Зачем Росатом подогревает ядерные страсти в Беларуси?

ingressimage_stop-npp-in-belarus-in-vilnius.jpg Photo: Bellona archive

«Соглашение готово» что это значит?

25 октября информационное агентство «Регнум» сообщило со ссылкой на заместителя генерального директора госкорпорации «Росатом» Николая Спасского: ««Росатом» готов подписать соглашение по Белорусской АЭС».

Источник ИА REGNUM Новости в Министерстве энергетики Российской Федерации также пояснил, что «межправительственное соглашение о сооружении в Белоруссии АЭС подготовлено. Осталось определиться с долями сторон и ценой поставляемой на рынки электроэнергии».

Белорусские СМИ подтвердили данную информацию, в частности, БелаПан при этом сослался на заместителя министра энергетики Беларуси Михаила Михадюка.

Однако в департаменте по ядерной энергетике Минэнерго Беларуси корреспонденту Беллоны.ру, отказались комментировать подготовленный контракт, пояснив, что «еще рано об этом говорить».

Что значит это заявление о подготовленном межправительственном соглашении, когда по комментарию Николая Спасского, опубликованного БелаПан, в нем «есть серьезнейшие вопросы»?

Беларусь запуталась…

Незадолго до сообщения о подготовленном «Росатомом» и Минэнерго Беларуси соглашении о сооружении белорусской АЭС официальная Беларусь делала и другие заявления. Их характер противоречил изначально декларированному желанию строить АЭС вместе с Россией. Так 20 октября белорусские СМИ рассказали о предложении белорусского президента президенту Литвы, находившейся в Беларуси с официальным визитом, строить белорусскую АЭС вместе. Как сообщили БЕЛТА, Александр Лукашенко сказал Дале Грибаукайте, «Если мы будем строить атомную станцию — то милости просим, давайте вместе. Давайте определим цену этой электростанции и давайте ее вместе строить, если на то будет воля литовского государства. Мы будем крайне в этом заинтересованы».

Среди публикаций агентств новостей по теме белорусской АЭС за последние полгода чего только не увидишь: «Строительство АЭС в Белоруссии: Минск изучает предложения Франции и Китая», «Лукашенко приглашает Китай к сотрудничеству по многим проектам вплоть до строительства АЭС», «Иран построит белорусскую АЭС», и даже «Лукашенко хотел бы построить белорусскую АЭС на деньги Евросоюза».

… и почти запутала соседей

Соседи меняют артикуляцию в новых условиях, оставляя центральные идеи на своих местах, но запутанность ситуации — налицо.

Литва официально провозгласила свое несогласие с размещением белорусской АЭС в Островце еще мае этого года, распространив Позицию Министерства окружающей среды Литвы по этому поводу. Эта позиция не изменилась и в результате переговоров на тему белорусской АЭС Министерства окружающей среды Литвы и Минприроды Беларуси, прошедших в июле этого года. Отношение Литвы к Белорусской АЭС осталось прежним и после предложения белорусского лидера «строить белорусскую АЭС вместе».

Как сообщают «Белорусские новости», «21 октября в интервью радиостанции Ziniu radijas литовский премьер-министр Андрюс Кубилюс заявил, что Литва не намерена участвовать в строительстве белорусской АЭС». Газета пишет: «Мы не раз заявляли и белорусской стороне, что не готовы рассматривать такие предложения», — сказал литовский премьер».

Литва не приняла предложения о совместном строительстве, однако аргументация отказа была своеобразной. Как сообщает «Литовский курьер», «Президент придерживается мнения о том, что в этом регионе, в связи с растущей потребностью в электроэнергии, могли бы действовать несколько более мелких электростанций, однако нет потребности в какой-либо объединенной региональной АЭС», — сказал представитель главы государства».

Но, как известно, Беларусь и Россия планируют большие АЭС по 2400 мегаватт, Литва — атомную электростанцию сопоставимой мощности, причем с расчетом на экспорт, а не на внутреннее потребление. Этим, кстати, объясняется и желание построить белорусскую АЭС поближе к западной границе, в Островце, и менее, чем в 50 км от Вильнюса.

Кроме того, много маленьких АЭС также не будут востребованы в странах, к которым относится и Беларусь, и другие страны Европы, где на протяжении последних десяти лет наблюдается тенденция к сокращению энергопотребления. Об этом, в частности, говорится в Заключении общественной экологической экспертизы Белорусской АЭС.

Наибольшая запутанность как будто бы просматривается у ГК «Росатом», строящей Балтийскую АЭС в Калининградской области и одновременно проталкивающей сооружение АЭС-конкурента в Беларуси.

Зачем Росатому две АЭС-конкурента по 2400 мегаватт и на расстоянии 300 км?

Следует помнить, что как и любая госкорпорация, «Росатом» заинтересована во все больших бюджетных вливаниях, в том числе в форме «экспортных кредитов», за возврат которых она не ответственна, вроде тех, что обещает строительство в Беларуси. Тогда становится понятной политика забивания вех везде, куда только кол влезет, ставшая особо успешной в тех странах, для руководства которых привлекателен доступ к ядерным технологиям по некоторым политическим соображениям.

Если две АЭС по 2400 мегаватт, отстоящие друг от друга на 300 км будут конкурировать в сбыте электроэнергии на Запад, то для чего «Росатом» планирует их строительство почти одновременно?

Здесь получалась бы неувязка, если бы можно было бы понять, насколько большую долю в доходе «Росатома» составляет доход от реализации ядерной электроэнергии и, в частности, от ее экспорта. Судя по ядерному треугольнику, куда желает вписаться Россия, скорее геополитически, чем экономически, доход от идеи строительства двух АЭС не рассматривался вообще. И это стало известно на круглом столе с участием гендиректора МАГАТЭ в Вильнюсе.

Ядерный круглый стол с участием генерального директора МАГАТЭ расставил точки не над всеми «i»

Круглый стол МАГАТЭ, Вильнюс, 16 июня 201016 июня этого года в Вильнюсе прошел круглый стол «Региональные проекты в области ядерной энергетики» с участием генерального директора МАГАТЭ Юкиа Амано и делегаций трех стран: России, Беларуси и Литвы, где присутствовали корреспонденты Беллоны.ру.

Литовская сторона задала там вопрос о том, какого внешнего эффекта, включая экономический и трансграничный экологический, ожидают Беларусь и Россия от своих АЭС, планируемых в регионе.

Представитель белорусской стороны Андрей Рыков заявил, что Беларусь выполняет конвенцию Эспоо и якобы представила соседям всю необходимую информацию о трансграничном воздействии своей АЭС. На возражения представителя литовского Министерства окружающей среды Виталюса Ауглюса белорусская делегация предпочла просто отмолчаться. О сбыте электроэнергии от Островецкой АЭС, удаленной на существенное расстояние (более 150 километров) от крупных промышленных потребителей и населенных пунктов Беларуси, Рыков заявил: «Мы строим АЭС ради себя, чтобы у детей была энергия».

Представитель госкорпорации «Росатом» Игорь Конышев сделал сенсационное заявление о том, что Россия отправила Литве по дипломатическим каналам все сведения о Балтийской АЭС, включая официальные приглашения к обсуждению, однако та их не получила, так как письма – просто не дошли (!).

Однако позднее и белорусские, и российские официальные представители все же подтвердили, что собираются экспортировать электроэнергию от своих атомных электростанций. При этом, ни договоренностей, ни расчетов, ни информации о каналах поставки ядерной электроэнергии у стран не оказалось. На некоторое недоумение по этому поводу один из представителей «Росатома», группы «Балтийской АЭС», ответил репликой: «Ну и что? Мы проложим кабель по дну Балтийского моря —  и никаких проблем».

Литовская сторона еще раз усомнилась в том, что сможет стать покупателем ядерной  электроэнергии. Но даже если у Балтийской или Островецкой АЭС не найдется внешних покупателей, велик ли будет реальный убыток госкорпорации «Росатом»?

В Беларуси общественность против АЭС

Граффити на Островецкой площадке для АЭСВ Беларуси, как показали данные единственного открытого опроса на тему строительства АЭС, около 87% не верят в безопасность современных атомных электростанций. Таковы результаты опроса белорусского общенационального телеканала ОНТ, проведенного в ходе ток-шоу «Выбор» на тему строительства белорусской АЭС в прямом эфире 17 мая этого года.

Белорусская общественность ведет борьбу против сооружения белорусской АЭС уже несколько лет. С декабря 2008 года против АЭС в Островце выступает локальная инициатива «Островецкая атомная – это преступление». В 2009 году Белорусская антиядерная кампания, ученые и эксперты подготовили Критику Оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) белорусской АЭС, где потребовали приостановления этого проекта. К ним присоединились общественные организации, партии и местные  инициативные группы.

Георгий Лепин и Алексей ЯблоковВ конце прошлого года по инициативе Белорусской антиядерной кампании Общественное объединение «Экодом» созвало Общественную экологическую экспертизу белорусской АЭС. Пятнадцать ученых и специалистов из Беларуси, России и Украины, в том числе, член-корреспондент РАН Алексей Яблоков, подготовили экспертное Заключение, оглашенное 22 марта этого года, с отрицательной оценкой идеи сооружения белорусской АЭС и ее ОВОС. Эксперты комиссии выступили с критикой белорусской АЭС и на слушаниях ее ОВОС, которые Беларусь проводила в этом году в Литве, Латвии, Украине и Австрии. Их поддержали ученые, представители министерств и общественность этих стран.

Общественность (в том числе, Белорусская антиядерная кампания) инициировала разбирательство по делу о нарушении Беларусью Орхусской конвенции при строительстве АЭС, которое Комитет по соблюдению провел 23 сентября этого года в Женеве.

Некоторые представители госсектора также не одобряют Островецкую АЭС

По неофициальным высказываниям некоторых специалистов Национальной Академии Наук Беларуси, имевших отношение к подготовке идеи АЭС, в частности, к расчету ее воздействия на окружающую среду, Островецкая площадка им никогда не нравилась. Однако ее название «гробовым вариантом» так и осталось в коридорах без права публикации.

Не так давно, когда проект белорусской АЭС стал обрастать «серьезными вопросами», представители госсектора смогли выразить к нему свое настоящее отношение.

Одна из таких оценок прозвучала на общественных слушаниях по Стратегической экологической оценке (СЭО) Схемы комплексного территориального развития (СКТО) Мядельского района в поселке Нарочь 16 октября, где присутствовал корреспондент Беллоны.ру. Руководитель группы разработчиков СЭО Руслан Новицкий на вопрос, как он видит соседство менее чем в 40 километрах (5-40 км) АЭС и развивающегося туризма вместе с отдыхом, ответил, что такого соседства быть не должно. «Можно строить АЭС где угодно, только не в Островце — это мое мнение», — сказал он. Чуть позднее к нему присоединилась Светлана Сахарова, руководитель группы разработчиков СКТО.

Более странным стал процесс перемещения этой аббревиатуры из трех букв в документе «Основные направления политики в области охраны окружающей среды Республики Беларусь на период до 2025 года». На заседании Общественного совета при Минприроды по требованию представителей ОО «Экодом» и товарищества «Зеленая сеть» слово «АЭС» было удалено из раздела, посвященного улучшению качества атмосферного воздуха. Министр окружающей среды Беларуси Владимир Цалко согласился с тем, что это опасный и противоречащий задачам охраны окружающей среды объект. Это произошло в присутствии прессы, и вызвало не только аплодисменты, но и ряд публикаций, в частности, в газете «Аргументы и факты» под названием «Минприроды АЭС не нужна?». Велико же было удивление экологического сообщества, когда «АЭС» появилась в разделе «Регулирование воздействия на климат». Однако сам факт стыдливой манипуляции с этой аббревиатурой говорит о том, как на самом деле относятся к ней специалисты Минприроды.

Зачем «Росатому» белорусская АЭС?

Проект белорусской АЭС был сомнителен изначально, и теперь он влачит столь же мучительное и ненужное существование, обросшее нелепыми подробностями. Однако «Росатом» продолжает его подпитывать и подавать надежды, возбуждая «белорусский» ядерный интерес. Видимо, действие это не механическое, а наполненное смыслом, вливаемым в него таким понятием, как экспортный кредит. Желание этих денег не оставляет госкорпорацию.

Bellona

info@bellona.no