«Газпром нефть шельф» боится независимой экспертизы?

ingressimage_w500_platform_prirazlomnaya.jpg

«Газпром Нефть Шельф» — один из основных подрядчиков проектов освоения двух крупных углеводородных месторождений на шельфе Арктики — Штокмановского и Приразломного. Как известно до освоения Штокмана ещё далеко, а вот судьба «Приразломного» уже решена. Сейчас в Мурманске завершается создание одноимённой нефтяной платформы, которая в конце лета будет отбуксирована в Печорское море.

Приразломное месторождение это первый российский проект по освоению нефтяных ресурсов Арктики, который не имеет аналогов в мире. Месторождение открыто в 1989 году на шельфе Печорского моря, в 60 километрах от материка. Продуктивные горизонты относятся к пермско-каменноугольным отложениям и залегают в интервалах на глубине 2300-2700 метров. Для их разработки предусматривается строительство 40 скважин, из которых 19 добывающих. Разведанные запасы нефти составляют 77 миллионов тонн, а в год планируется добывать 6,6 миллионов. Глубина моря там 20 метров, что явно удобно для установки нефтяной платформы.

А вот другие факторы говорят лишь о сложности проекта. Во-первых, это погодные условия сильные шторма осенью и высокие ледовые нагрузки зимой. Зимний период здесь длится 9 месяцев, а толщина льда составляет до 1,7 м и торосов до 3,5 м. Во-вторых, неразвитая инфраструктура на берегу практически нет дорог, предприятий и нормальной связи.

Однако это не смущает «Газпром», который принял программу освоения Арктики на много лет вперёд. Для «Приразломного» уже создана транспортная система вывоза нефти и снабжения, состоящая из специально построенных ледоколов снабженцев, танкеров ледового класса и других судов.

В Мурманске, на  СРЗ-35, достраивается нефтедобывающая платформа, названная в честь месторождения. До конца лета планируется завершить монтаж оборудования, трубопроводов, изолировочные и окрасочные работы, затяжку 900 км электрического кабеля, подключить электрооборудование, выполнить регулировочные и пуско-наладочные работы, провести испытания систем и механизмов «вхолостую». Кроме того, нужно сделать то ради чего её собственно притащили из Северодвинска провести балластировку бетоном опорного основания (кессона) платформы. Малые глубины Северной Двины не позволяли это сделать.

Кроме того, скоро начинается создание береговой инфраструктуры как рядом с месторождением, так и на расстоянии. Так «Газпром нефть шельф» уже договорился об использовании базы «Газфлота», которая будет создана на берегу Кольского залива. Таким образом, Мурманск станет главной перевалочной точкой грузов для Приразломного. Так же в городе создадут Центр подготовки специалистов морских специальностей. Там будут готовить по 3 тысячи человек в год.

Эту и другую информацию о работе компании и о собственной роли в освоении шельфовых богатств Арктики и Дальнего Востока глава «Газпром нефть шельф» излагал так долго, что большинство журналистов разъехались, так и не задав своих вопросов. Остались самые терпеливые из них для того, чтобы спросить говорливого директора про экологическую безопасность проекта.

Как известно, экосистема Арктики одна из самых хрупких в мире, а любая добыча нефти в море имеет серьезные риски. Достаточно вспомнить последние события на юге США. Но Александр Мендель уверяет, что добыча нефти на Приразломном будет происходить не по такой технологии, что применялась англичанами в Мексиканском заливе.

Там произошел взрыв из-за присутствия большого количества попутного газа, а в нашем случае нефтяного газа выделяется очень мало. Такова специфика месторождения. Поэтому взрыв и разрушение скважин невозможен сообщил Александр Мандель. А тот газ, что всё-таки образуется, мы будем использовать для своих нужд, а избыток отправлять на материк. Кроме того, у нас на трубах предусмотрено множество задвижек, которые в случае чего быстро перекроют поступление нефти. Кнопки управления ими установлены во многих местах платформы.

На самом деле причиной аварии в Мексиканском заливе послужили халатность персонала, использование некачественных материалов и недооценка экологических рисков. Все это с абсолютно такой же долей вероятности может произойти и на Приразломном месторождении, считает Нина Лесихина, координатор энергетических проектов Беллона-Мурманск. Только последствия могут быть значительно серьезней, если в воды Арктических морей попадет 660 тысяч тонн нефти, как это случилось в США.

Компания конечно же разработала систему предупреждения и ликвидации аварийных разливов нефти. Постоянную аварийно-спасательную вахту у платформы будут нести ледоколы-снабженцы. Они оснащены необходимым оборудованием для локализации нефтяного пятна: есть боновые ограждения, а для сбора разлитой нефти скиммеры и специальные тралы. То есть она подготовила стандартный набор сил и средств, применяемый сейчас всеми нефтяными фирмами. Вот только хватит ли его для ликвидации разлива в условиях Арктики?

Для ликвидации аварийного разлива нефти в Мексиканском заливе было задействовано 6500 судов, 125 самолетов, подтянуто 6 буровых платформ, 48 тысяч жителей из 5 штатов США чистили побережье. Ничего подобного за всю историю Соединенных Штатов в территориальных водах США не происходило. Стоимость операции составила 11 млрд долларов, говорит Нина Лесихина. К сожалению, компания «Газпром нефть шельф» не учла опыт  англичан и уже сейчас совершает серьезную ошибку, недооценивая последствия возможной аварии и объем необходимых сил и средств реагирования. Так, например, в качестве максимально возможного объема разлива нефти с платформы Приразломная берется 1500 тонн, в то время, как на платформе в Мексиканском заливе разлив нефти составил 668 500 тонн.

Однако государственная экологическая экспертиза, видимо, уверена в адекватности системы реагирования, раз проект её прошел успешно. А вот общественные экологические организации ей не доверяют. Они предложили «Газпром нефть шельфу» провести независимую экспертизу проекта освоения нефтяного месторождения «Приразломное».

Однако компания явно тормозит её начало, предлагая экспертам прибыть для изучения документов в свой главный московский офис в строго определенный день и только в вечерние часы. Причем документы нельзя копировать и выносить!

Когда координатор проектов Баренцевоморского офиса WWF Вадим Краснопольский спросил господина Манделя почему так происходит, тот буквально подпрыгнул от негодования.

Мы связаны государственной тайной! Эти бумаги имеют гриф «Секретно», за нами строго следят органы. А вы отказываетесь подписывать обязательства о не разглашении информации, бушевал директор. И вообще надо ещё узнать, как вы сюда проникли. Мы звали только журналистов.

— Это просто безобразие, — возмущён ответом Вадим Краснопольский. — Нам не нужны никакие секретные документы! Мы просим предоставить то, что положено по закону и есть в свободном доступе. Чтобы эксперты могли работать с ними не в офисе нефтяников, а в своих офисах в Мурманске, Петербурге и Москве. Положительным примером здесь может служить наше взаимодействие с ШДАГ. Нам удалось убедить компанию в необходимости предоставления документов в электронном виде. Это позволяет экспертам более внимательно с ними знакомиться.

— Саяно-Шушенская ГЭС, Мексиканский залив, Фукусима — эти три трагические события доказали что нужен не замыленный взгляд на развитие крупных уникальных проектов. Эта экспертиза и будет таким взглядом. Специалисты «Газпром нефть шельфа» это всё понимают, но разговаривают как атомщики — «у нас всё безопасно!». Это для них как молитва. И я их понимаю. Но есть другая точка зрения людей, которые могут посмотреть совершенно другим взглядом, задать неожиданные вопросы. Но для этого нужно прочитать документы! А их не дают. Похожее, кстати, сейчас происходит и на Кольской АЭС — фотографировать можно, а электронный вид не предоставляют. Можно предположить, что таким образом, на пустом месте, создают аргументы для критики в свой адрес, — подводит неутешительный  итог этого разговора председатель правления Беллоны-Мурманск Андрей Золотков.

В настоящее время ни российские ни иностранные компании не обладают достаточным опытом и технологиями для безопасного освоения Арктики, говорит Нина Лесихина. Поэтому мы призываем Правительство России к введению моратория на освоение нефтегазовых месторождений в Арктике с целью сохранения ее уникальной природной среды, а также предотвращения дальнейшего изменения климата.

Алексей Павлов