Зачем Лукашенко вторая АЭС?

frontpageingressimage_chsh1213.jpg Photo: Беллона

Вторая АЭС в Беларуси специально для генерального директора МАГАТЭ

Профессор, доктор технических наук, специалист в области ядерных реакторов, Георгий Лепин считает, что заявление о строительстве второй АЭС Александр Лукашенко сделал специально для генерального директора МАГАТЭ Юкиа Амано. «Сюда приезжал представитель МАГАТЭ и, видимо, во время этого разговора  МАГАТЭ поддержало Лукашенко в строительстве АЭС. А он настолько расчувствовался, что и вторую готов строить», — комментирует Лепин для Беллоны.ру.

Как сообщает белорусское государственное информационное агентство БЕЛТА в первых числах апреля Александр Лукашенко на встрече с генеральным директором МАГАТЭ Юкиа Амано в Минске обратился к нему со словами: «Если будет ваше содействие, поддержка и соответствующие условия, мы готовы и вторую атомную станцию построить в Беларуси».

Александр Лукашенко отметил, что мир переживает особый период после радиационной катастрофы на АЭС «Фукусима», когда Германия и другие страны заявили об отказе от атомной энергетики. «В этот особый период мы твердо и однозначно заявляем о том, что мы не просто намерены построить атомную электростанцию, но и начали ее строительство», — сказал глава белорусского государства.

Спустя почти месяц, во время своей поездки в Быховский район, пострадавший от Чернобыльской катастрофы, белорусский руководитель заявил, что вопрос строительства второй АЭС в Беларуси пока не актуален, однако он был бы рад, если бы она была бы построена. БЕЛТА передает его комментарий по этому поводу: «Но если найдется инвестор на таких условиях, как Россия у нас строит атомную электростанцию, я был бы рад. Может, японцы, корейцы, французы с немцами, американцы… Поживем — увидим. Но хотелось бы, конечно».

Несмотря на сопротивление общественности, в том числе местных жителей и независимых экспертов, Белорусской антиядерной общественной кампании, а также на протесты Литвы и разбирательства на уровне ООН, Беларусь продолжает осуществление проекта Островецкой АЭС. В прошлом году она заключила с Россией соответствующие межправительственное и кредитное соглашения, а также подписала контрактное соглашение с российским подрядчиком, предусматривающее реализацию в Беларуси российского проекта АЭС-2006, по которому в мире не было построено еще ни одной АЭС. В Островецком районе уже сооружены элементы инфраструктуры для атомной электростанции: железная и автомобильная дороги, жилые дома для работников, а также производственная база, выровнена площадка около двух квадратных километров.

Георгий Лепин: в Беларуси нереально построить ни одной АЭС

Георгий Лепин считает, что не только для второй, но и для первой АЭС в Беларуси нет необходимых условий. «Этот разговор ни на чем не основан, — комментирует ученый для Беллоны.ру, — Никаких реальных оснований для строительства ни первой, ни второй АЭС Беларусь не имеет. Нет ни подходящего места, ни специалистов. Нет никаких средств, мы лезем в сумасшедшие долги, которые нечем отдавать. И о 10 млрд. долларов США здесь говорить не стоит, более реальная цифра – это 20 млрд.».

Лепин отмечает также тот факт, что строительству первой, Островецкой, АЭС в Беларуси препятствуют и другие обстоятельства: «У нас есть соседи (Литва), которым не нравится это строительство. Жители Беларуси выступают «против». Когда мы рассматривали отношение населения к строительству АЭС в рамках специальной правительственной Комиссии в 1998 году, то только 6-7% белорусов были «за».

За двенадцать лет отношение белорусов к строительству АЭС стало не на много лояльнее – это показал опрос в прямом эфире ток-шоу «Выбор» по белорусскому государственному телевизионному каналу ОНТ: 87% из более, чем 13000 респондентов, заявили о том, что не верят в безопасность современных АЭС. Таким образом, благодаря массированной госпропаганде, доверие населения к АЭС выросло с 6-7% до 13 %. Однако, по мнению ученого, этого недостаточно. Он считает: «эти все «против» будут постоянно проявлять себя, и, в конце концов, не дадут построить первую, то есть Островецкую АЭС, не говоря о второй».

Кроме того, по мнению Лепина, сегодня Беларусь не нуждается в атомной энергетике. Как считает ученый, страна не испытывает энергодефицита, иначе она бы начала модернизацию действующих ТЭЦ. Однако, по его словам, в Беларуси большинство тепловых станций – исключение составляют единицы – не модернизированы. В то время как перевод ТЭЦ на парогазовый цикл дает увеличение производительности на 40% и приблизительно такое же снижение себестоимости. «Модернизация всех белорусских ТЭЦ обошлась бы как минимум в 5 раз дешевле, чем строительство АЭС. Кроме того, на это нужно значительно меньше времени – не более 2-х лет», — говорит ученый.

Лепин считает, что решение о строительстве Островецкой АЭС, также как и заявления о том, что Беларусь готова к возведению второй атомной станции, носят чисто политический характер. Энергетические соображения здесь никак не просматриваются. «Вот говорят, мы будем торговать электроэнергией. Это чепуха уже в том смысле, что эта электроэнергия очень дорогая. Реальная себестоимость – порядка 20-ти центов кв/ч, в то время как себестоимость тепловой – 3-4 цента», — комментирует он. Открытым остается вопрос о том, куда продавать атомную электроэнергию, произведенную в Беларуси. Одним из ближайших возможных потребителей могла бы стать Литва, но она выступает против Островецкой АЭС и неоднократно заявляла о том, что не будет покупать ее электроэнергию.

Проекту Островецкой АЭС понадобилась моральная поддержка

О своем желании соорудить вторую атомную станцию Александр Лукашенко не случайно заговорил именно на встрече с генеральным директором МАГАТЭ. Юкиа Амано, в свою очередь, не случайно встретили в Минске на самом высоком уровне. Эта встреча состоялась спустя непродолжительное время после заседания Комитета по осуществлению конвенции Эспоо, где рассматривались нарушения Беларусью при строительстве Островецкой АЭС. Беллона.ру уже писала об итогах этого заседания, в частности, о возможности блокирования проекта белорусской АЭС на международном уровне. Если Комитет на своем сентябрьском заседании примет решение о нарушениях Беларусью положений Конвенции при реализации проекта АЭС, а совещание сторон Конвенции одобрит это решение, то страны могут настаивать на том, чтобы Беларусь остановила строительство своей атомной станции. Именно эта возможность заставила Лукашенко искать для проекта Островецкой АЭС поддержки у МАГАТЭ.

Кооментарий Лукашенко, опубликованный БЕЛТА подтверждает это. «Я полагаю, что МАГАТЭ — организация, крайне заинтересованная в том, чтобы подобные, конечно же, безопасные проекты в мире реализовывались. Поэтому мы очень надеемся, что господин Амано, как и предыдущие руководители этого агентства, окажет нам серьезную моральную поддержку в строительстве атомной электростанции», — сказал белорусский руководитель.

Очевидно, что заявление Лукашенко о строительстве второй АЭС носило характер аванса в обмен на так называемую моральную поддержку МАГАТЭ для проекта первой белорусской АЭС. Этот жест говорит о том, что строительство Островецкой АЭС терпит серьезные репутационные издержки и действительно находится под угрозой срыва.

Но не только белорусской АЭС понадобилась моральная поддержка МАГАТЭ, но и само агентство увидело интерес в сотрудничестве с Беларусью. МАГАТЭ как организация, уставной целью которой является содействие развитию атомной энергетики, безусловно, ориентирована на поддержку любых проектов АЭС. Белорусский проект во времена постфукусимского кризиса атомной энергетики в мире, по мнению Георгия Лепина, может быть использован МАГАТЭ для такой же репутационной компенсации. «Это связано, в первую очередь с отказом ряда стран от использования АЭС, а также тенденцией замораживания атомных энергетических проектов во всем мире. Беларусь же, больше всех пострадавшая от Чернобыльской катастрофы, в понимании про-атомного лобби может сделать рекламу мирному атому», — комментирует профессор. Это предположение подтвердило недвусмысленное высказывание Амано на встрече с Лукашенко в Минске. Как передает БЕЛТА, он подчеркнул, что Беларусь является очень важным партнером для МАГАТЭ, поскольку у страны есть свой печальный опыт в связи с аварией на Чернобыльской АЭС. Генеральный директор МАГАТЭ отметил, что авария на «Фукусиме» серьезно подорвала доверие людей к атомной энергетике.

Тем не менее, интерес МАГАТЭ к проекту белорусской АЭС все еще носит чисто теоретический характер. Проект начал реализовываться с 2008 года и за это время эксперты МАГАТЭ получили о нем информацию. Таким образом, с этого времени у агентства была возможность использовать белорусскую АЭС для пропаганды атомной энергетики, особенно в трудный для нее 2011-й, фукусимский год, но оно ею так и не воспользовалось. Видимо, МАГАТЭ, проводя с официальной Беларусью разговоры во имя спасения репутации атомной энергетики, все же осознает всю неубедительность белорусского примера для мира, пережившего Чернобыль и Фукусиму.

Чем грозят проекту первой белорусской АЭС заявления о строительстве второй?

Движение Лукашенко в сторону спасения белорусского атомного проекта приоткрыло некоторые компрометирующие его детали, а также дало новый аргумент противникам белорусской АЭС, который может быть успешно использован, в том числе, и на международном уровне.

Игорь Пастухов, эксперт ОО «Экодом» по охране природы считает, что одним из таких аргументов является признанная руководителем Беларуси возможность строительства АЭС на другой площадке. «Официальная Беларусь при общественном обсуждении ОВОС проекта белорусской АЭС, как на национальном, так и на международном уровне, утверждала, что Островецкая площадка является единственно возможной для строительства. Альтернативы отвергались со ссылкой на карсты и другие нежелательные факторы, — комментирует эксперт. – На самом же деле, Островецкая площадка наименее подходит для этого. Она расположена в сейсмически неустойчивой зоне, ее окружают как с белорусской, так и с литовской стороны, особо охраняемые природные территории, зоны, где сконцентрировано рекордно высокое количество и разнообразие ценных биологических видов, в том числе, занесенных в Красную Книгу».

Заявление Лукашенко, по мнению Пастухова, опровергает аргументы чиновников об отсутствии альтернатив размещения белорусской АЭС, так как руководитель Беларуси прямо говорит о возможности строительства на площадке в Могилевской области, которая действительно была в свое время хорошо исследована, в отличие от Островецкой. Так во время визита в Быховский район на 26-ю годовщину Чернобыльской катастрофы белорусский руководитель сказал: «Если бы на условиях, как Россия у нас строит эту станцию, была бы построена еще одна атомная станция на второй площадке (вы знаете, она готова и исследована — в Могилевской области), мы бы были значительно богаче, потому что имели бы полную энергетическую безопасность, исчезла бы зависимость по электроэнергии».

Заявление о том, что вторая АЭС в Беларуси может быть построена в Могилевской области, дает Литве неопровержимый довод в пользу возможности переноса Островецкой атомной электростанции от ее границ. Этот аргумент может быть использован литовской стороной и в международном разбирательстве, который ведет комитет по осуществлению конвенции Эспоо, и на совещании сторон этой конвенции, где будет приниматься решение по вопросу белорусской АЭС.

Беллона