В США Вестингауз начинает строительство АЭС АР-1000, прозванную «радиоактивной трубой»

ingressimage_ap1000-chimney.jpg Photo: fairewinds.com

Граждане США не поддерживают строительство новых реакторов

Большинство американцев не поддерживает развитие ядерной энергетики в стране. Об этом говорит общенациональный социологический опрос, проведённый в марте 2012 года Институтом гражданского общества США.

По данным опроса 57% граждан США не поддерживают развитие ядерной энергетики, причём 51% выступают за идею моратория на строительство новых реакторов в стране. При этом почти две трети (65%) американцев против сооружения новых реакторов в 50 милях (80 км) от их места жительства.

Более трёх четвертей американцев (77%) поддерживают использование возобновляемых источников энергии, таких как энергия ветра и солнца, и повышение энергоэффективности, как альтернативы строительству новых реакторов. Также 77% считают, что правительства США не должно предоставлять гарантии по кредитам для сооружения ядерных реакторов.

Интересно, что по данным опросов после Фукусимы американцы стали более осведомлены о реальных проблемах атомной энергетики в США и стали меньше доверять рекламным заявлениям атомной промышленности. 61% опрошенных заявили, что они не поддерживают атомную энергетику из-за информации об остановках реакторов в США в 2011-2012 годах, вызванных природными катастрофами, поломками оборудования и утечками радиации.

Плохие новости для атомной промышленности США

«Это плохие новости для атомной промышленности США, – считает Питер Бредфорд (Peter Bradford), бывший член Комиссии по ядерному регулированию США, – Для индустрии, полностью зависящей от политической поддержки для получения доступа к кошелькам налогоплательщиков (через гарантии по займам и другие федеральные субсидии) и к кошелькам потребителей (через гарантии цены [электроэнергии], покрывающей даже отменённые проекты и превышения стоимости строительства), такой скептицизм общественности почти фатален».

«Ядерная энергетика остаётся слишком дорогой, опасной и слишком радиоактивной для Уолл-стрит, – говорит Роберт Альварез (Robert Alvarez), сотрудник американского Института политических исследований, бывший советник Секретаря по энергетике США, – Этот опрос показывает, что [ядерная] индустрия не имеет будущего, если только правительство США не продолжит её поддержку и не принудит общественность нести все риски».

Господдержка ценой 8,33 млрд. $

В США гражданская атомная энергетика всегда получала поддержку от государства. Во время «холодной войны» АЭС получали от военных топливо в обмен на отработавшее ядерное топливо из которого потом извлекали плутоний для ядерных боеприпасов. Именно тогда были построены 104 реактора США. Сейчас столько плутония не нужно, массовое строительство АЭС в США закончилось после аварии на АЭС Три-Майл-Айленд в 1979 году. Тем не менее, атомная промышленность продолжает получать поддержку от государства, в основном за счёт смягчения требований по безопасности и за счёт предоставления государственных гарантий по займам и кредитам.

Президент Дж. Буш в 2007 году объявил о начале многолетней рекламной кампании по строительству АЭС «нового поколения». В прошлом году президент Обама предоставил обязательства по гарантийному обеспечению заемных средств на расширение АЭС Вогтль в сумме 8,33 млрд. долларов со стороны Минэнерго США. Напомню, что 77% американцев выступает против господдержки атомной индустрии.

Будто бы Фукусимы не случилось

Несмотря на отсутствие поддержки со стороны населения, ядерная промышленность США не сдаётся и продолжает попытки построить новые энергетические реакторы.

Впервые после 1979 года Комиссия по ядерному регулированию США (Nuclear Regulatory Commission) 9 февраля 2012 года приняла решение выдать «комбинированную лицензию» на сооружение и эксплуатацию двух реакторов AP-1000 на АЭС Вогтль (Vogtle) в штате Джорджия. Это решение поддержано четырьмя из пяти членов Комиссии, причём её председатель Грегори Джаско (Gregory Jazcko) не поддержал это решение и воздержался при голосовании. «Я не мог поддержать выдачу этой лицензии, будто бы Фукусимы не случилось», – передаёт его слова агентство Всемирные ядерные новости.

16 февраля лицензирование строительства новой АЭС было оспорено в Федеральном апелляционном суде коалицией девяти экологических организаций. Они считают, что Комиссия по ядерному регулированию нарушила федеральное законодательство, выдав лицензию АЭС Вогтль без рассмотрения важных для безопасности и окружающей среды соображений в свете катастрофы на АЭС Фукусима.

Собственник АЭС Вогтль компания Southern подала заявку на лицензирование третьего и четвёртого энергоблоков в апреле 2008 года.

bodytextimage_Vogtle_Nuclear_Plant.jpg Photo: Wikipedia commons

Ещё до получения лицензии компания расчистила и подготовила площадку для строительства, а также заложила фундаменты и начало строительство некоторых зданий и заказала парогенераторы и корпус реактора у Южно-Корейского производителя Doosan. Третий и четвёртый энергоблоки с реакторами AP-1000 электрической мощностью 1100 МВт каждый планируется ввести в строй в 2016 и 2017 годах соответственно. Суммарная стоимость проекта оценивается в 14 миллиардов долларов и вполне может увеличиться.

АЭС «АР-1000»

Разработчик реактора АР-1000, американская корпорация Вестингауз (Westinghouse), рекламирует свой продукт как «простой, безопасный, инновационный». Реактор представляет собой дальнейшее развитие технологии «водо-водяных» энергетических реакторов, аналогичных российским ВВЭР и французским EPR.

bodytextimage_AP-1000-IRWST.jpg Photo: ap1000.westinghousenuclear.com

Как одно из основных достоинств Вестингауз преподносить упрощение конструкции, сокращение числа компонентов и «модульность» конструкции, а также наличие «пассивных» систем безопасности. Всё это делает проект похожим на российский ВВЭР-ТОИ, который скоро начнёт широко рекламировать Росатом.

АР-1000 имеет две петли охлаждения, 3400 МВт тепловой и 1100 МВт электрической мощности. КПД АЭС составляет 32,4%. Таким образом, как и у его аналогов, используется лишь треть вырабатываемой реактором тепловой энергии. Две трети мощности – более 2000 МВт будут выбрасываться в атмосферу через градирни.

Пассивные системы безопасности

Компания Вестингауз, как и любой другой производитель АЭС, рекламирует свой реактор. При этом особый тренд рекламы реакторов последних лет заключается в упоре на пассивные системы безопасности. В Заявлении от 9 февраля 2012 года Комиссия по ядерному регулированию США реактор описан так: «AP-1000 это реактор с водой под давлением электрической мощностью 1100 МВт, который включает пассивные средства безопасности, которые могут охлаждать реактор после аварии без необходимости подачи электричества или человеческого вмешательства».

«Пассивные системы безопасности AP-1000 не требуют действий оператора в случае проектной аварии. Эти системы используют только природные силы, такие как гравитация, естественная циркуляция, конденсация газа для исполнения функций безопасности. Не используется никаких насосов, дизелей, охладителей или других активных устройств, за исключением нескольких простых клапанов, действующих автоматически и активизирующих пассивные системы безопасности», – утверждается в рекламном проспекте компании Вестингауз.

Следует заметить, что пассивные системы безопасности, хотя и не требуют внешних источников электроэнергии, не могут эффективно работать в случае повреждения многочисленных трубопроводов, труб, клапанов. Именно поэтому даже в рекламном проспекте Вестингауз утверждается, что все эти хитроумные системы будут работоспособны только в случае «проектной аварии». Опыт показывает, что случае «запроектных аварий» (а Чернобыль и Фукусима это именно «запроектные аварии») ни активные, ни пассивные системы безопасности не позволяют предотвратить выход радиоактивности за пределы АЭС, заражение территорий и акваторий, эвакуацию жителей и т.п.

Не всегда пассивные системы будут «автоматически» действовать как надо, к сожалению, инженеры не в состоянии предугадать все возможные пути развития аварии на реакторе.

bodytextimage_IRWST1.jpg Photo: ap1000.westinghousenuclear.com

К примеру, используемый в проекте AP-1000 «внутриконтейнментный водяной бак» (In-containment refueling water storage tank, IRWST) по мысли разработчиков должен обеспечить отведение тепла от реактора в случае аварии через сложную систему труб, клапанов и теплообменников, которая может быть повреждена или находиться в неработоспособном состоянии.

По замыслу разработчиков, в случае расплавления активной зоны реактора вода из этого бака должна залить пространство вокруг реактора, тем самым охлаждая металлический корпус реактора.

bodytextimage_ap1000_building_cutaway.jpg Photo: ap1000.westinghousenuclear.com

В ряде случаев поступление большой массы воды на раскалённый корпус реактора может привести к его деформации, повреждению и выходу радиоактивных веществ в воздух контайнмента и в окружающую среду.

Остановить автоматическое срабатывание «пассивных систем безопасности» будет невозможно, ведь они разработаны на действия без команды человека.

Ко всему прочему, скорее всего защитная оболочка АЭС не сможет выдержать падение пассажирского среднемагистрального самолёта, в этом случае и активные и пассивные системы безопасности бесполезны.

AP-1000 – радиоактивная труба

Американские инженеры из Fairewinds Associates, Inc. предупреждают, что АЭС с AP-1000 может превратиться в «радиоактивную трубу». Коррозия или дефект изготовления стальной защитной оболочки в случае аварии превращают хвалёную «пассивную систему отвода тепла» в мощный источник радиоактивного загрязнения.

bodytextimage_AP600PassiveContainment.jpg Photo: ap1000.westinghousenuclear.com

Вестингауз предложил использовать не двойную, а одинарную стальную защитную оболочку (контайнмент), чтобы сделать её элементом системы пассивного теплоотвода. В случае аварии тепло реакторного помещения должно передаваться защитной оболочке, и далее уноситься в атмосферу за счёт естественной циркуляции воздуха. Если в момент аварии целостность однослойной защитной оболочки нарушается, то с потоками воздуха в окружающую среду будет выноситься не только тепло аварийного реактора, но и все находящиеся там радиоактивные вещества – получается «радиоактивная труба».

bodytextimage_ap1000-chimney1.jpg Photo: fairewinds.com

К сожалению, коррозия элементов безопасности АЭС – это нередкое явление. Fairewinds Associates приводит следующие случаи сквозной линейной коррозии: АЭС Barsebeck, Швеция, 1993 г., сквозная коррозия 7 мм; АЭС Brunswick, США, 1999 г., 8 мм; АЭС North Anna, США, 1999 г., 10 мм; АЭС D.C.Cook, США, 2000 г., 10 мм; АЭС Beaver Valley, США, 2009 г., 10 мм. Скорость коррозии составляла в этих случаях от 0,3 до 0,5 мм в год. Это случаи коррозии «снаружи внутрь», но вместе с этим следует рассматривать и коррозию «изнутри наружу», а также ряд факторов, способствующих усилению коррозии металлической оболочки контайнмента.

bodytextimage_ap1000-chimney4.jpg Photo: fairewinds.com

«Большой объём исследований показывает, что утечки радиоактивности из-за поломок контайнмента на АЭС с АР-1000 могут превысить Федеральные лимиты безопасности в 1000 раз. Но сотрудники Комиссии по ядерному регулированию предпочли игнорировать это», – утверждает Арни Гундерсен (Arnie Gundersen), главный инженер Fairewinds Associates, Inc., бывший оператор АЭС. www.fairewinds.com

Последний проблеск «ренессанса»

«Ядерный ренессанс начинается здесь», это одна из зарегистрированных торговых марок фирмы Вестнгауз. Но американская Служба информации по вопросам ядерной энергетики (NIRS) предупреждает, что не стоит покупаться на пустую рекламу. NIRS приводит шесть причин, почему получение лицензии для АЭС Вогтль не означает начала «ядерного ренессанса»:

1. Ядерная индустрия США демонстрирует отнюдь не «ренессанс», а сворачивание планов по строительству реакторов. Если в 2009 году речь шла о 31 новом реакторе, то сейчас остались лишь проекты Вогтль и V.C. Summer в Южной Каролине.

2. Реакторы АЭС Вогтль будут производить слишком дорогую электроэнергию. Природный газ значительно дешевле ядерной энергетики.

3. Получение лицензии не означает, что новые реакторы когда-либо будут введены в строй. Есть много примеров, когда ядерные проекты, получившие лицензию, не были реализованы.

4. АЭС Вогтль является примером того, что реакторы не строятся в срок и не укладываются в бюджет. Строительство двух действующих реакторов этой АЭС продолжалось 15 лет, бюджет был превышен на 1200%.

bodytextimage_AP-1000-renaissance.jpg Photo: ap1000.westinghousenuclear.com

5. Проект полностью зависит от «ядерного социализма», а именно 8,33 миллиардной государственной гарантии по кредитам и разрешению уже сейчас включать в стоимость электроэнергии цену реакторов, которые, возможно, никогда не будут достроены.

6. В мире нет «ядерного ренессанса». Германия, Италия, Бельгия и Швейцария отказываются от ядерной энергетики и закрывают реакторы. В Японии ядерная индустрия на последнем издыхании. Пока лишь четыре страны (Китай, Индия, Россия и Южная Корея) строят новые реакторы, но и там эти программы замедляются.

В общем случае, проблемы «радиоактивной трубы» – АЭС АР-1000 компании Вестингауз далеки от России. Однако в ситуации есть и общие черты, государственная поддержка атомной энергетики, её экономическая неэффективность, перекладывание расходов на строительство дорогих и опасных реакторов на налогоплатильщиков и госбюджет…

Конечно, в США со временем начнётся сворачивание ядерной энергетики, жаль, что Китай, Индия, Россия и Южная Корея всё ещё продолжают строить новые реакторы, будто бы Фукусимы не случилось.

 

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com