Активисты Гринпис смогли проникнуть на АЭС под Парижем, доказав её уязвимость

ingressimage_Nogent.jpg Photo: AFP

По сообщению Гринпис Франции попытки проникновения активистов были предприняты также ещё на несколько ядерных объектов, в частности на АЭС «Блайэ» (Blayais) в районе города Блай и в исследовательский центр ядерной энергетики, расположенного в городе Кадараш (Cadarache). «С утра скрытно им удается двигаться на этих объектах, не будучи обнаруженным силами безопасности и наблюдения», — говорится в сообщении Гринпис Франции. Позднее полиция задержала на АЭС в Ножан-сюр-Сен девять активистов.

О проникновении на атомные объекты в реальном режиме времени сообщал сайт организации.

На момент написания статьи девять активистов находились в жандармерии, обвинения им предъявлены не были.

Ненасильственное проникновение и присутствие на АЭС

«Это ненасильственное присутствие в сердце французских ядерных объектов свидетельствует об их крайней уязвимости», — говорит София Мажони Динтигнано (Sophia Majnoni d’Intignano), представитель Гринпис Франции.

По сообщению Грнипис активистам понадобилось около 15 минут, чтобы попасть на АЭС. В свою очередь, директор АЭС в Ножан-сюр-Сан Эрве Майяр заявил журналистам, что система безопасности предприятия сработала нормально. «Система сигнализации обнаружила их, когда они перекусили первую решетку. Все прошло согласно процедурам, по которым все должно было произойти», — сказал он.

Похоже, директор АЭС не вполне адекватно оценивает ситуацию. Ведь на месте мирных активистов с плакатом могли быть террористы с зарядом взрывчатки. Кроме того, гринписовцы действовали мирно, ненасильственно, чего невозможно ожидать от террористов.

Угроза терроризма реальна

Стоит напомнить, что АЭС являются привлекательными объектами для террористических и военных атак, а информация о том, что атомные объекты хорошо охраняются, часто не соответствует действительности.

Установлено, что при планировании террористических атак в США в списке потенциальных целей были атомные электростанции, а норвежский террорист-одиночка Брейвик также рассматривал возможность проникновения на АЭС с целью разрушения защитного колпака и реактора.

Следует признать, что возможность терактов, направленных на атомные станции реальна. Есть и примеры нападений. В декабре 1977 года баскские сепаратисты в Испании атаковали строящуюся АЭС Лемониз, взорвали несколько бомб, повредили корпус реактора. В мае 1986 года были совершены диверсии на ЛЭП, ведущих к АЭС Пало Верде в США. В феврале 1993 года мужчина на автомобиле сломал ворота и врезался в турбинное здание АЭС Три-майл-айленд в США. Охране потребовалось четыре часа, чтобы найти его в помещениях атомной электростанции.

Пока ни одна из атак на АЭС не привела к катастрофическому выбросу радиации, но отрицать возможность такого развития событий было бы глупо и преступно.

Атомщики преуменьшают опасность – как во Франции, так и в России

Непосредственным поводом акции стало отрицание атомной промышленностью Франции факта уязвимости АЭС по отношению к внешнему преднамеренному воздействию. После катастрофы на Фукусиме АЭС Франции (как и России) были проверены на способность противостоять природным явлениям: цунами, наводнению, землетрясению. Но риски, связанные с преднамеренным вмешательством человека, такие как теракт, авиакатастрофа, воздействие компьютерного вируса – не анализировались и в расчет не принимались. Ситуация схожа с российской, ведь и у нас ни одна АЭС, не говоря уж о хранилищах радиоактивных отходов, не может выдержать падения среднемагистрального пассажирского самолёта. Но атомщики такой сценарий отказываются рассматривать, даже когда этого требуют экологи на общественных слушаниях.

Ни для одного из новых энергоблоков российских АЭС (Ленинградской-2, Нововоронежской-2, Балтийской), ни для хранилищ РАО и ОЯТ сценарии террористической атаки и возможные последствия проанализированы не были.

Также проблему представляет то, что атомная индустрия не допустила внешнего независимого аудита, фактически сама себя проверяла. Во Франции по заказу правительства аудит проводился самими ядерными компаниями (Areva и EDF). В России самопроверкой занималась госкорпорация «Росатом», также поспешившая сообщить, что все АЭС «безопасны».

Риски злонамеренных действий должны быть учтены

Риски преднамеренного человеческого вмешательства должны быть включены в процессе всеобъемлющего обзора безопасности ядерно и радиационно опасных объектов. Это должно включать также анализ результата злонамеренных действий, утверждается в докладе, который подготовил в январе по заказу Гринпис Арджун Махиджани, эксперт научно-исследовательского института по вопросам энергетики и окружающей среды штата Мэриленд (США).

Следует согласиться с этим утверждением и потребовать от Росатома рассмотрения в качестве исходных событий для аварий на АЭС и хранилищах ядерных отходов террористической атаки с использованием среднемагистрального пассажирского самолёта.

В результате падения самолёта на защитный колпак АЭС будут повреждены и разрушены как активные, так и пассивные системы защиты реактора, да и сам реактор может не уцелеть, что приведёт к тяжёлой аварии и радиоактивному заражению местности. При падении самолёта на станционное хранилище отработавшего ядерного топлива или радиоактивных отходов эти сооружения, не имеющие защитного колпака, будут серьёзно повреждены, контейнеры могут быть разрушены, а последующий пожар авиационного топлива разнесёт радиацию по округе.

Но Росатом не пойдёт на рассмотрение последствий таких аварий, ведь это означает признать, что «Безопасной атомной энергетики не существует».

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com