В экополитике Мурманской области происходят серьезные изменения

ingressimage_IMG_4258.JPG Photo: Anna Kireeva

Государственная политика в области экологии будет предусматривать меры по выявлению ущерба, нанесенного окружающей среде, его последующей ликвидации, и учёту при разработке новых техногенных проектов. Речь, прежде всего, идет о таких проектах как развитие Штокмановского или Приразломного месторождений. Учет этот очень важен – ведь при строительстве вредная нагрузка ляжет на природу, ранее уже пострадавшую от человеческой деятельности.

«Беллона приветствует намерение областного Правительства разработать экологическую стратегию Мурманской области и меры по адаптации региона к изменению климата как ее составную часть, – отмечает координатор энергетических проектов «Беллоны – Мурманск» Нина Лесихина. — Главное, чтобы подобные стратегические документы стали основой для реальных действий государства в области  охраны окружающей среды и предотвращения катастрофических последствий изменения климата.

Денег на экологию не прибавится

Кольский полуостров – не самое благополучное место в плане экологии. Кроме самой большой концентрации крупных радиационно-опасных объектов, здесь работают гиганты горно-металлургической промышленности, незамерзающий глубоководный порт, принимающий сотни различных кораблей с опасными грузами, и другие предприятия.

В 2002 году был ликвидирован федеральный фонд, в который поступали экологические сборы. Сейчас решение экологических проблем финансируются по остаточному принципу.

Заместитель директора группы компаний «Экоцентр» Владимир Бахарев уверен, что нужно вернуться к предыдущему принципу сбора денег. «Имея солидные средства, можно будет финансировать уже готовые проекты. Сейчас же предприятия платят штрафы, которые пропадают в необъемных закромах родины, вместо того, что бы идти на восстановление природы», — считает он.

Таким образом, возникает закономерный вопрос — сможет ли новая государственная политика в области охраны окружающей среды Арктики решить множество накопившихся проблем без серьезного финансирования?

По мнению председателя комитета природопользования и экологии Алексея Смирнова, новый подход крайне важен, поскольку он предусматривает цифровую оценку. «При этом расходы на экологию урезаются, а может их ни в коем случае нельзя урезать? Вот это установление показателей деятельности приведет к тому, что бы понимать, сколько нужно тратить денег на это», — рассказал Смирнов.

Когда в товарищах согласья нет

Во многом ситуацию осложняют бюрократические проволочки, поскольку природоохранные органы власти имеют разные сферы ответственности. Например, крупные предприятия типа Кольской ГМК контролирует федеральный орган – Росприроднадзор. А за более мелкие отвечает областной комитет по природопользованию и экологии.

И крупные и мелкие предприятия загрязняют одну территорию, которую нужно реабилитировать. Естественно, лучше всего это делать совместными усилиями бизнеса, федеральных и областных властей, однако бумажная переписка между ними занимает слишком много времени, и дело не сдвигается с мертвой точки.

Для изменения ситуации в Мурманске было подписано соглашение о сотрудничестве между областным комитетом природопользования и экологии и региональным управлением Росприроднадзора. Соглашение рассчитано на три года, в течение которых оба природоохранных ведомства обязуются проводить согласованную работу.

Зачем нужно новое соглашение вообще непонятно, поскольку с 2011 года Комитета по природопользованию и экологии в Мурманской области больше не будет. Его в очередной раз расформировали, а точнее объединили с Комитетом промышленности.

Причем, новое ведомство возглавил не специалист по экологии, а промышленник. Понятно, чьи приоритеты он будет выражать на новой должности. А ведь именно государственные экологи должны, в первую очередь, наблюдать за соблюдением природоохранного законодательства на предприятиях, и наказывать виновных в его нарушении. Этому же странному симбиозу и придется разрабатывать экологическую стратегию области на ближайшие годы.

В такой ситуации остаётся только один выход – пристальный общественный контроль со стороны негосударственных экологических организаций.

Промышленные выбросы — острая проблема

По словам заместителя начальника Мурманского Управления Росгидромета Ольги Мокротоваровой, приоритетными загрязнениями являются превышения содержания сернистого газа, формальдегида, тяжелых металлов. «Это вызвано деятельностью заводов «Норильского Никеля» и других горнорудных предприятий», — рассказала она.

С выводами Росгидромета полностью согласна Беллона. Новый доклад Беллоны о деятельности предприятий «Норильского Никеля» говорит о том, что комбинат «Печенганикель» выбрасывает в воздух сотни тонн диоксида серы. Попадая в сильные воздушные массы, он быстро перемещается на сотни километров в разные стороны.

«Сегодня, как и в конце прошлого века, предприятия «Норильского Никеля» являются одним из серьёзнейших загрязнителей Арктики. Антропогенное воздействие предприятий на экосистему и здоровье людей вызывает озабоченность не только общественности и экологических организаций России, но и тревогу среди населения Норвегии и Финляндии, территории которых также подвергаются негативному влиянию выбросов предприятий КГМК», — рассказала координатор проектов Беллоны, соавтор нового доклада Лариса Брондер.

Эта проблема давно является международной и влияет на имидж России. Горнодобывающие и металлургические предприятия Кольского полуострова наносят ущерб окружающей среде не только в регионе, где работают, но и на территории соседних Финляндии, Норвегии, и других Арктических районов.

В последние годы монстры промышленности стали заниматься заменой устаревшего оборудования, установкой современных фильтров на трубы, озеленением поврежденной территории. Однако, на сегодняшний момент, этот процесс идет слишком медленно, а выбросы происходят регулярно.

«Несмотря на заверения представителей КГМК, норвежские данные свидетельствуют о росте загрязнений тяжёлыми металлами, что представляет серьёзную угрозу для окружающей среды», — подчеркнула эксперт Беллоны.

Беллона будет следить за развитием ситуации, помогать в решении существующих проблем, сотрудничая со всеми заинтересованными сторонами.

Беллона надеется, что, несмотря на существующие трудности, новая экологическая стратегия будет охватывать широкий спектр вопросов и станет действенным механизмом решения острых экологических проблем в регионе, а не очередным документом «для галочки».

Беллона