«Атомфлот» рассказал, что случилось на «Вайгаче»

Когда случился этот пожар, была ночь, и на ледоколе все спали, кроме вахты. Тем удивительней была реакция моряков – они смогли потушить пламя, которое за считанные минуты охватило практически все пять палуб носовой части, и не пустить его в кормовые каюты. Машинист 1 класса Павел Бажуков был в составе аварийной команды, которая осматривала палубы сразу после ликвидации возгорания. Молодой человек первым подошел к задраенной ранее двери пятого мостика и стал её открывать. Как только ему это удалось, раздался взрыв. Павел погиб на месте, прикрыв своим телом товарищей.

Вообще, таких взрывов было много. Моряки говорят, что взрывался какой-то едкий газ, скопившийся под потолком. Что это за газ, и почему он образовался в такой большой концентрации – вот важнейшие вопросы, на которые надо ответить следствию. Кстати, именно этим газом задохнулся старший мастер КИПиА Валерий Морозов. Его тело так же было доставлено на родину – в город Железногорск Курской области. А вот получивший ожоги верхних дыхательных путей дублер стершего вахтенного механика Александр Шевченко находится в пульмонологическом отделении «Норильской городской больницы №1». По словам специалистов, его состояние удовлетворительное, и выписка возможна к Новогодним праздникам.

– За 50 лет истории предприятия такая беда случилась в третий раз. До этого были пожары на «Арктике» и «Ямале» – сообщил  Вячеслав Рукша. – Мы, конечно, выплатим семьям погибших по одному миллиону рублей, плюс они получат страховые выплаты. Ведь каждый моряк застрахован. Хотя, возможно, что эти страховки малы. Поэтому будем думать, как их увеличить.

Ещё один важный вопрос – причина пожара. Сейчас рассматриваются две версии. Или в каюте произошло самовозгорание системного блока компьютера (это, по данным пожарных, встречается не так уж редко), либо причиной стал незагашенный окурок.

Кстати, как только случилась беда, в социальных сетях появились тысячи откликов, большинство из которых сводились к тому, что пожар произошел из-за традиционного пьянства среди всех моряков. Мол, выпили хорошенько, покурили в каюте, заснули, а сигарета упала на постель. Вячеслав Рукша уверяет, что такие разговоры не имеют основания.

– Второй механик Юсупов, в каюте которого начался пожар, совсем не пьющий. Вот курит он много, это да. Но в момент начала пожара его не было в каюте. Возможно, он ушел и оставил не затушенным окурок. В ходе опроса экипажа мы выяснили, что других людей в каюте не было, – пояснил директор. – Кроме того, по предварительным данным, признаки алкоголя отсутствуют в крови у обоих погибших. И у других членов экипажа их не было.

Директор Атомфлота так же опроверг версию первых дней – что в каюте на втором мостике сучилось короткое замыкание из-за перегруженности устаревшей проводки. Якобы хозяин каюты включил в сеть много бытовых приборов, а проводка и не выдержала. Вячеслав Рукша уверен, что если бы случилось замыкание, то сразу сработала автоматическая система, и это происшествие было бы сразу обнаружено вахтенным персоналом. Но этого не произошло. Кроме того, «Вайгач» был построен с европейским эталоном качества, на финской верфи. Причем ему только 20 лет, а гарантии на безопасную эксплуатацию электрических сетей составляют в 2 раза больше.

Что касается технических последствий пожара, то Рукша уверяет, что системы жизнедеятельности корабля пострадали незначительно. Угрозы для реакторной установки не существовало. То, что можно было починить и убрать своими силами, экипаж уже сделал.

Следствие не называет официальных причин возгорания, поскольку для проведения некоторых экспертиз  требуется время. Комиссия Следственного комитета завершила работу на борту атомохода 20 декабря. После этого инспекция портового надзора порта Дудинка оформила разрешение на выход «Вайгача» в море. Атомоход  сразу продолжил проводку теплохода «Капитан Данилкин», которого 15 декабря был вынужден оставить во льдах из-за пожара.

«Атомфлот» заявил что «Вайгач»  останется работать в Енисейском заливе  ориентировочно до середины января – именно тогда  специалисты  завершат  плановый ремонт атомохода «Таймыр», и он заменит подгоревшего собрата.
По возвращению в Мурманск, «Вайгач» встанет на ремонт до марта. За это время руководство предприятия рассчитывает узнать ответы на главные вопросы и установить на корабле новые системы безопасности.