Радиационный коктейль для отрезвления

ingressimage_radiacija.jpg

Эксперты МАГАТЭ не исключают частичного расплавления активной зоны аварийных реакторов на АЭС «Фукусима» и, как следствие, повреждений их корпусов и железобетонных защитных оболочек. Все это означает, что в атмосферу продолжает поступать значительное количество радионуклидов. В дальнейшем не исключено их попадание в тропосферу и выпадение на земную поверхность в течение минимум года. Британский ученый Крис Басби, научный консультант Европейской комиссии по радиационному риску, считает, что положение будет значительно ухудшаться по мере выделения и распространения радиации из разрушающихся реакторов АЭС «Фукусима».

Tokyo Electric Power, владелец АЭС «Фукусима», сбрасывает в океан высокоактивную воду, использованную для охлаждения реактора и бассейнов с ОЯТ. Всего планируется спустить в океан 11,5 тысячи тонн воды с большим содержанием плутония, цезия и стронция. Миграция радионуклидов вынесет их в поверхностные слои океана, они абсорбируются на органических матрицах и будут вовлечены в процессы вторичного переноса, обусловив глобальное выпадение цезия-137 и стронция-90 еще и по этому пути.

В СМИ появилась новость о том, что в 35 километрах от АЭС «Фукусима» была выловлена рыба, в теле которой содержание цезия-137 в 25 раз превысило предельно допустимую концентрацию. Для справки: цезий-137 – один из главных компонентов радиоактивного загрязнения биосферы, который проникает в тело человека в основном через дыхание и пищеварение. Распадаясь, он превращается в токсичный для человека барий. Японцам, в рационе питания которых морепродукты составляют более половины, можно только посочувствовать.

В данном случае имеет смысл напомнить о широко известном в научных кругах «эффекте Петко». Суть его в том, что малые дозы радиации при длительном воздействии опаснее по последствиям, чем большие дозы краткосрочного (острого) облучения. Впервые обратный эффект мощности дозы на уровне клеточной мембраны обнаружил в 1972 году Абрам Петко (Канада), который показал, что длительное облучение клеток вызывает значительно большее изменение проницаемости мембраны, чем кратковременное в той же дозе.

Так, при кратковременном действии рентгеновского излучения большой мощности (26 рад/мин) на клетку проницаемость биологической мембраны изменялась при высокой дозе облучения — 3,5 килорад. Но при длительном облучении клетки (22Na в физиологическом растворе) в дозе малой мощности (10–3 рад/мин) для изменения проницаемости мембраны для Na было достаточно поглощенной дозы 0,7 рад. Таким образом, для проявления радиобиологического эффекта при длительном действии маломощного излучения оказалась достаточной доза в 5 тысяч раз меньшая, чем при облучении с высокой мощностью дозы. (По данным Федерального медицинского биофизического центра им. А. И. Бурназяна Федерального медико-биологического агентства России.)

Под действием радиации в клетке возникают высокотоксичные нестабильные активные формы кислорода (АФК) – свободные радикалы, перекисные соединения. Они реагируют с клеточной мембраной, где запускают цепную реакцию химических превращений – окисления молекул мембраны, в результате чего она разрушается. Чем меньше АФК в клеточной плазме, тем выше их эффективность в нанесении ущерба, потому что АФК могут дезактивировать друг друга с образованием обычной молекулы кислорода или других (рекомбинация). Чем меньше АФК создается радиацией в данном объеме в единицу времени (при меньших интенсивностях радиации), тем больше у них шансов достичь стенки клетки.

Таким образом, необходима взвешенная оценка медико-биологических последствий и разработка необходимых мер для снижения дозовых нагрузок на население. Если в результате эмиссии продуктов деления сформируется дополнительная доза облучения от 1 до 5 мЗв/год сверх дозы от естественного фона, будет необходимо проведение комплекса адекватных защитных мероприятий с учетом новых знаний о радиационном воздействии радионуклидов, инкорпорированных в клеточных структурах, тканях и органах.

Валерий Иванов