Защитники Химкинского леса: «Очень много людей отреагировало на эту вопиющую несправедливость»

ingressimage_IMG_8444_.jpg Photo: photo: Mikhail Obozov

Евгения Чирикова: История с нашим Химкинским лесом началась в 2005 году. Это проект с государственно-частным партнерством, участвует ЕБРР. Это нам сильно помогает, потому что европейские организации очень чувствительны к общественному мнению.

Что важно? Оказывать постоянное давление. Система не выдерживает системного давления.

Правда, мы проиграли все суды, несмотря на то, что на Верховном суде вскрылись факты фальсификации. Нам очень помогал Алексей Владимирович Яблоков.

Любая экологическая проблема — это в первую очередь, коррупционная проблема.

Когда пришли рубить лес, мы собрали летучий отряд. Пришли, выяснили, что это нелегальные мигранты с пилами, и они разбегались просто от наших криков.

Потом компания, которая рубила лес, сменила тактику. Они наняли ЧОП, и когда мы с журналистами пришли на место вырубки, мы нашли ребят в спортивных трусах и с золотыми зубами, бритые и в татуировках. Явно бывшие уголовники. Мы, субтильные экологи…

После этого и милиция перестала приезжать на наши жалобы.

Утром 25 июля в наш лагерь, в 5 утра ринулось несколько десятков людей крепкого телосложения с лицами, замотанными белыми тряпками. С криками «убьем, порвем» они преградили нам дорогу к технике, и вырубка продолжалась.

Мы вызвали все камеры, до которых смогли дозвониться. Поддержка СМИ очень важна, нужгны люди, которых вы лично знаете, и до которых можно даже рано утром дозвониться.

Они приехали, и вместе с ними приехала милиция. И сказала, что все нормально. Вот когда будут убивать — тогда мы отреагируем.

Тогда мы разделились, и часть людей легла под колеса милицейской машины. Сказали: давите! Милиция не решилась уезжать, а мы смогли блокировать работу этой техники.

Бандиты очень удивились: мол, что это мы?

Но потом пришел ОМОН. И без предъявления любых документов стали нас задерживать, хватать всех подряд включая журналистов федеральных изданий. При этом с женщинами они вели себя более жестоко, чем с мужчинами.

Когда нас привезли в милицию, мы устроили настоящую пресс-конференцию, нас поддержал Юрий Шевчук, и наши противники получили мощный «антипиар» своим действиям.

Мы максимально публично показали этот беспредел при реализации федерального проекта.

Здание суда мы тоже попытались использовать как для пресс-конференции. Это была первая история в истории нашего экологического движения, чтобы омоновцы тащили женщин за волосы, включая журналистов федеральных изданий.

Следущая серия была 28 июля, когда был погром администрации Химок.

Тогда мы только при помощи депутата Госдумы Антона Белякова смогли добраться к месту вырубки — через четыре кордона. И нашли человека, который и нанял этот ЧОП — он оказался епископом баптистской церкви Семченко, и руководителем организации «Теплотехника». Мы ему говорим: как же так, это же лес, для людей нужно? Он нам ответил: я с богом как-нибудь договорюсь.

Во время погрома администрации вся милиция, которая должна была защищать город, стояла у нас на месте вырубки. Нам звонят журналисты — просят комментариев, а мы находимся далеко от администрации, и ничего о погроме вообще не знаем.

Милиция погромщиков испугалась и сбежала от них, но решила отыграться на нас.

В тот же вечер они пришли к нам, и сказали, что по распоряжению Громова в лесах находиться нельзя. Мы стали выходить — а нас уже ждал ОМОН, и девять наших  активистов задержали на 14 часов. На следующий день у нас была большая пресс-конференция из застенков.

Все их силовые акции играют против них. Меня захватывало человек 20 омоновцев, хорошо откормленных на наши налоги. И благодаря этим неумным действиям мы получаем такую поддержку. Порядка 30 тысяч обращений было направлено в компанию VINCI, которая занимается этим проектом. Чем больше наезд — тем, конечно, неприятнее, но тем больше и поддержка. И очень много людей отреагировало на эту вопиющую несправедливость.

Пока все тихо — люди реагируют не очень. А когда нас стали задерживать — к нам потянулись.

На сегодняшний день мы держим нормальный нейтралитет — сохраняя нормальные отношения со всеми партиями, которые нас поддерживают.

На экологический митинг приходить скучно — а когда приходят такие люди, как Шевчук или Артемий Троицкий, все меняется. И надо не стесняться просить помощи у народа. Две важные вещи: огласка и просьбы о помощи.

 

Ярослав Никитенко: Стоит участок леса, рядом с Москвой — а прибыли не приносит. Поэтому и появилась идея строительства трассы, которая идет прямо посередине через лес. И еще постановлением губернатора Громова на три километра по обе стороны — место для инфраструктуры. Идет фактическое уничтожение лесозащитного пояса Москвы.

Законодательство не позволяет захватывать земли лесного фонда, но его целенаправленно меняют для этой цели. Мы подали в суд, ссылаясь на нормы закона — а потом узнали, что их успели удалить. Захват Химкинского леса — это огромные деньги, здесь задействованы интересы и министра транспорта Левитина, и бизнесмена Ротенберга из числа «друзей Путина». Сейчас решать эту проблему поручено двум организациям — Росавтодору и администрации Химок — которые являются главными лоббистами уничтожения леса. Это называется — поставили козу охранять капусту. Так называемые слушания, которые проводили 2 сентября, мы опротестуем, потому что о них не было оповещения, и были собраны специальные люди. При этом администрацияч обманывала и запугивала людей: мол, если трасса пойдет не через лес, то по вашей даче…

Очень важна поддержка СМИ, хотя, например, «Первый канал» искажает информацию. И поэтому очень нужно образовать какой-то свой ресурс, где давалась бы объективная информация, и в создании которого участвовали бы разные экологические организации. У нас сейчас очень тяжелая ситуация — Россия по состоянию окружающей среды находится  на одном уровне с Эквадором, Колумбией и подобными странами. Мы предлагаем всем объединиться и работать над общим «зеленым» информационным ресурсом.

Bellona

info@bellona.no