это похоже на состояние поддержания банковского счета. Если бы вы копили деньги, клали их на банковский счет и не расходовали бы ни копейки, у вас накопилась бы изрядная сумма. Затем за короткий период времени вы можете расходовать их в количестве большем, чем вы зарабатываете. Но затем банковский счет становится нулевым, и в дальнейшем вы сможете расходовать только те суммы, которые заработаете.

Именно в таком положении мы сейчас и находимся. Мы растрачиваем накопления, сделанные планетой за миллионы лет. Мы расходуем запас нефти, мы расходуем плодородие почв, мы расходуем водные ресурсы. Мы расходуем биоразнообразие. Скоро у нас не будет такой возможности, и мы сможем пользоваться только тем, что самовоспроизводится с каждым годом.

Всех слушателей своей лекции профессор назвал счастливчиками, как, впрочем, все взрослое население планеты, включая самого профессора. Деннис Медоуз родился в 1942 году и 95% всей нефти, когда-либо использованной человечеством, было использовано после его рождения. Нам действительно повезло родиться в это время!

Фактически эта нефть заменила для каждого из нас рабочую силу в количестве 40 рабов. И сегодняшние рабы это не люди, это машины, потребляющие энергию не только во время эксплуатации, но и для их создания, но результат-то тот же самый. Если у вас есть 40 рабов, вы можете жить припеваючи. Когда нефть закончится, «рабов» у нас больше не будет.

Эпоха легкодоступной нефти уже заканчивается. По прогнозам некоторых ученых уже к 2030 году добыча нефти упадет вдвое. Сложнее всего будет США, самому крупному потребителю нефти на планете. Помимо самой большой добывающей способности, США раньше были самым крупным экспортером нефти (сейчас это Россия). К 70-м годам, когда добыча нефти в США достигла пика и с того времени стала непрерывно уменьшаться.

Профессор помнит те времена (это были 60-е), когда его коллега озвучил мысль, что добыча нефти достигнет пика и начнет снижаться. На него накинулись с криками политики, экономисты и те компании, которые участвовали в добыче нефти. И они использовали те же самые аргументы, которые сейчас использует правительство России. Профессор Медоуз считает, что добыча нефти в России в какой-то момент неизбежно начнет снижаться.

Если посмотреть на кривую, которая описывает изменение добычи нефтяных ресурсов, может сложиться впечатление, что основные проблемы на нас навалятся, когда пик будет пройден, но это не так. На сегодняшний день происходит очень быстрый рост, потому что существуют очень мощные движущие силы, которые его стимулируют. Рост остановится и наступит пик только тогда, когда силы, противодействующие росту, приобретут ту же силу, что те движущие факторы, которые стимулируют рост.

Рост стимулируется государственной политикой и политикой корпораций. Силы, которые будут препятствовать росту это проблемы, которые будут проявляться: изменения климата, недостаток пресной воды, загрязнение воздуха, деградация сельскохозяйственных угодий и почв. Но на самом деле все перечисленное это не проблема, это симптомы.

Настоящая проблема в том, что мы пытаемся поддержать физический рост на планете, у которой есть физический предел. В качестве примера можно привести такую ситуацию. У человека рак, одним из его симптомов является головная боль. Человек пьет аспирин. Да, аспирин снимает головную боль, но никто же не будет говорить, что аспирин лечит рак.

Поэтому нельзя лечить наши текущие проблемы, пытаясь устранить симптомы. Надо лечить корень проблемы. Если мы, например, решим проблему с недостаточностью пресной воды, на сегодня это будет означать, что остальные проблемы станут острее. Потому что рост все равно остановится в какой-то момент, так или иначе это все равно произойдет.

Идея, которую профессор особо отметил, заключается в том, что основные проблемы настигнут человечество в тот момент, когда экономический рост будет еще в самом разгаре, еще до пика. По мнению профессора, мы находимся в начальной фазе этого роста.

Слушателям своей лекции Деннис Медоуз пообещал, что в ближайшие 20 лет все присутствующие почувствуют больше изменений, чем произошло за все прошедшее столетие. Профессор не знает, какими точно будут эти изменения, но что они придут, это несомненно. И это заявление профессор сделал, прекрасно ориентируясь в истории нашей страны, которая в свое время перешла от царизма к социалистическому строю, а зам через перестройку к тому состоянию, которое есть сейчас. Профессор утверждает, что нас ждет перестройка еще более радикальная.

Некоторые люди воспринимают этот прогноз как очень пессимистичный. На самом деле профессор расценивает его как очень оптимистичное заявление. Любое изменение это шанс создать что-то новое.

Видимо, для того, чтобы подтолкнуть людей к более интенсивным поискам этого нового, Деннис Медоуз скрупулезно собирает данные из различных источников о возрастающем количестве катастроф на планете. Например, существует график, составленный бельгийскими исследователями, на котором собраны данные о количестве различных видов катастроф – землетрясений, засух, наводнений, ураганов и т.п., которые происходили в период с 1900 года до 2005. Отчетливо видно, как резко взмывает ввысь эта кривая, начиная с последних десятилетий ХХ века. Небольшое падение значений в 2003-2005 году не должно вводить в заблуждение тех, кто смотрит на эту диаграмму сегодня. Последующие годы с лихвой компенсировали это падение. Более того, 2011 год в человеческой истории был годом самых больших потрясений, катаклизмов и катастроф.

Большинство природных катаклизмов непосредственно связаны с изменением климата. Именно климат управляет распределением разных событий.

Чем больше накоплено количество теплоты в окружающей среде, тем сильнее будут флуктуации, то есть случайные отклонения тех или иных величин. В пример приводится жаркое лето 2010 года, которое стало для Москвы и для значительной части России самым жарким за тысячелетнюю историю наблюдений. Но в ближайшие 20 лет вы встретимся с таким летом, возможно, неоднократно. Тысячу лет ждать не придется. Может быть, это произойдет уже в этом году.

На самом деле хотелось бы систему стабилизировать. И тогда возникает вопрос, что мы имеем в виду под устойчивым самоподдерживающим развитием. И чтобы дать возможность задуматься над этим вопросом профессор приводит конкретный пример, мысленный эксперимент.

Он рассказывает о том, что у него есть две ручки для письма. Ручка №1 марки Монблан, стоимостью около 8000 российских рублей из платины и других дорогих материалов. Ручка №2, никому неизвестной марки Sundance, стоимостью около 15 российских рублей из пластика, дерева и картона. И ту и другую ручки он использует для письма.

Профессор спрашивает аудиторию о том, какая из этих двух ручек в большей степени соответствует парадигме устойчивого развития, и мнение слушателей разделяется примерно поровну.

Тогда профессор приводит дополнительные сведения. Ручку №1 он тщательно хранит, она почти никогда не покидает пределов его дома и лежит в кабинете около компьютера на письменном столе. Это значит, что она останется с ним до конца его дней, а потом он передаст ее по наследству. Когда у нее заканчиваются чернила, профессор покупает картридж.

Ручки №2 профессор теряет каждый раз, когда выходит из дома, возможно, какое-то их количество можно найти в здании МГУ, где профессор выступал несколько раз. Если в этой ручке заканчиваются чернила, он выбрасывает ее и покупает новую.

Деннис Медоуз обращает внимание на то, что когда он попросил аудиторию второй раз ответить на вопрос, какая из ручек более соответствует устойчивому развитию, мнение значительного числа людей поменялось. Но ведь профессор в дополнительной информации не сообщил ничего нового о технологии, вся эта информация касалась способа использования ручек, того, как именно он их использует.

Это наилучшим образом иллюстрирует очень важную вещь: Устойчивость кроется не в технологиях, а в том, как они используются.

К сожалению, не существует ни одной технологии, которая могла бы заставить мир стать более устойчивым вопреки культурной составляющей. Новые технологии сами по себе к устойчивости нас не приведут. И чтобы избежать коллапса, надо менять наши привычки, наше поведение и те цели, которые мы преследуем. Вот почему на самом деле, по мнению профессора Медоуза, для устойчивого развития уже поздно.

Мы нуждаемся в существенных изменениях сейчас, быстро, а на социально-культурные изменения нужны десятки-сотни лет. Приводимые данные не должны служить источником пессимизма.

Сейчас Деннис Медоуз призывает сделать две важных вещи:

Во-первых, мы можем замедлить изменения климата.

А во-вторых, мы можем сделать наши страны более устойчивыми к возможным экстремальным событиям, природным катаклизмам.

Возможно, имеет смысл прислушаться к мнению человека, который уже делал 40 лет назад прогноз, и его предсказание сбылось…

Автор:
Любовь Якубовская http://ecoreporter.ru/node/804

Материал взят из жж-сообщества Rio+20:
http://rio-plus-20.livejournal.com/5965.html#cutid1