США и Франция опасаются худшего, военные продолжают атаку водой, а попытки компании-оператора Фукусимы-1 восстановить внешнее энергоснабжение при зашкаливающей радиации вызывают новые вопросы

ingressimage_fukushima-daiichi-monday.jpeg Photo: NTV Japan

В течение четверга обстановка на аварийной станции не претерпела резких ухудшений, но остается критически тяжелой.

В аварийном хранилище ОЯТ, где до сих пор не удается восстановить уровень воды, может, по информации экологической группы Экозащита!, находиться 1760 тонн отработанного ядерного топлива. Примерно 1000 тонн ОЯТ находится в центральном хранилище, а остальное – в бассейнах выдержки на 6 реакторах станции, говорится в сообщении.

Поздно вечером в среду глава американской Комиссии по ядерному урегулированию (Nuclear Regulatory Commission, NRC) Грег Джэчко (Greg Jaczko) заявил, что по его сведениям, в бассейне четвертого энергоблока «больше не осталось воды».

Как передает слова Джэчко The Financial Times, «масштаб повреждения [отработавших топливных сборок] может сказаться на возможности предпринять какие-либо меры по исправлению ситуации». В отсутствие должного охлаждения в хранилище отработавшие топливные стержни подвержены риску перегревания и расплавления, приводящему к масштабному выбросу радиации.

Между тем критическая ситуация развивается опять на третьем энергоблоке станции, где в эксплуатации находился реактор, работавший на смешанном уран-плутониевом (МОКС) топливе. Правительство Японии говорит о том, что внутренний контейнмент энергоблока – основной защитный барьер, препятствующий проникновению радиоактивных частиц в окружающую среду в случае нештатной ситуации – действительно, «возможно», поврежден. Ранее уже официально сообщалось о повреждении внутреннего контейнмента второго энергоблока и предполагалось разрушение защитного барьера третьего. 

Восстановление энергоснабжения

Вечером в четверг от эксплуатирующей организации АЭС Фукусима-1 «Токийской энергетической компании» (TEPCO), поступило сообщение о завершении работ по прокладке линии электропередач к станции от стороннего поставщика, компании Tohoku Electric Power Co. Ближе к полуночи по московскому времени новостная служба BBC сообщила, что инженерам удалось протянуть кабель длиной в 1 км и подключить к электроснабжению энергоблок № 2.  

Сообщения о попытках проложить к аварийной станции ЛЭП, чтобы обеспечить внешний источник энергоснабжения для стабильной подачи электронасосами воды хотя бы на некоторые из энергоблоков АЭС, стали поступать поздно ночью в среду. Появлялись также сообщения о трудностях, с которыми сталкиваются работники компании при работах по налаживанию энергоснабжения – как и прочих работах по ликвидации аварии – в связи с тем, что уровни радиационного фона на станции стали достигать критических отметок.

Около 10 вечера по московскому времени в среду британская Guardian, со ссылкой на Associated Press, написала, что по сообщениям от TEPCO, сотрудники компании «почти завершили работы по прокладке новой линии электропередач, которая может возобновить подачу электричества на станцию и покончить с кризисной ситуацией, угрожающей мелтдауном».
Представитель по связям с общественностью TEPCO Наоки Цунода (Naoki Tsunodа) сказал рано утром в четверг, что прокладка кабеля «практически завершена», пишет Guardian. Time передает, что компания также пытается починить существующую ЛЭП.

Экологическая группа «Экозащита!», со ссылкой на Wall Street Journal, говорит, что «резервные дизель-генераторы АЭС находились под землей и на данный момент затоплены в результате цунами». В четверг работам на станции все еще препятствовал «высокий уровень радиации».

В фокусе внимания экспертов оказывается вопрос о своевременности попыток компании-оператора наладить энергоснабжение на станции. Guardian приводит следующее сообщение от журналистки газеты Сюзанны Гольденберг о том, что «промедления со стороны TEPCO в работе по подключению Фукусимы-1 к энергосистеме Японии уже подверглись критике со стороны независимых экспертов»:

«Кеннет Берджерон (Kenneth Bergeron), занимавшийся модельными исследованиями ядерных аварий в Национальных лабораториях Сандиа (Sandia National Labs) в Нью-Мексико, сказал, что опыт Три Майл Айленда продемонстрировал важность привлечения сторонних экспертов.

«Я обеспокоен тем, что ликвидация этой аварии находилась в руках очень местного руководства очень долгое время», –  сказал он.

В частности, он высказал критику в отношении того, что во время спасательных операций на местах работы по восстановлению энергоснабжения на системах охлаждения реакторов не были начаты немедленно.

«То, что действительно было необходимо на Фукусиме-1 – это восстановление подачи электричества на резервную систему охлаждения, а вместо этого мы видели, как они пожарными шлангами закачивают воду из океана. Время покажет, было ли это единственным вариантом или нет, но вот такая организация работ, на скорую руку, кажется мне решением, принятым от отчаяния».

Берджерон указывает, что группа специалистов по урегулированию кризиса на АЭС, напрямую занявшаяся чрезвычайной ситуацией на станции, была собрана только в понедельник.

Со времени начала кризисной ситуации на АЭС эксплуатирующая компания уже подвергалась критике, в том числе, со стороны американских экспертов и собственного правительства, за недостаточное предоставление оперативной и достоверной информации по ситуации.

По мнению председателя правления ЭПЦ «Беллона», ядерного эксперта Александра Никитина, в отсутствие информации «трудно гадать», каким образом попытки восстановить энергоснабжение раньше отразились бы на текущей ситуации на АЭС и почему, например, не подвезли передвижные дизель-генераторы.

«Разумеется, при наличии питания такого [тяжелого развития ситуации, как сейчас] бы не произошло, но, очевидно, были объективные причины, которые не позволили это сделать. Когда авария происходит лавинообразно как в этом случае, трудно принимать правильные решения. Ситуация, которая создалась должна была быть предусмотрена на стадии проектирования, но опять же все ситуации предусмотреть невозможно», – сказал Никитин.

Ситуация вне контроля?

Сейчас, как сообщает агентство Bloomberg, персонал, задействованный в ликвидации аварии на станции, вновь увеличен. Ранее TEPCO эвакуировала большинство персонала с АЭС, оставив на площадке только около 50 сотрудников. Однако высокие радиационные нагрузки потребовали замены специалистов на передовой – сейчас на площадке 322 сотрудника пытаются успокоить плавящиеся реакторы.

Уровень радиации рядом с оголенными топливными стержнями таков, что смертельную дозу можно получить в 16 секунд, цитирует Bloomberg Дэвида Лохбаума (David Lochbaum), физика-ядерщика, в прошлом эксперта по ядерной безопасности NRC. Два дня назад японские власти вдвое повысили предельную приемлемую дозу суммарного облучения для персонала станции, чтобы увеличить время максимально разрешенного нахождения на площадке.

США, в связи с усугубляющимся кризисом на АЭС, рекомендовало Японии расширить зону отчуждения вокруг АЭС до 70 км вместо 20 км., однако такое решение пока не было принято японскими властями. По информации Reuters, американское правительство также рекомендовало своим гражданам покинуть территорию в радиусе 80 км от станции. США с большой тревогой наблюдают за развитием ситуации в Японии, опасаясь возможного движения радиоактивного загрязнения с воздушными потоками с востока в сторону западных берегов страны.

По сообщениям Рейтерс, Юкия Амано, глава Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), традиционно придерживающегося консервативных оценок подобных ситуаций, уже назвал положение на Фукусима-1 «очень серьезным».

К странам, рекомендующим своим гражданам эвакуироваться из Токио, где сохраняется повышенный радиационный фон, ближе к югу страны или покинуть Японию, сегодня присоединилась Франция. Похожие меры обсуждает Великобритания. По сообщениям британской Guardian, французское правительство считает, что «японские власти очевидно потеряли контроль над ситуацией».

Проблемы третьего энергоблока

Как говорят эксперты, смешанное топливо из оксидов урана и плутония на третьем реакторе может стать более серьезной угрозой для населения в случае расплавления, выброса радиации в атмосферу или, при самом худшем исходе, взрыва.

По мнению Владимира Сливяка, сопредседателя группы «Экозащита!», «в случае отказа системы охлаждения на реакторе, загруженном МОКСом, его значительно труднее контролировать по сравнению с реактором, загруженным обычным урановым топливом. Кроме того, авария создаст опасность плутониевого выброса. По сравнению с радиоактивными выбросами с реактора, работающего на обычном урановом топливе, ожидается более высокий уровень заболеваемости в результате облучения».

Можно также ожидать и более длительного радиоактивного заражения окружающей среды по причине более долгого периода полураспада плутония, по сравнению с ураном.

Ядерный эксперт «Беллоны» Нильс Бемер считает, что опасность выброса плутония может также исходить в случае расплавления активной зоны на любом реакторе, работающем на уране с 20-процентной степенью обогащения, поскольку плутоний является побочным продуктом сгорания урана.

По сообщениям прессы, сегодня на станции охладить расплавляющуюся активную зону третьего реактора и бассейн выдержки четвертого энергоблока пытались с использованием пушек-водометов, которые полиция обычно держит в арсенале на случай разгона демонстраций. Они способны выбрасывать воду на расстояния до 75 метров. Однако зашкаливающие уровни радиации могут вывести технику из строя. По самым последним данным, эти попытки не увенчались успехом и были оставлены – разбрасываемая вода не достигает аварийных блоков, а работники подвергаются слишком высоким дозам облучения.

Пока замеры радиации на станции не показывают снижения уровня концентрации радиоактивных частиц. Сброс воды с вертолетов, проводившийся четыре раза с высоты около 90 метров, также ранее пришлось прекратить из-за запредельных уровней радиации над АЭС – находиться в воздухе над станцией слишком опасно.  В четверг сотрудники станции были вновь вынуждены временно прекратить работы из-за резко подскочивших уровней радиации. Позже, как сообщает Guardian, работы возобновились.

Однако, судя по кадрам видеосъемок, из-за необходимости не приближаться слишком низко к зданию энергоблока, большая часть воды попадала мимо цели.

По сведениям агентства Киодо, замеры над энергоблоком показывали уровень радиации в 87,7 миллизиверт в час на высоте около 90 метров от реактора; на высоте 300 с лишним метров уровень радиации снижался до 4,13 миллизиверт в час.

По планам военного ведомства Японии предполагалось по крайней мере 12 заходов со сбросом воды на реактор в течение 40 минут, на протяжении которых экипаж вертолета мог относительно безопасно находиться над крышей реактора.

Текущие прогнозы

Рассматривая предположения о наихудшем развитии ситуации на Фукусима-1, российские эксперты предпочитают избегать пессимистичных оценок.

С понедельничного взрыва водорода на третьем энергоблоке – ставшего, по-видимому, причиной повреждения защитной оболочки реактора – японские власти говорили «о возможности расплавления ядерного топлива на всех трех пострадавших блоках» АЭС, сообщили «Ведомости» во вторник. При этом источник газеты в российском ядерном ведомстве Росатом сказал, что «катастрофы, сравнимой с чернобыльской, произойти не может: ядерное топливо не разлетелось и находится в герметичном ограждении».

В четверг в эфире телеканала РБК член оперативного штаба Росатома по ситуации в Японии, первый заместитель директора НИЦ «Курчатовский институт» Ярослав Штромбах дал свою оценку: «Мы пока уверены, что самопроизвольная цепная реакция невозможна. И даже самопроизвольная цепная реакция не так страшна, если она происходит на локализованном месте и на неработающем реакторе. Она не приведет к разбрасыванию топлива, если она произойдет в здании, мы даже не заметим этого».

Ядерный эксперт «Беллоны» Бемер считает, что вероятность неконтролируемой цепной реакции сохраняется.

«Если попытки [охладить реактор третьего энергоблока] закончатся неудачей, это приведет к увеличению риска возникновения неконтролируемой критичности (и неконтролируемой цепной реакции). Необходимо сделать все возможное, чтобы предотвратить расплавление топлива», – сказал Бемер.

Растущие опасения вызывает и ситуация на пятом и шестом энергоблоках станции. Пятый и шестой реакторы, как и четвертый, находившийся в плановом ремонте, были заглушены на момент удара стихии в прошлую пятницу, однако, температура в реакторах повышается, что ведет к быстрому испарению подающейся для их охлаждения воды. Член росатомовского оперативного штаба Штромбах сообщил РБК, что «расплавление пятой активной зоны, думаю, избежать не удастся. Шестая активная зона уже выгружена, она плавится в бассейнах выдержки». Штромбах также не исключает нового взрыва водорода на станции.

Но нагрузки, которым подвергается персонал на Фукусима-1, уже не вызывают сомнений комментаторов. «Персонал там удар выдержал не менее серьезный, чем в Чернобыле, уверяю вас. Один блок – это один, а четыре блока – это четыре», – сказал в эфире Первого канала директор Чернобыльской атомной электростанции с 1987 по 1992 гг. Михаил Уманец.

Штромбах также сказал Первому каналу, что «может быть, сначала произошла некоторая недооценка событий, произошедших на станции. И когда сегодня сказали, что силы самообороны выделили 11 машин для подачи воды, у меня это вызвало досаду. Конечно, это должно было быть сделано в первый день».

Мария Каминская