Конгресс США ратифицирует «Соглашение 123» о ядерном сотрудничестве и совместных действиях в области охраны окружающей среды между США и Россией

ingressimage_ingressimage_HeULeu-2-3..jpg Photo: usec

Ядерные лоббисты в США и России бросились хвалить ратификацию пакта, называемого «Соглашением 123», называемого так из-за того, что его требования содержатся в рамках раздела № 123 в Законе США об атомной энергии. Они считают это открытием новых возможностей для бизнеса и способов управления распространением ядерного оружия.

Но экологические активисты относятся к этому настороженно, особенно из-за нового склада ядерных отходов, которые принесёт в Россию урановый банк.

Экологическое сообщество также беспокоят перспективы активизации исследований по развитию реакторов на быстрых нейтронах – высоко экспериментальной формы реакторов, которые позволяют получать плутониевое топливо из отработавшего в нём ядерного топлива.

Такие реакторы, в основном, существуют в виде проектов на бумаге, за исключением одного эксплуатационного блока на Белоярской АЭС в России. Долгое время «святой Грааль» атомной отрасли России – реакторы на быстрых нейтронах – сталкивается с огромными техническими трудностями.

Еще большую озабоченность вызывает то, что после ратификация «Соглашения 123» отработавшее ядерное топливо американского происхождения будет храниться в России.

Пока эти опасения не разделяют высокопоставленные российские и американские чиновники из департаментов ядерной промышленности.

Заместитель министра энергетики США Даниэль Понеман сказал американским новостным агентствам, что «Соглашение 123» будет способствовать нераспространению ядерного оружия и создаст новые возможности для бизнеса.

«Это позволит США и России углубить уже существующее сотрудничество в области нераспространения ядерного оружия и ядерной безопасности…, это поможет создать возможности для перехода на новый уровень сотрудничества в ядерной энергетике, – сообщил Associated Press Понеман – Я думаю, для обеих стран это соглашение означает возможности для промышленного сотрудничества, что будет способствовать повышению благосостояния, созданию рабочих мест и производству энергии».

Такое соглашение не требует одобрения Конгресса, но Конгресс мог его отвергнуть в течение 90-дневной сессии, которая истекла в четверг, и в ходе которой соглашение отвергнуто не было. Джордж Буш мл. передавал это соглашение в Конгресс ещё в мае 2008 года, но отозвал его несколько месяцев спустя, после русско-грузинской войны в августе 2008 года.

Президент Барак Обама повторно передал соглашение в Конгресс в мае в рамках программы по «перезагрузке» отношений с Россией, что также включает новый договор СНВ – ключевой договор о сокращении ядерных вооружений, подписанный в апреле.

Понеман сказал, что пакт вступит в силу после официального обмена подписанными документами.

Российское министерство иностранных дел приветствовало ратификацию, отметив при этом, что соглашение создает «необходимую правовую базу для развития полномасштабного сотрудничества для развития мирной ядерной энергетики», – сообщила газета «КоммерсантЪ».

7 декабря после встречи с Понеман Сергей Кириенко, глава российской государственной корпорации «Росатом», перечислил множество потенциальных областей для сотрудничества между Соединенными Штатами и Россией. По словам Кириенко, к ним относится создание проектов замкнутого ядерного топливного цикла, основанного на переработке отработавшего ядерного топлива для изготовления нового вида топлива – процессе, который был запрещен в США ещё при администрации Джимми Картера.

Кириенко отметил, что ни Россия, ни Соединенные Штаты не имеют на сегодняшний день полной технологии для создания завершённого топливного цикла, поэтому совместные усилия будут сосредоточены в этом направлении, пишет «КоммерсантЪ».

Второе направление для сотрудничества, о котором говорил Кириенко, является развитие реакторов на быстрых нейтронах, высокотемпературных реакторов и реакторов малой мощности.

Кириенко намекнул, что будущее может принести создание совместных американо-российских предприятий и вывод на рынок совместного продукта, но не дал более каких-либо подробностей по этому вопросу, сообщает «КоммерсантЪ».

Сергей Новиков подытожил, что «Соглашение 123» «позволит нам осуществлять проекты ядерного цикла, включая обогащение урана и производства уранового топлива». Новиков подчеркнул, что «другой важной перспективной областью является совместная работа над ядерными реакторами нового поколения, в том числе реакторами на быстрых нейтронах».

Россия, один из крупнейших в мире продавцов услуг по обогащению урана, пытается проникнуть на ядерный рынок Соединенных Штатов и Европейского союза, конкурируя с такими гигантами, как Eurodif, Urenco и американский USEC.

«Россия уже почти десятилетие пытается убедить США хранить отработавшее ядерное топливо на своей территории», – отметил эксперт BELLONA по российской атомной энергетике Игорь Кудрик в 2008 году, когда договор был подписан изначально. Как сказал Кудрик, «сегодняшнее событие может проложить путь для реализации старой идеи хранения (…) американского отработавшего ядерного топлива на территории России».

Кудрик также заметил, что в 2002 году, когда Кремль начал лоббировать ввоз ядерных отходов в Россию из-за границы, единственное, что останавливало США от транспортировки своего отработавшего ядерного топлива – это отсутствие какого-либо соглашения о развитии ядерной промышленности в мирных целях. Россия прогнозировала, что может заработать около 20 миллиардов долларов на переработке зарубежного отработавшего ядерного топлива, но реальные цифры оказывались гораздо ниже прогнозных.

«Соединенные Штаты хранят топливо в странах Азии. И сейчас они могут быть заинтересованы в том, чтобы хранить его в одном месте, а именно в России», – сказал Кудрик в 2008 году.

Чарльз Диггес

charles@bellona.no

Ксения Вахрушева