Акция против транспортировок «Кастор» 2010 – локальный антиядерный протест глобального действия

ingressimage_gorleben_chertkov2.jpg Photo: Змитер Чертков

Акция против транспортировок «Кастор» 2010 — самая долгая и самая массовая акция за всю свою историю

Ряд акций прямого действия проходят почти каждый год против транспортировок и размещения в специальном хранилище неподалеку от немецкого города Горлебен высокорадиоактивных отходов отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) немецких АЭС. Отходы, оставшиеся после извлечения из ОЯТ плутония и других элементов, почти каждый год возвращаются в Германию с завода по переработке Ла-Аг во Франции, преодолевая путь до пункта назначения почти в 600 км в контейнерах под названием «Кастор». От границы Франции и Германии до немецкого хранилища этот путь блокируют в разных местах тысячи протестующих.

Горлебенское противостояние собрало в этом году рекордно большое количество людей за всю свою историю. Организаторы задолго до начала акции беспокоились, что не все желающие смогут добраться и разместиться.

По оценкам организаторов, кампании «X tausendmal quer», 6 ноября в акциях и митинге в Данненберге, близ пункта перевалки ОЯТ с железнодорожного состава на грузовики, приняло участие около 50 000 человек, что втрое превысило число участников 2008 году.

Полиция оценивает число участников митинга на своем официальном сайте в 25000 человек и 560 тракторов.

bodytextimage_gorleben_bogdanovich2.jpg Photo: Марина Богданович

Марина Богданович, участница из Беларуси сообщила Беллоне.ру: «6 ноября была запланирована демонстрация в Данненберге. Но число участников было настолько велико, что они не стали двигаться. И на протяжении шести часов в огромном поле шел митинг, где выступали собравшиеся».

В последующих акциях прямого действия, которые длились до 10 ноября, по информации Гринпис Интернешэнл, было задействовано около 10000 активистов.

Действия протеста были в этом году еще более разнообразны — это и блокада путей при помощи техники: тракторов и грузовиков, и сидячие, «спящие» блокады, когда участники телами преграждали путь транспортировке отходов. Активисты подкапывали дороги, ставя при этом в известность полицию.

«В первой блокаде на железнодорожном пути, по которому должен был пройти состав с ОЯТ «Кастор», было задействовано всего около 5000 человек», — рассказывает Беллоне.ру наблюдатель из Беларуси Змитер Чертков, — «И там отдельная группа из 1400 активистов разобрала гравий на железнодорожном полотне. Первая попытка не удалась — полиция разогнала активистов с применением газа и водометов. Но со второй – группе удалось прорвать оцепление и раскопать примерно 150 метров полотна. Потом приехал ремонтный поезд и дорогу восстановили. Однако этот подкоп задержал поезд более чем на 6 часов».

Затем, в городке Даненнберг (Dannenberg), где шла перегрузка контейнеров с поезда на грузовики, Гринпис своим грузовиком, к которому приковали себя активисты, заблокировал перекресток. Полиции понадобилось более 4 часов, для того, чтобы разобрать эту конструкцию.

Марина Богданович рассказывает: «Мы наблюдали, как отдельная группа активистов начала делать подкоп под дорогой от Горлебена до хранилища еще во время митинга. Затем полиция оцепила копателей и попросила их уйти — разгона не было. Подкоп получился довольно глубоким».

Змитер Чертков продолжает: «Потом, на дороге от Горлебена до хранилища отходов была организована еще одна блокада. В ней принимало участие 2500 человек и мы в том числе, как наблюдатели. Она длилась почти сутки и закончилась 9-го в 7.30 утра — в день, когда пала берлинская стена. Это был самый долгий и самый массовый протест против транспортировок «Кастор» за все его время существования».

Как говорит в своем обращении 10 ноября Куми Найдо (Kumi Naidoo), исполнительный директор Гринпис Интернэшнл: «В конце концов, когда после задержки на 92 часа и 26 минут смертельный радиоактивный мусор достиг Горлебена, десятки тысяч протестующих «отправили» свой месседж немецкому канцлеру Ангеле Меркель и лидерам всех стран: «Долой ядерное безумие! Дайте нам чистое будущее, мы – за возобновляемую энергетику!».

По информации организаторов блокады «X tausendmal quer», в этом году во время блокады полиция осуществила спецоперацию по задержанию одновременно 5000 активистов. Около 1000 участников блокады получили во время задержаний различные травмы.

Действуй локально

Блокада транспортировок «Кастор» началась с локального протеста местных жителей в 1979 году. И сегодня жители Нижней Саксонии и других земель Германии приезжают вместе со своей техникой и снопами соломы блокировать ядерные транспортировки в Горлебен.

Ян Ван де Путте (Jan Van de Putte), координатор по антиядерным кампаниям Гринпис Интернэшнл рассказал Беллоне.ру: «Это, в первую, очередь, сильное немецкое движение с мощной поддержкой местных фермеров, которые в этом году выкатили на блокаду около 600 тракторов. В этот раз все деревни и поселки региона участвовали в протестах, и это были люди разных возрастов — от самых маленьких, до восьмидесятилетних».

В последние годы вместе с местным жителям в этой блокаде участвует огромное количество немецких организаций и партий — профсоюзы, социал-демократы, Партия Зеленых, Красный Крест, женские и молодежные организации, а также активисты и организации из других стран, в том числе — из России и Беларуси.

«В этом году сопротивление отличалось тесным немецко-французским сотрудничеством, в которое были вовлечены офисы французского и немецкого Гринписа, французская Ассоциация за отказ от ядерной энергетики «Sortir du nucléaire» мобилизовалась к действиям в Германии. На акции против транспортировок «Кастор» 2010 были антиядерные активисты со всего мира, включая Австралию» — говорит Ян Ван де Путте.

Мысли глобально!

Блокада транспортировок «Кастор» всегда имела общенациональный эффект. Так, из-за массовых протестов близ Горлебена в 1997 году был введен мораторий на ввоз отходов в Горлебен, который продолжался вплоть до 2001 года. С этой акцией немцы связывают и принятый в 2000 году Закон об отказе от ядерной энергетики и поэтапном закрытии всех АЭС к 2022 году.

Однако растущий международный успех протестов говорит о том, что проблема ядерных отходов и ядерной энергетики глобальна как таковая.

Официальный организатор акции против транспортировок «Кастор», общенациональная немецкая сетевая кампания «X tausendmal quer», образованная в 1996 году и объединяющая сегодня тысячи, как это следует из ее названия, участников — людей, групп, организаций и партий, говорит о том, что она направлена не только против конкретной транспортировки, но и против ядерную энергетики в целом.

Глобальные последствия блаокады транспортировок «Кастор» в этом году только начинают проявляться, и наиболее явные из них — это недоверие к правительству Меркель, приостановка ядерных транспортировок из Германии в Россию, осознание обществом факта неразрешимости проблемы ядерных отходов. Участники акции говорят и о том, что для людей по всему миру это сопротивление, благодаря своему медиа-эффекту, стало хорошим примером, стимулирующим к действию.

Исторический момент и политический эффект блокады транспортировок «Кастор» 2010

Внимание немецких газет на прошлой неделе было сфокусировано на теме политического скандала в Германии, который достиг своего апогея и апофеоза именно во время Горлебенской блокады. Причиной скандала, по мнению немецких СМИ и экологов, стали и ядерные транспортировки, и антиконституционное решение правительства Ангелы Меркель, откладывающее вывод из строя АЭС Германии еще на 12 лет, то есть до 40-х годов нашего столетия.

Spiegel online International пишет: «Немецкие газеты в среду утром рассуждали о масштабах протестов в Горлебене, а также о возрождении политики Зеленых в условиях растущей непопулярности консервативного правительства Ангелы Меркель».

По мнению экспертов Гринпис Интернэшнл, продление срока эксплуатации АЭС будет иметь и катастрофические экономические последствия для Германии, как для страны с самой развитой и лидирующей по темпам роста возобновляемой энергетикой. Сегодня возобновляемая энергетика задействовала 340000 человек и помогла стране выйти из кризиса быстрее других стран Европы.

Левая ежедневная газета Die Tageszeitung пишет: «Масштабные демонстрации показали, что поспешное решение правительства Меркель о продлении срока жизни АЭС будет иметь более серьезные политические последствия, нежели даже отставка. (…) Что бросается в глаза, так это большой разрыв между политическими заявлениями и реальными действиями. Это демонстрируют, в частности, разговоры Министра Окружающей среды Норберта Роттгена о «безопасном могильнике» и «национальной ответственности» за ядерные отходы, который в то же самое время надеется на отправку старых топливных стержней в скандальную поездку на ядерный комплекс в Сибири. Роттген теряет в глазах общественности последнюю унцию доверия».

bodytextimage_gorleben_bogdanovich1.jpg Photo: Марина Богданович

Ян Ван де Путте отмечает: «Мы являемся свидетелями исторического момента в антиядерном движении. Сопротивление в Горлебене было настолько масштабным, что правительство Меркель не может продолжать идти прежним путем. В этом году силы полиции были исчерпаны и достигли своего предела в 16-20 тысяч человек, брошенных на эту акцию. И понятно, что следующая транспортировка, если она будет, привлечет еще большее число людей, так как не менее двух третей населения Германии выступают против продолжения срока жизни АЭС».

Он, однако, считает и это мнение разделяют организаторы блокады «X tausendmal quer», что решение правительства о продлении срока эксплуатации АЭС еще можно изменить: «Сопротивление растет также из осознания того, что проядерной политике Меркель можно дать обратный ход. Конституционный суд должен сказать, будет ли Верхняя палата Парламента Германии Bundesrat давать свое заключение, что может изменить антиконституционное решение правительства».

После акции полицейские профсоюзы заявили, что они чувствуют себя жертвой политических ошибок. В последнем из официальных заявлений пресс-секретарь полиции подчеркнул, что акции протеста носили мирный характер. «Другими словами, попытка маргинализировать антиядерное сопротивление, выставить активистов преступниками провалилась!» — комментирует Ян Ван де Путте.

Он подводит итог: «Эта блокада имеет большое международное значение, так как наиболее индустриально развитая страна Европы говорит четкое «нет» ядерной энергетике и «да» — возобновляемой».

Ядерные транспортировки в Россию из Германии приостановлены

Правительство Германии планировало сделку с Россией по перемещению 951 сборки ядерного топлива, отработавшего в исследовательском реакторе Россендорф в Восточной Германии, с площадки временного хранения в Ahaus, из Западной Германии на комбинат «Маяк», в Россию для окончательного захоронения.

13 ноября немецкое агентство новостей DPA сообщило о том, что власти Гамбурга отказались предоставить свой порт для транзита ядерных отходов. Об этом заявил мер города Кристоф Альхаус (Christoph Ahlhaus), член правящей партии ХДС.

«В октябре об отказе участвовать в транспортировке ядерных отходов сообщили также власти Бремерхафена, где находится еще один порт. Таким образом, на данный момент в Германии нет подходящего морского порта, который согласился бы стать транзитным пунктом. Немецкое правительство говорит, что транспортировка 18 контейнеров с ядерными отходами может быть отложена до апреля 2011», — сообщает DPA.

Против этой транспортировки выступали зеленые, левые и социал-демократы Германии, выражая обеспокоенность тем, что топливные стержни могут перерабатываться и храниться не в соответствии с немецкими стандартами безопасности, как пишет правоцентристкая газета Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Приостановку транспортировки на комбинат «Маяк» можно считать результатом протестов в Горлебене и выступлений российских экологов. Как сообщил Беллоне.ру Владимир Сливяк, со-председатель Группы «Экозащита!»: «В день, когда закончилась транспортировка в Горлебен, в немецкой прессе появился наш комментарий по перевозке отходов на «Маяк». На этой неделе мы вместе с немецкими организациями готовим в Берлине пресс-конференцию по этому поводу».

4 октября группа “Экозащита!” направила письмо канцлеру ФРГ Ангеле Меркель, в котором призвала отказаться от транспортировки немецких ядерных отходов в Россию, обращая внимание на бедственное положение населения, проживающего поблизости от комбината “Маяк” и радиоактивно-загрязненной реки Теча.

По информации сайта antiatom.ru, на 21 ноября в Ахаусе намечена демонстрация против экспорта ядерных отходов в Россию, организуемая немецкими BI Kein Atommull in Ahaus, SOFA и российской группой “Экозащита!”.

Что Германия будет делать с ядерными отходами?

Одно из отрезвляющих действий, которое блокада транспортировок «Кастор» произвела на общество — это обсуждение проблемы ядерных отходов, всколыхнувшее все слои общества, в том числе и его политические элиты.

Отработавшее ядерное топливо невозможно уничтожить или привести в безопасное состояние, и нельзя сказать, что немецкое общество об этом не знало. Проблема хранения и захоронения ядерных отходов остро обсуждается в Германии каждый год, раскрывая все более и более скандальные подобности принятия решений по выбору наиболее опасных и непроверенных вариантов для размещения ОЯТ. Но судя по дискуссиям в прессе, немцы больше не хотят быть одураченными ядерным лобби.

Левоцентристская газета Süddeutsche Zeitung пишет: «Вместо того, чтобы сначала установить критерии для хранилища, затем найти его, друзья действующего хранилища в Горлебене сделали все наоборот. Сначала они инвестировали миллиарды, затем, они рассматривают всевозможные «против» и экологический ущерб. Этот подход с точки зрения нормального строительства был бы совершенно бесполезным, в данном же случае речь идет о гораздо более серьезной вещи — избавлению от ядерных отходов».

Немецкий Bund für Soziale Verteidigung («Союз по социальной защите»), участник блокады транспортировок «Кастор» сообщает: «Акция привела к тому, что немецкий национальный парламент, по крайне мере, обсудил вопрос хранения отходов в «Горлебен» в прошлую среду».

Как немецкие, так и российские экологи считают, что сейчас для обеспечения безопасности можно сделать только две вещи: это прекратить производить и перемещать ядерные отходы. А прекратить производство отходов можно только закрыв все АЭС.

Как заявляет представитель BI Kein Atommull in Ahaus Феликс Руве (Felix Ruwe), экологи будут препятствовать ядерной транспортировке в Россию: «Нам не нужны транспортировки ни в хранилище, ни из него. Мы требуем полного моратория на ядерные транспортировки».

Группа «Экозащита!» в своем письме от 4 октября, адресованном Ангеле Меркель, отмечает, «каждая страна, которая произвела ядерные отходы, должна самостоятельно их утилизировать, а не сваливать ответственность на другие страны».

Международный эффект солидарности

bodytextimage_gorleben_chertkov1.jpg Photo: Змитер Чертков

В блокаде транспортировок близ Горлебена в этом году приняли участие 21 белорус и 4 россиянина. Как сообщил Рашид Алимов, со-председатель российской группы «Экоперестройка» из России были представители групп «Экозащита!» и «Экоперестройка». По информации Ольги Карач, руководителя гражданской кампании «Наш Дом», белорусская делегация включала активистов из общественного объединения «Экодом», гражданской кампании «Наш Дом», Белорусской партии «Зеленые», общественной организации «Экосфера». И россияне, и белорусы считают, что участие в Горлебенском противостоянии важно также и для демократии, и для решения проблемы с АЭС в их странах.

Как прокомментировала Беллоне.ру Ольга Карач, «Нам важно было участвовать в этой акции, в первую очередь потому, что наши власти хотят построить АЭС, и мы не согласны с этим. Мы хотели в очередной раз увидеть, как немецкий народ выражает свое мнение и поддержать его, понять, как осуществляется народная демократия. И, конечно, мы не хотим АЭС нигде в мире».

Рашид Алимов считает, что активистам из России Горлебен дает важный опыт для противодействия транспортировкам ядерного топлива у себя дома. Он говорит: «Проблемы транспортировок РАО и ОЯТ, к сожалению, также актуальны для России, где ОЯТ постоянно перевозят с АЭС с реакторами ВВЭР в хранилища. В год их бывает по десятку.

Мы в Петербурге провели уже много протестов против ввоза немецких радиоактивных отходов, теперь планируем акции против ввоза германского ОЯТ с исследовательского реактора в Россендорфе. Некоторые наши протесты прошли мирно, но некоторые были прекращены милицией, причем без церемоний. На протесты у нас выходит немного людей, большинство не считает уличные акции действенным методом.

Мне кажется, что единственный урок, который можно вынести из опыта Горлебена — то, что разные гражданские и политические группы могут объединиться для решения проблем, и оказаться заметной силой. Только объединившись и отстаивая свои интересы, мы можем остановить хищническую эксплуатацию природы».

Татьяна Новикова

novikova@gmail.com