News

Россия и Норвегия подписали долгожданный договор о разграничении акватории Баренцева моря

Опубликовано: 15/09/2010

Перевод: Мария Каминская

Россия и Норвегия, наконец, подвели итог тяжелым сорокалетним переговорам, подписав 15 сентября в Мурманске договор о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Беллона приветствует этот исторический шаг и считает, что обе стороны должны использовать заданный договором импульс для успешного дальнейшего сотрудничества и решения ключевых экологических проблем арктического региона.

В присутствии российского президента Дмитрия Медведева и премьер-министра Норвегии Йенса Столтенберга под соглашением поставили свои подписи министр иностранных дел России Сергей Лавров и его норвежский коллега Йонас Гар Стуре.

Переговоры по этому проекту начались еще в 1970 году. Как напоминает российская пресса, в 2007 году удалось подписать соглашение о Варангер-фьорде — Варяжском заливе Баренцева моря — которое предполагает разграничение морских пространств внешней части залива и снимает часть нерешенных вопросов. 

А в конце апреля нынешнего года Россия и Норвегия впервые достигли компромисса по вопросу о разграничении экономических зон двух стран на континентальном шельфе Баренцева моря, открыв путь и для подписания сентябрьского договора и для дальнейшего экономического сотрудничества в самых различных сферах, включая рыболовную деятельность в богатом рыбой регионе Баренцева моря.

Но в первую очередь речь идет об освоении — в том числе, совместном, — нефтяных ресурсов в Арктике. Договор прекращает действие 30-летнего моратория на разработку нефтегазовых месторождений арктического континентального шельфа в так называемой «серой зоне», которая простиралась на 175 тыс. кв. км. Ставшая предметом договора делимитационная линия создает для обеих стран теперь уже неограниченную возможность для нефтегазовых разработок в обширной и до настоящего момента не разведанной акватории бывшего спорного района Северного Ледовитого океана.

«Заключение договора о делимитационной линии обнадеживает, потому что теперь мы можем уделить более пристальное внимание другим проблемам, а также проектам сотрудничества между Норвегией и Россией», — сказал президент Беллоны Фредерик Хауге.

Одна из этих проблем — давно назревшая необходимость решения ряда вопросов по ядерной и радиационной безопасности на Кольском полуострове, а также угроза растущих выбросов загрязняющих веществ «Норильского Никеля», производственные предприятия которого расположены практически у норвежской границы. Хауге также отметил, что теперь у Норвегии есть все рычаги влияния для того, чтобы подтолкнуть своего северного соседа к прогрессу в сфере развития демократических процессов, становления гражданского общества и соблюдения прав человека.

Беллона предостерегает против безудержного бурения в Арктике

Впрочем, при всех возможностях, открывающихся России и Норвегии после подписания договора, нельзя забывать и об ответственности за будущее экологическое благополучие арктического региона. Теперь, когда нефтегазовые ресурсы бывшей спорной акватории оказались в распоряжении двух нефтегазовых держав, велик также и риск нанести непоправимый ущерб экологии Арктики.

Еще в апреле, когда стало известно о достигнутом между двумя сторонами компромиссе по делимитационной линии, норвежская нефтяная промышленность словно ожила в предвкушении скорой прибыли от будущих нефтяных проектов. По словам Хауге, Норвегию тогда захватила нефтяная лихорадка.

По мнению Хауге, прежде, чем в регион придут нефтяные компании с буровыми вышками и нефтяными трубами, к новым районам должны получить доступ ученые, с тем чтобы «мы могли и дальше совершенствовать наши знания об уникальных морских биомах севера», а для этого необходима стратегия устойчивого развития северных территорий.

[picture1 {Президент экологического объединения «Беллона» Фредерик Хауге.}]

Хауге напомнил, что не так давно по результатам государственной исследовательской программы «Мареано» (Mareano), координируемой Институтом морских исследований, стало известно об обнаружении учеными девяти новых видов, обитающих у берегов северной Норвегии. Там же были найдены несколько неизвестных до тех пор коралловых рифов. Для всех прибрежных районов Норвегии подобные открытия — не редкость.

«Хотя у нас имеются большие пробелы (в знаниях о северных акваториях), мы уже знаем, что, например, эти районы чрезвычайно богаты сельдью и треской», — говорит Хауге.

«Вместе с (частью бывшей серой зоны) Норвегия получает и серьезную ответственность за ее экологическое благополучие, и мы должны показать России пример того, как нужно правильно обращаться с экологически важными и уязвимыми природными ресурсами. (…) Нельзя сейчас упустить такую возможность добиться более благоприятной экологической политики от России. Новый договор должен использоваться как шанс вывести Россию в правильном направлении в области демократии и защиты окружающей среды, а не для того, чтобы отдать новые области беззащитной Арктики под нефтяные разработки».

Недостаток экологической информации

Немаловажен не только факт чрезвычайной уязвимости экологии Арктики к различным воздействиям промышленной деятельности — не говоря уже о риске повторения тяжелых нефтяных разливов, таких как недавняя катастрофа в Мексиканском заливе, — но и то, что сегодня для понимания возможностей и рисков управления новыми акваториями и России, и Норвегии просто не хватает необходимой экологической информации.

Пока по соглашению между Россией и Норвегией действовал мораторий на освоение спорных районов, Норвегия не предпринимала исследований, направленных на подробное изучение экологии региона. 

Именно эту проблему призывают решить уже сейчас Беллона и другие норвежские экологические НПО — норвежская «Природа и молодежь» (Nature and Youth), «Ассоциация по сохранению природы» (Nature Conservation Association), и другие организации.

Теперь, когда договор о делимитационной линии и сотрудничестве подписан, наступает момент переоценки планов по управлению бывшей спорной акватории Баренцева моря и прибрежной зоне к северу от норвежского архипелага Лофотен, считают экологи.

В этих районах необходимо провести детальное экологическое исследование — именно оно должно стать сейчас приоритетом. А концу сентября Беллона и другие организации обязались выработать совместное заявление с четкими рекомендациями по экологической политике во вновь полученных Норвегией в пользование районах.

«Нужно взглянуть на управление этой обширной новой акваторией в контексте, охватывающем и остальные районы севера. Мы требуем, чтобы в бывшей «серой зоне» провели комплексные экологические изыскания в рамках общего плана управления по Баренцеву морю и акватории Лофотенских островов», — сказал в заявлении Ларс Хальтбреккен, руководитель «Ассоциация по сохранению природы».

По словам Хальтбреккена, «это необходимо сделать прежде, чем принимать какие-либо решения по любым нефтяным проектам в столь важном регионе. Нам нужна новая информация об изменениях климата, проблемах с ледовым покровом и с окислением морских вод, а также о мерах предотвращения и ликвидации нефтяных разливов».

Норвегия готова пойти против собственных климатических обязательств — но ради каких выгод?

В преддверии подписания договора норвежский премьер Столтенберг заявил о скором начале геологических и сейсмологических изысканий в бывшей спорной акватории с целью определить потенциал находящихся там нефтяных залежей. Таким образом, само высшее руководство Норвегии подало сигнал к началу новой «нефтяной лихорадки».

По сообщениям норвежской прессы, всего лишь через несколько часов после того, как стало известно о подписании российско-норвежского договора, Министерство нефти и энергетики Норвегии объявило о том, что готово начать необходимые картографические работы.

Подобная спешка вызвала резкую критику со стороны норвежских экологов. Уже сейчас на севере страны в распоряжении нефтяной промышленности находится рекордное количество участков для ведения поисково-разведочных работ.

«Премьер-министр любит говорить о приверженности Норвегии (делу борьбы с климатическим кризисом). Но у себя дома ему еще придется доказать, что за этим хвастовством стоят конкретные действия. Начать нефтяную разведку на севере значит пойти вопреки принятой в Норвегии климатической доктрине», — так комментирует эту ситуацию Ула Скольвик Эльвевольд, возглавляющий «Природу и молодежь». 

«В Баренцевом море много холодной воды. Вот и нам следует остудить головы и не дать себе впасть в нефтяную лихорадку», — добавил он.

В этом нетерпеливым нефтяным компаниям может помочь хотя бы то обстоятельство, что Баренцево море отличается весьма суровыми природными условиями, мало пригодными для добычи нефти, а для предотвращения нефтяных разливов в подобных условиях требуются такие технологии, которых пока нет в распоряжении нефтяной промышленности.

Кроме того, как писала Беллона еще в апреле, о фактических объемах нефтегазовых ресурсов в норвежской части акватории Баренцева моря известно действительно немного. В 1970-х и 1980-х годах Россия и Норвегия уже проводили в этих районах сейсмометрические исследования, но достоверных оценок содержащихся там запасов нефти и газа не существует до сих пор. По слухам, крупнейшие залежи нефти сосредоточены в Фединском месторождении, которое как раз и стало причиной спора между двумя странами. Но слухи о гигантских запасах и раньше оставались слухами, не подтвержденными реальными фактами.

Еще News

Все news