Литовский МИД возмутился тем, что Беларусь игнорирует возражения Литвы против Островецкой АЭС

 

Литва официально напомнила Беларуси о имеющихся у нее возражениях по проекту Островецкой АЭС и потребовала ответа. Литва выступает, в том числе, против размещения белорусской АЭС рядом с ее столицей, которую в случае аварии придется эвакуировать. И Беларусь, и Литва являются сторонами Конвенции ООН об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте Эспоо.

МИД Литвы опроверг высказывания белорусских чиновников и надеется получить объяснения

Министерство иностранных дел Литвы 6 декабря официально обратилось в Министерство иностранных дел Беларуси с опровержением заявлений белорусских официальных лиц о том, что Литва, якобы, сняла все возражения по отчету об ОВОC белорусской АЭС. МИД также потребовал объяснений сложившейся ситуации и ответов на свои претензии к проекту Островецкой АЭС, официально направленных в Беларусь еще в июле этого года и оставленных без ответа.

В обращении от 6 декабря, в частности, говорится: «Министерство Иностранных дел Республики Литва имеет честь напомнить, что во время встречи представителей Литвы и Беларуси 18 июня 2010 года в Минске, и позднее, в письме от 9 июля 2010 года в Министерство природных ресурсов и окружающей среды Беларуси, подчеркивалось, что процесс ОВОС еще не закончен.

МИД Республики Литва ожидает в ближайшем будущем официального ответа на упомянутое письмо от 9 июля 2010 года и просит предоставить объяснения, почему были сделаны заявления о завершении процедур ОВОС в отношении белорусской АЭС, а также о том, что Литва не имеет возражений к проекту белорусской АЭС».

Возражения Литвы против Островецкой АЭС, требующие удовлетворения

МИД Литвы сообщает белорусской стороне о том, что в соответствии с принципами Конвенции Эспоо, строительство таких объектов, как АЭС, должно начинаться только после согласования ОВОС с затрагиваемыми странами. В частности, в тексте приложения к обращению МИД говорится о том, что нарушением Конвенции Эспоо является выбор приоритетной площадки до консультаций с соседями.

В прилагаемом к обращению документе Литва также официально напоминает об основном из своих основных возражений, направленном против выбора Островецкой площадки для строительства белорусской АЭС. Расположение белорусской АЭС в менее, чем 50 километрах от столицы Литвы, как сообщает МИД, угрожает не только населению, но и государственным органам этой страны. «В случае инцидента на белорусской АЭС, – говорится в приложении к посланию МИД, – мы должны будем эвакуировать не только жителей Вильнюса, но и государственные институты».

В данном документе указывается и на то, что негативное воздействие на литовскую реку Нерис, воду которой белорусская АЭС будет использовать для охлаждения сверху по течению, недостаточно проанализировано.

Литва призывает Беларусь ответить на ее вопросы так, как этого требует Конвенция Эспоо, а также предлагает ей внимательно рассмотреть другие места для строительства своей АЭС.

Белорусские госслужащие не впервые скрывают возражения соседних стран по поводу своей АЭС

6 декабря МИД Литвы опроверг сразу несколько заявлений белорусских госслужащих, которые прозвучали в официальной белорусской прессе в конце ноября этого года.

24 ноября глава национальной комиссии по радиационной защите при Совете министров Беларуси Яков Кенигсберг заявил, что Литва сняла все ранее имевшиеся возражения по ОВОС белорусской АЭС. Сайт Министерства Энергетики со ссылкой на белорусское телеграфное агентство БЕЛТА передает комментарий Кенигсберга: «У нас полное взаимопонимание, никаких проблем нет, — сказал Яков Кенигсберг. — Мы ответили на все вопросы литовских экспертов, связанные с нашим ОВОС, все проблемные моменты сняты».

29 ноября начальник управления государственной экологической экспертизы Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Александр Андреев в интервью газете Naviny.by заявил, что белорусская сторона выдержала все международные нормы и соглашения при согласовании ОВОС с заинтересованными странами. «Никаких встреч по этому вопросу с Литвой больше не планируется», — сообщил Андреев.

[picture1] Стоит отметить, что это не первая попытка белорусских госслужащих скрыть реальное положение дел по Островецкой АЭС и, в частности, касающееся отношения Литвы к этому критически опасному для нее объекту. На протяжении года представители Минприроды и Минэнерго Беларуси давали прессе ложную информацию и о реакции других стран на ОВОС своей АЭС, в частности, Латвии, Украины и Австрии.

Еще в 2 марта, после общественных слушаний в Вильнюсе по ОВОС белорусской АЭС, закончившихся скандалом и официально не признанных Литвой, представители белорусской делегации по возвращению на родину дали БЕЛТА комментарий о том, что слушания состоялись и литовцы получили ответы на свои вопросы.

На слушаниях в Вильнюсе не был обеспечен должный перевод на литовский язык, не были даны ответы на главные вопросы, интересующие аудиторию. Литовский парламентарий Гинрарас Сонгайла в интервью корреспонденту Беллоны.ру назвал слушания в Литве по белорусской АЭС театром абсурда: «Не было нормальной дискуссии. На вопросы об отходах белорусская официальная делегация ничего не ответила. Не прозвучало и ответа на вопрос о радиоактивных стоках, о тритии. И я не думаю, что нам что-то хотели ответить». [picture2]

Уже после того, как официальная позиция Литвы по Островецкой АЭС с возражением против размещения АЭС у ее границ и анализом основных проблем проекта была направлена по официальным каналам в Беларусь, представитель Минприроды Александр Андреев сообщил о том, что консультации в рамках Эспоо завершены и что у Литвы, также как якобы и у других стран, нет вопросов и возражений. В своем комментарии БелаПАН 16 июля Александр Андреев сказал следующее: «Для нас учет требований этих стран был одним из основных моментов в работе. Все непонятные моменты были урегулированы, нами были даны соответствующие разъяснения. И в итоге технических вопросов и существенных возражений по ОВОС к нам предъявлено не было».

И только в августе этого года Александр Андреев сообщил газете Naviny.by о тех проблемах, которые имеются с Литвой, а также с другими странами в отношении Островецкой АЭС. Он рассказал о том, что специалисты Литвы не желают соглашаться с тем, что белорусскую АЭС планируется строить «так близко» от литовской границы и что они видят необходимость в дополнительных встречах с белорусскими специалистами с обсуждением деталей проекта АЭС и возможного влияния станции на экологию.

«Однако, как заявил Андреев, белорусская сторона считает, что дополнительных встреч с Литвой не требуется. «Все международные нормативы Беларусью соблюдены. К нам нет никаких вопросов»,сообщила газета Naviny.by.

Почему Беларусь в одностороннем порядке поставила точку в обсуждениях ОВОС своей АЭС с другими странами?

[picture4] Процесс консультаций по белорусской АЭС в рамках Эспоо, по мнению участвовавших в них представителей соседних стран, Беларусь воспринимала как чистую формальность. Это подтверждает и факт начала работ на Островецкой площадке до начала консультаций с соседними странами.

Депутат Сейма Литвы Гинтарас Сонгайла дал такую оценку в беседе с корреспондентом Беллоны.ру: «Общественные слушания по белорусской АЭС в Вильнюсе  были организованы белорусской стороной для того, чтобы птичку поставить, что они что-то представили общественности».

Такого же мнения придерживается представитель основного контактного органа Литвы по Конвенции Эспоо Министерства Окружающей среды Виталюс Ауглюс. Он сообщил корреспонденту Беллоны.ру еще в июне этого года: «У нас есть информация, в том числе фотографии с Островецкой площадки, где мы видим, что ведутся работы. С другой стороны, если такие работы ведутся, то выходит, что обсуждение оценки воздействия на окружающую среду — это формальность».

[picture5] Белорусская сторона, видимо, ожидала, что выполнив некие формальные действия, скрывая строительные работы на Островецкой площадке, она получит одобрение соседних стран, причем в довольно сжатые сроки. Вероятность того, что это может привести к обострению отношений с другим государствами и даже международными организациями, белорусские госслужащие всерьез не рассматривали.

Затем, когда проблемы с другими странами стали явными, был найден «выход» из сложившейся ситуации – белорусские чиновники объявили о завершении консультаций по ОВОС белорусской АЭС в одностороннем порядке.

Еще 5 июля этого года представитель главного контактного органа Беларуси в рамках Конвенции Эспоо из Минприроды Александр Андреев заявил БелаПАН о том, что завершено согласование с заинтересованными странами отчета об оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС) будущей белорусской АЭС.

9 ноября Александр Андреев сделал повторное заявление газете Naviny.by, о том, что Беларусь завершила все процедуры обсуждения отчета об оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС) будущей АЭС с Литвой, которые предусмотрены Конвенцией Эспо. В своем комментарии этой газете Александр Андреев говорит: «Литва была уведомлена о том, что белорусские специалисты обследовали три площадки и выбрали Островецкую. Просьбу Литвы подробно прокомментировать этот выбор Беларусь имеет право не выполнять».

Правовая оценка. Поможет ли Конвенция Эспоо?

[picture3] Юрист «Европейского Экофорума» Андрей Андрусевич, специалист по международным конвенциям в области окружающей среды, считает, что в рамках Эспоо спорные вопросы между странами могут решаться путем переговоров, но есть и другие механизмы. Он сообщил корреспонденту Беллоны.ру: «Страна также может обратиться в Комитет по имплементации Конвенции Эспоо с жалобой в случае спора. Кроме того, страны-стороны переговоров в рамках Эспоо могут создать согласительные комиссии или даже арбитраж, но пока таких прецедентов не было».

Будет ли данный спор учтен Комитетом по имплементации Эспоо, эксперт затруднился ответить. На его взгляд, Комитет должен был запросить у Литвы информацию в своем рассмотрении вопроса по белорусской АЭС, открытого летом прошлого года по жалобе украинского «Экоклуба». И если Литва сообщила о проблемах с Беларусью, то Комитет, безусловно, примет к рассмотрению эту информацию.

Виталюс Ауглюс, ответственный за реализацию Эспоо в Литве от Минприроды в беседе с корреспондентом Беллоны.ру еще в июне этого года сообщил, что Литва намерена информировать как Комитет по соблюдению Орхусской Конвенции, так и Комитет по имплементации Эспоо о имеющихся и возможных затруднениях в процессе консультаций по белорусской АЭС.

[picture6] Андрей Андрусевич подтвердил упомянутое Литвой в ноте МИД нарушение Беларусью Конвенции Эспоо, связанное с выбором приоритетной площадки и началом работ на ней до консультаций. Он прокомментировал: «Согласно международным процедурам, предусмотренным Конвенцией Эспо, Беларусь обязана провести консультации с Литвой на этапе выбора площадки, а не после того, как такой выбор сделан. Это вытекает из обязательства предоставить ОВОС, предусматривающий альтернативы размещения АЭС. Если альтернатив, по сути, нет — это нарушение Конвенции».

Что же касается завершения процесса ОВОС в рамках Эспоо, то, по мнению юриста, оно наступает, когда одна страна официально передает другой свое окончательное решение. «Пока нет информации о том, чтобы Беларусь передала Литве окончательное решение по своей АЭС», — говорит Андрусевич.

Юрист также считает, что эффективным средством разрешения спора между Литвой и Беларусью могла бы быть жалоба Литвы непосредственно в Комитету по имплементации Конвенции Эспоо. «У Литвы для этого есть все необходимое» — подчеркнул эксперт. Он также отметил: «Беларусь обязана пройти процесс ОВОС в рамках Эспоо. Если он будет пройден с нарушениями, то его придется начинать заново». Кроме того, по мнению Андрусевича, международные споры вокруг белорусской АЭС, отталкивающе действуют на ее инвестора, даже если им готовится стать Россия.

Отказ от АЭС снимет конфликт, намечающийся в бессрочной перспективе

[picture7] Проект Острвецкой АЭС является воплощением самых опасных заблуждений прошлого тысячелетия: что ядерная энергия может принести экономическую выгоду и стать инструментом влияния. Литовско-белорусский ядерный спор свидетельствует о том, что и эксперты, и правительства осознают все опасности реализации ядерных проектов, об этом свидетельствует их  критика ОВОС соседских АЭС. Однако страны продолжают настаивать на приграничной дислокации своих станций для продажи электричества соседу, который настойчиво возражает против этого.

Опасное заблуждение, с которым не желают расставаться в Беларуси, состоит и в том, что АЭС может стать инструментом влияния на международной арене. Однако практика показывает обратное – маленькие развивающиеся страны, посягнув на строительство ядерных объектов с целью «обезопасить» себя от внешне политического воздействия, наоборот, становятся объектами пристального международного внимания и влияния. Кроме того, это влияние соседствующих стран и испорченные на необозримо долгое время отношения с ними.

Татьяна Новикова

novikova@gmail.com