News

Зачем экс-премьер Литвы помогает строить Балтийскую АЭС?

Ecodefense

Опубликовано: 04/06/2011

Автор: Владимир Сливяк

Со стороны может показаться, что Казимира Прунскене стремится построить добрососедские отношения с Россией. На самом деле, это стремление поучаствовать в освоении денег, выделенных под строительство Балтийской АЭС.

В конце мая председатель Народной партии Литвы, бывшая премьер-министр Литвы Казимира Прунскене посетила Калининград и побывала на площадке строящейся Балтийской атомной станции. Встретившись с губернатором Калининградской области Н. Цукановым, она заявила о «необходимости» участия Литвы в строительстве и эксплуатации будущей станции. Как заявила по итогам встречи Казимира Прунскене, на площадке строительства Балтийской АЭС она сумела убедиться «в  перспективности, надежности и безопасности станции». Дело в том, что площадка — это большая яма, подготовленная для заливки фундамента. Оценка «безопасности» АЭС на основе осмотра большой ямы —  абсолютно новое, уникальное направление в экспертизе атомных станций.

Балтийская АЭС нужна исключительно для экспорта электроэнергии в Европейский Союз, а не для нужд Калининградской области, что подтверждается документами компании «Интер РАО», на которую возложена миссия по поиску инвесторов в Европе. Современное потребление электроэнергии в Калининградской области составляет 3,9 млрд. кВт/ч (обеспечено из существующих источников), а планируемая АЭС будет вырабатывать еще 13-15 млрд кВт/ч в год. Расчет атомных коммерсантов очень прост – «чистая» электроэнергия на экспорт, прибыль в карман акционеров АЭС, а все ядерные риски – населению Калининградской области (а в случае крупной аварии и населению соседних стран). Главной угрозой для российских атомных коммерсантов сейчас являются попытки властей Литвы убедить Европу бойкотировать проект Балтийской АЭС. Отказ от покупки электроэнергии со стороны ЕС перечеркнул бы смысл этого опасного проекта. Поэтому российской атомной промышленности крайне выгодно создать видимость разногласий среди литовских политиков. Казимира Прунскене стала пешкой в этой политической игре.

Тем не менее, главная опасность не в позиции Прунскене, а в том, что политическая игра, которую она поддерживает, направлена на отвлечение от реальной опасности АЭС. В этом случае целью является увести дискуссию в плоскость взаимных политических претензий России и Литвы, а также разжечь склоку внутри литовского политического истеблишмента. Каковы бы ни были истинные причины деятельности Казимиры Прунскене, достигать своих целей за счет безопасности жителей Калининградской области и соседних стран является недостойным для серьезного политика. Такой поступок не является ни добрососедским, ни мудрым.

Калининградцы не согласны брать на себя ядерные риски лишь для того, чтобы группа коммерсантов, близких к властям, заработала себе миллиарды долларов на строительных контрактах и поставках электроэнергии в другие страны. Согласно опросу общественного мнения по вопросу «Как вы относитесь к строительству АЭС?», 67% жителей Калининграда высказались отрицательно. Более того, приказ строить АЭС практически перечеркнул планы развития устойчивой возобновляемой энергетики в регионе, в том числе разработки калининградских ученых, а также результаты проектов по восстановлению и внедрению объектов альтернативной энергетики, осуществленных при помощи европейских средств.

Прежде чем делать заявления на основе осмотра большой ямы, г-же Прунскене стоило бы ознакомиться с деталями проекта Балтийской АЭС. Например, согласно заявлению главного инженера проекта Балтийской АЭС Ивана Грабельникова, для реакторов ВВЭР-1200, которые предполагается построить на границе с Литвой, никогда не проводилось моделирование аварии с падением крупного пассажирского самолета. Напомним, что сегодня в странах Западной Европы атомные компании обязаны доказывать, что проекты новых реакторов выдержат падение крупного самолета. Очевидно, что крупная авиакатастрофа может вывести из строя не только реакторы, но и хранилища использованного ядерного топлива с дальнейшими масштабными утечками радиации. И против такой аварии в российском проекте не предусмотрено никакой защиты. Заметим, по близости от площадки Балтийской АЭС проходит международный воздушный коридор.

Выбор площадки под строительство атомной станции осуществлен поспешно, без достаточных геологических изысканий – при этом известно, что на ней высоко залегают грунтовые воды, которые местами выходят на поверхность.

Выбор для реализации именно «АЭС-2006» (с реактором ВВЭР-1200) ничем не обоснован. У данного типа реактора нет длительной практики эксплуатации. Во время сооружения похожей АЭС в Китае, у китайской стороны неоднократно возникали претензии к Росатому по качеству материалов и оборудования, что привело к существенной задержке ввода АЭС в эксплуатацию. Уже в течение первого года эксплуатации реактор пришлось остановить для ремонта.

В материалах оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) проекта строительства АЭС в Калининградской области приведена недостоверная информация об обращении с ядерными отходами. Утверждается, что отработанное ядерное топливо (ОЯТ) будет вывозиться на «завод по регенерации» в Сибирь. Однако в России нет предприятий по регенерации топлива реакторов ВВЭР-1200. Так что с большой долей вероятности можно говорить об организации новой ядерной свалки. Это касается не только ОЯТ, но и выработавших свой ресурс реакторов, которые превратятся за время службы в тысячи тонн высокорадиоактивных отходов. Создатели проекта Балтийской АЭС даже не удосужились описать в проектной документации, что они собираются делать с реакторами после выработки ресурса, хотя российские законы требуют предоставить такую информацию в проекте.

В проекте не предусматриваются меры по защите населения. В документации АЭС  заявляется, что «АЭС-2006 спроектирована так, что радиационное воздействие на население, вызванное аварийными выбросами радиоактивных газов и аэрозолей на границе промплощадки и за ее пределами, ограничено в соответствии с требованиями российских нормативных документов». Этот тезис позволяет проектировщикам существенно – по сравнению с мировой практикой – занижать масштабы потенциальных аварий. В результате, не запланировано каких-либо мер по экстренной эвакуации населения, отселению, йодной профилактике в случае аварии. Утверждение об отсутствии необходимости эвакуации и отселения при авариях может привести к неготовности соответствующих служб, отсутствию необходимых средств и сил в случае крупной аварии, когда упомянутые меры будут неизбежны.

В июле 2009 года г-н Грабельников публично подтвердил, что вероятность крупной ядерной аварии (с расплавлением активной зоны) на реакторе ВВЭР-1200 не может быть исключена полностью.

До начала ядерного кризиса в Японии считалось, что даже крупная авария не приведет к выходу радиации за пределы атомной станции. Такое же понимание ядерных аварий заложено и в новом российском проекте. В результате событий на АЭС «Фукусима-Дайчи» Япония, Германия и Швейцария уже отказались от дальнейшего строительства АЭС, многие страны начали стресс-тесты своих реакторов, чтобы выяснить их истинный уровень надежности. И лишь в России не сделано никаких выводов из японской аварии, даже в отношении реакторов первого поколения Чернобыльского типа, спроектированных в СССР свыше полувека назад. Это однозначно демонстрирует чрезвычайно низкое внимание к вопросам ядерной безопасности со стороны российских властей.

За три года активных консультаций «Росатом» так и не сумел найти в Европе ни одной компании, которая хотела бы инвестировать в Балтийскую АЭС. А ведь в России постоянно говорится о необходимости найти иностранного инвестора, без которого перспективы проекта видятся туманными. И сегодня, вместо европейских инвесторов, «Росатом» в Калининграде представляет Казимиру Прунскене и ее знакомых бизнесменов-строителей, стремящихся получить заказы на строительство даже не Балтийской АЭС, а инфраструктуры вокруг стройплощадки. Кстати, ранее «Росатом» обещал такие заказы отдавать местным компаниям.

Проект Балтийской АЭС — это не только опасные реакторы, но и не менее опасное наплевательское отношение к безопасности. Но этот проект все еще можно остановить, чтобы будущим поколениям не пришлось жить в страхе новых ядерных аварий и утечек радиации. Последний доклад ученых Межправительственной группы экспертов по изменению климата (Intergovernmental Panel on Climate Change) доказывает, что во всем мире к 2050 году можно получать до 80% энергии от возобновляемых источников. Взаимовыгодное партнерство Литвы и России должно развиваться прежде всего в области экологически-чистых технологий — возобновляемой энергетики и энергоэффективности, а политики должны наконец-то прекратить опасные ядерные игры.