News

Николай Ковалев, руководитель «Авиалесохраны»: в России нужно создать федеральный резерв быстрого реагирования

M.Obozov

Опубликовано: 15/11/2010

Автор: Борис Вишневский

Выступая на конференции «Пожары на открытых пространствах и Арктика: причины, влияние и подходы для их сокращения» с докладом «Лесные пожары», руководитель ФГУ «Авиалесохрана» Николай Ковалев отметил, что сезон был очень сложный, хотя и не самый большой по количеству пожаров (20-30 тысяч пожаров, затронувших площадь 12 млн. га).

«Леса России – главный источник кислорода, – заявил он. – Завтра у нас могут быть проблемы с ним».

По словам Ковалева, выступившего на открытии международной конференции, организованной Рабочей группой по чистому воздуху, Экологическим правозащитный центром «Беллона» в партнерстве с международной организацией «Международные инициативы по климату криосферы», пожары в России продолжались два месяца, а потом пришла беда со стороны Казахстана: степные пожары, с легкостью преодолевшие защитные полосы 100-метровой ширины – такой силы был огонь. При этом люди зачастую не знали, как себя вести при пожаре.

Есть «три кита», на которых стоит борьба с пожарами, говорит Ковалев. Это предотвращение пожаров, обнаружение пожаров и их тушение, и послепожарные мероприятия. Среди основных причин развития пожаров он выделяет погодные условия, ликвидацию единой системы охраны лесов (ее передали субъектам Федерации, которые не имеют возможности держать авиацию, а она, в свою очередь, всегда имеет парашютистов-десантников, которые могут высадиться и принять меры), ликвидацию сил и средств федерального резерва и сокращение «авиационной» составляющей лесоохраны.

С 2011 года, говорит Ковалев, вновь создадут федеральный резерв – будет единый координационный лесопожарный центр (резерв быстрого реагирования), и около 500 парашютистов для оперативной реакции на пожары. Сейчас же, по его словам, в стране осталось только пять отрядов авиаохраны – и то в 2010 году парашютисты спасли не одну сотню деревень.

По словам Ковалева, существующая система дистанционного мониторинга (8 станций по стране) обрабатывает данные от субъектов и выставляет их в информационную систему для всех пользователей. При этом нижняя граница площади регистрируемого пожара – 50 га. Для Европейской части это много, а для Сибири и Дальнего Востока – приемлемая цифра. Периодичность наблюдения в системе дистанционного мониторинга составляет от 4 до 12 часов, точность определения координат – 500-1000 метров. Погрешность оценки площади пожара – 5-30% (чем больше пожар, тем меньше оказывается погрешность). Действует и система грозопеленгации – около 70% пожаром в Сибири и на Дальнем Востоке возникает от гроз.

По мнению Ковалева, надо изменить Лесной кодекс (его действующая редакция, принятая в 2006 году, как раз и ликвидировала централизованную систему лесоохраны). Главный момент – создание Федерального резерва, который может быть использован в любом районе страны при критической ситуации. Также, важен и финансовый вопрос: нужно прямое сметное финансирование охраны лесов.

Нужно, по его словам, и создание какого-то международного соглашения по борьбе с лесными пожарами. В этом году, говорит он, Белоруссия, Украина. Германия, США. Канада оперативно откликнулись и не только предоставили самолеты и вертолеты для тушения пожаров, но и выслали палатки, ранцевые огнетушители, и это здорово помогло. А то тушить пожары приходили военизированные бригады, но у них зачастую не было никаких средств для тушения пожаров.

Также он коснулся проблемы сельскохозяйственных выжиганий, отметив, что ежегодные сельзохвыжигания приводят к тому, что почва в этом месте начинает деградировать. По его мнению, нужны пожелания и рекомендации – как использовать сельхозвыжигания в России, потому что 10% лесных пожаров возникает именно от них. Яркий пример этого – Алтай, где в районе Барнаула был громадный «сельхозпал», и он потом перешел на лес, что привело к большим потерям.

Еще News

Все news