Охрана природы должна стать частью политики

ingressimage_Baikal_miting-Piter-2.jpg Photo: image: greenpeace

МЫ ВСЕ ЖИВЕМ В ХИМКИНСКОМ ЛЕСУ

Ярчайший тому пример – история с Химкинским лесом, который в последнее время превратился в общенациональный символ противостояния общества и власти, стремящейся не просто лишить граждан возможности дышать чистым воздухом, но и показать им, что их, граждан, мнение решительно ничего не стоит.

Это не первая подобная ситуация, но в Москве (в Петербурге с ней может быть сравнима история с «Охта-центром») – это первый случай, когда вокруг конкретной проблемы возникает столь мощный общественный протест, объединяющий людей, которые были далеки от политической активности. И тот факт, что этот протест возник вокруг экологической проблемы, показывает огромный потенциал, который имеет «зеленая» тема в становлении нормальной политической жизни в стране.

На митинг-концерт, который прошел 22 августа на Пушкинской площади, собралось около пяти тысяч человек. Больше в столице в последние годы собирали только по приказу властей на какую-нибудь акцию «Наших» или «Молодой гвардии», но это, ясное дело, не пример. И важно не только то, что на митинге выступали такие, с одной стороны, далекие от политики, а с другой – успешные люди, как Юрий Шевчук и Артемий Троицкий, Александр Скляр и Федор Чистяков, Катя Гордон и группа «Барто» (которую теперь пытаются привлечь к ответственности якобы за возбуждение социальной вражды). Важно то, что на этом митинге ключевым был мотив «Мы все живем в Химкинском лесу». Сформировался образ, который был понятен и ясен для каждого – и каждый, как скажет потом музыкант Михаил Борзыкин (постоянный участник митингов протеста в Петербурге), видел за этой историей «какую-то свою неудовлетворенность тем, что происходит, на личном уровне». А еще более интересным представляется заявление того же Борзыкина: «Теперь станет понятно, что экологии без политики не бывает…»

СИСТЕМНАЯ ПРОБЛЕМА

Картину тотального попрания чиновниками прав и интересов граждан мы видим в разных регионах страны. Чего бы это ни касалось – строительства автомагистралей через леса и парки, «уплотнительной застройки», сноса гаражей, вырубки скверов и садов во имя возведения очередного бизнес-центра или «элитного жилья», разрушения исторического центра или возведения «Охта-центра».

Власть открыто и цинично игнорирует интересы населения, более того – ведет себя по отношению к нему враждебно, как презирающая его сила. Почему? Да по той простой причине, что никак от них – граждан – не зависит. И люди, защищающие Химкинский лес или «небесную линию» Петербурга, Байкал или уникальные леса Северного Кавказа, берега водоемов или иные уголки среды обитания, составляющие неотъемлемую часть их привычного образа жизни, сталкиваются с одним и тем же – произволом власти, притеснениями и унижениями со стороны чиновников и презрительно-равнодушным отношением со стороны бюрократической машины. После чего начинают все яснее и яснее понимать: это не случайность, не «отдельные недостатки», связанные с некомпетентностью или вороватостью конкретных лиц, а системная проблема. То есть проблема политическая.

Именно для того, чтобы власти можно было безнаказанно игнорировать интересы и мнения граждан, и строилась вертикаль. Для этого отменялись выборы губернаторов, для этого выстраивалась избирательная система, обеспечивающая несменяемость власти, для этого устанавливался контроль за основными электронными СМИ, для этого подлинное правосудие заменялось басманным, а закон – легко поворачиваемым в нужную сторону дышлом…

ОТВЛЕКАЮЩИЕ МАНЕВРЫ

В этой ситуации социальные, экономические, экологические и другие требования граждан неизбежно перерастают в политические. И все яснее протестные активисты понимают, что надо бороться не со следствиями, а с причинами. А если этого не сделать – события неминуемо будут разворачиваться так, как с Химкинским лесом, где даже после распоряжения президента о приостановлении строительства система все равно начала «отрабатывать» в прежнем направлении.

И вот уже выясняется, что, якобы, нет никаких подходящих альтернативных вариантов прокладки трассы, и мэр Москвы, казалось бы, выступавший против первоначального маршрута, заявляет, что иной дороги нет, и вновь задерживают защитников Химкинского леса – и становится понятно, что все уступки властей были продиктованы не желанием прислушаться к мнению граждан, а были не более чем отвлекающим маневром…

ПОЧЕМУ ПОЯВЛЯЮТСЯ БЕЗУМНЫЕ ПРОЕКТЫ

Сегодня в России из всех политических партий экологическими проблемами занимается только одна. Но ее нет в парламенте, в правительстве, и (за редкими исключениями) в законодательных собраниях регионов. Все прочие партии «подключаются» к экологической тематике лишь от случая к случаю, а ничего системного с точки зрения экологии на уровне своих партийных программ не имеют.

В России сложилась ситуация, радикально отличающаяся от европейской, где «зеленые» набирают все большую и большую силу. И только в отдельных случаях, – как с Химкинским лесом, защитой Байкала, с известной «ВИП-охотой» на Алтае, с уничтожением природы во имя безумного проекта проведения Олимпиады в Сочи (задумаемся: в стране, где есть сильная и влиятельная в парламенте «зеленая» партия, разве было бы возможно подобное – проведение зимней Олимпиады в субтропиках и фактическое уничтожение заповедников ради этого?), экологические проблемы оказываются в центре общественного внимания. Но таких cлучаев – единицы.

ЭКОЛОГ ПОЛИТИКУ – НЕ ТОВАРИЩ?

Как уже сказано, очень многие гражданские (в том числе экологические) активисты, защищая природу, стараются всеми силами объяснить, что в этом нет никакой политики, что они не имеют отношения ни к каким партиям и движениям, что за ними не стоят никакие партийные интересы, и так далее.

Это считается своего рода доказательством «чистоты намерений»: мол, вышли только природу защитить – и не более того. И ни при чем тут предвыборные кампании, требования отставки действующей власти. И сами экологи – сплошь беспартийные граждане…

Но не следует думать, что к «деполитизированным» экологам власть отнесется более мягко и снисходительно и быстрее пойдет им навстречу. Они для нее такие же противники, как и оппозиционные партии. Никакой разницы на деле (на словах – бывает) власть между ними не делает.

А во-вторых, партии для того и существуют, чтобы аккумулировать обществен-ные интересы и, пробиваясь на выборах к власти, превращать эти интересы в политические решения, в том числе – в законы. Никакого другого способа решения проблем, важных для граждан, в мире не придумано. То есть бывает, конечно, что их решает не избранная, а назначенная власть – но у нее, в отличие от избранной, нет никакого стимула следовать интересам граждан.

***

В российской политической системе должна появиться четкая «зеленая составляющая». И глубоко прав музыкант Михаил Борзыкин, заявивший, что нормальной экологии в России без модернизации политики не будет. Участники митинга в защиту Химкинского леса это, по-моему, осознали.

А пока любое покушение на среду обитания должно немедленно замечаться и озвучиваться всеми доступными средствами. Чтобы невозможно было принять «втихую» такие губительные решения, как, например, известное решение Правительства от 13 января 2010 года, давшее зеленый свет уничтожению Байкала, а также тысячи других во всех уголках России. «Свет» перед враждебными природе решениями должен быть только красным.

Борис Вишневский