News

Из «Всемирного наследия» – в «туристический продукт»

Опубликовано: 11/04/2012

Природа современной российской коррупции такова, что бюджет сегодня не столько разворовывается, сколько «осваивается». Под очередной мегапроект с бюджетными мегазатратами с легкостью переписываются законы. А телевидение объясняет народу, что все делается для его же блага. Дело фактически дошло до пересмотра международных обязательств России в области охраны окружающей среды. Если не принять упреждающих мер, первой жертвой падут биосферные заповедники, из которых правительство задумало создать «туристический продукт». Парадоксально, но государевых слуг не смущает, что часть этого «продукта» входит в состав Всемирного природного наследия ЮНЕСКО.

МОДЕЛЬНАЯ ТЕРРИТОРИЯ

Лагонаки – горное плато в Республике Адыгея и Краснодарском крае к северу от Главного Кавказского хребта. Вместе с Фишт-Оштенским горным массивом этот уголок Кавказа известен роскошными альпийскими лугами, самыми глубокими на территории России карстовыми пещерами и обилием снега. Место уникальное, редкое по красоте и разнообразию ландшафтов.

Вплоть до 1990-х годов на альпийских лугах пасли коров, пока животноводство не развалилось вместе с Советским Союзом. Крохотная Республика Адыгея, получившая самостоятельность, посчитала, что Лагонаки лучше отдать Кавказскому государственному природному биосферному заповеднику, чем пытаться с пустым бюджетом осваивать эту территорию. Так родилось постановление правительства Адыгеи от 13 августа 1992 года № 234 «О передаче Кавказскому государственному биосферному заповеднику высокогорного пастбища Лагонаки».

Поскольку Кавказский заповедник на тот момент уже имел статус биосферного, то новой территории было решено придать статус биосферного полигона. Задумывалось, что он станет модельной территорией, на примере которой можно будет наблюдать, как на природную экосистему влияет «щадящая» хозяйственная деятельность (спортивный туризм и пастбищное животноводство). А в 1999 году Кавказский заповедник, вместе со своим биосферным полигоном, стал частью объекта Всемирного природного наследия ЮНЕСКО «Западный Кавказ».

КАВКАЗСКАЯ «ИННОВАЦИЯ»

В 2006 году в границах биосферного полигона, на склонах горы Фишт закипела стройка. Без каких-либо документов и экспертиз началось строительство объекта с загадочным названием «Полигон научного центра «Биосфера». Стройку финансировала компания «Роснефть», а главным лоббистом проекта выступил Управляющий делами Президента РФ Владимир Кожин.

Кожин забросал министра природных ресурсов РФ Юрия Трутнева жалобами на «волокиту» администрации заповедника: дескать, она всячески препятствует строительным работам. С «волокитой» тут же покончили: министр распорядился «уточнить» границы Кавказского заповедника. В итоге больше 150 гектаров альпийских лугов и пихтового леса оказались за его границами.

И в «научном центре» на высоте почти 2 тыс. метров над уровнем моря, отстроенном с помощью вертолетов в рекордно короткие сроки, появился шикарный гостинично-развлекательный комплекс «Лунная поляна» с канатными дорогами, бассейном, саунами и джакузи. А также с вертолетной площадкой, на которой, как только горные склоны покрывались снегом, частенько приземлялся вертолет тогдашнего президента России.

Однако официально никакой президентской резиденции на горе Фишт нет. Есть частный объект, являвшийся «научным». Такая вот кавказская «инновация», при которой захват заповедных территорий для строительства VIP-объектов для руководителей государства происходит без участия самого государства, а вся правовая ответственность перекладывается на частных «инвесторов».

Примерно по той же схеме позже предполагалось возвести скандальную «дачу Медведева» на Утрише, замаскированную под «физкультурный комплекс». Но если на Черноморском побережье VIP-стройка в итоге забуксовала, то на «Западном Кавказе» технология была реализована.

ЮНЕСКО ВВЕЛИ В ЗАБЛУЖДЕНИЕ?

Когда в 2008 году до ЮНЕСКО дошли жалобы природоохранных организаций о том, что «Западный Кавказ» на грани уничтожения: с юга его подпирают объекты сочинской Олимпиады-2014, а с севера – лыжный курорт для российских VIP-персон, встал вопрос о включении кавказского объекта в перечень «Всемирное наследие под угрозой!»

Положение спас тот же Путин, буквально за несколько дней до начала 32-й сессии Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО распорядившийся передвинуть ряд олимпийских объектов подальше от границ Кавказского заповедника. Благодаря чему вопрос о включении «Западного Кавказа» в «тревожный список» был отложен.

Взамен России выдвинули рекомендации. В их числе, например, значился пункт о том, что центр «Биосфера» должен использоваться «только для управления, исследования и мониторинга объекта Всемирного наследия или информирования посетителей и не должен быть преобразован в рекреационный объект». Кроме лыжного курорта на горе Фишт Комитет Всемирного наследия озаботился отсутствием «законодательной защиты буферной зоны Всемирного наследия». Это было вызвано угрозами со стороны олимпийских строек в районе Красной Поляны и непомерной активностью как легальных, так и криминальных лесорубов на территории Адыгеи.

В 2009 году Комитет Всемирного наследия снова напомнил России об отсутствии «юридического режима защиты для объекта Всемирного наследия, определения границ его буферной зоны и правил управления буферной зоной», констатировав, что в этом направлении ровным счетом ничего не было сделано. Аналогичные резолюции по «Западному Кавказу» были приняты на 34-й и 35-й сессии Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО в 2010 и 2011 годах.

Каков итог? Буферной зоны вокруг «Западного Кавказа» с ясным законодательным статусом как не было, так и нет. «Научный центр» «Биосфера» по-прежнему используется для катания на лыжах, а планы по рекреационному освоению плато Лагонаки и Фишт-Оштенского горного массива, которые еще в 2008 году обеспокоили Комитет Всемирного наследия ЮНЕСКО, облеклись в целую государственную программу.

ВАСЬКА СЛУШАЕТ И… ПРОЕКТИРУЕТ КУРОРТЫ

В июне 2010 года на экономическом форуме в Санкт-Петербурге состоялась презентация феерически дорогостоящей – в 50 млрд рублей – программы «Высота 5642», предусматривающей строительство на склонах Большого Кавказа горнолыжных курортов «Эльбрус-Безенги», «Архыз», «Мамисон» и «Лагонаки». Позже в программу включили также курорт «Матлас» в Дагестане.

Первые два курорта почему-то попали на территорию Кабардино-Балкарского и Тебердинского заповедников, а также национального парка «Приэльбрусье». Но самый разрушительный проект заготовлен для плато Лагонаки – того самого биосферного полигона в составе объекта Всемирного природного наследия «Западный Кавказ». На схемах «Высоты 5642» уникальное плато оказалось густо исполосовано канатными и обычными дорогами, лыжными трассами и линиями электропередачи. Таков был российский «ответ Чемберлену», т. е. ЮНЕСКО.

ДЛЯ ЧЕГО «КОРРЕКТИРУЕТСЯ» ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

Строить внаглую на заповедной территории – значит спровоцировать большой международный скандал, способный спугнуть иностранных инвесторов. Остается одно: «корректировать» законодательство и границы охраняемых территорий.

Так, в конце прошлого года возник ряд поправок в Федеральный закон «Об особых экономических зонах в РФ», предусматривающий налоговые льготы для резидентов туристско-рекреационных зон. Следом Госдума взялась за Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях», приняв в ноябре прошлого года поправки, согласно которым на территориях биосферных полигонов допускается строительство «объектов физкультуры и спорта».

В сущности, исчезло последнее препятствие для застройки заповедного плато Лагонаки. Сам по себе статус территории как объекта Всемирного природного наследия без прямого законодательного запрета на хозяйственную деятельность для чиновников и бизнесменов – что фиговый листок. Это хорошо видно на примере национального парка Югыд Ва в Коми и плато Укок в Горном Алтае.

Дмитрий Шевченко

 

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА «БЕЛЛОНЫ»

К сожалению, в нашем законодательстве до сих пор не приняты правовые нормы, необходимые для обеспечения охраны и нормального функционирования биосферных заповедников, как этого требуют Севильская стратегия (1995 г.) и Мадридский план действий (2008 г.), в разработке которых принимала участие и Россия. В связи с отсутствием в законе об ООПТ прав и обязанностей администраций биосферных заповедников нужен специальный законодательный акт для таких участков международной значимости. Если это не будет сделано в ближайшее время, возникает серьезная опасность исключения многих наших биосферных заповедников из Всемирной сети биосферных резерватов.

Нина Поправко