Андрей Рудомаха, «Экологическая вахта по Северному Кавказу»: «раз государство не может остановить незаконную стройку — мы должны сами защитить природу»

ingressimage_IMG_8301_.jpg Photo: photo: Mikhail Obozov

Есть такой «маркер» — Фонд эффективной политики. И когда они нам звонят и спрашивают комментарии — значит, наша проблема вышла на значимый уровень.

Мы давано занимаемся проблемой Утриша, это особо охраняемая территория, где уже 20 лет хотят создать заповедник, но не могут из-за сопротивления властей. У нас бывает очень много людей, о нас знают, и это очень важно при защите этой территории. Сейчас в самом центре Утриша собираются построить новую дачу для президента. При этом территория очень маленькая — и если построят эту дачу и дороги, то уникальная экосистема будет просто уничтожена.

«Минус» зеленого движения — в том, что это чисто волонтерское дело. Нет регулярности и стабильности, когда что-то случится — тогда начинаем заниматься. Так случилось и с Утришем, когда зимой 2008 года начали строить дорогу. Управление делами президента всячески скрывает, что это дача, говорят, что это дорога для противопожарных целей.

Мы считаем, что стройка полностью незаконна, но все были уверены, что поскольку за этим стоит Управление делами президента, то ничего сделать не удастся. Но мы постоянно обращались, писали письма, прокуратура была вынуждена признать незаконность и опечатать технику, но опечатанная техника все равно работает.

Мы собрались и решили: раз государство не может остановить незаконную стройку — мы должны сами защитить природу. Мы стали поднимать информационную волну, когда поехали блокировать — с нами были три корреспондента. Мы заблокировали дорогу, при этом там не было никаких охранников, только рабочие. И все время обращались в милицию, что идут незаконные работы. Как ни странно, в государственной системе много порядочных людей. И когда дали команду нас вязать — нас предупредили. Милиция приехала — но ни к чему придраться не смогла. В свою очередь, мы спросили: почему они не останавливают незаконную стройку, если есть уголовное дело и техника опечатана? А УДП в этот момент спряталось и не стало никак вмешиваться. Нас тут потихоньку стало даже Минприроды поддерживать, неделю все продолжалось с переменным успехом, и строительство дороги было заморожено.

Потом они поняли, что сделать нахрапом не получится, и стали делать по другому сценарию. Провели общественные слушания, куда не пустили ни одного общественника, нагнали чиновников и работников наркоконтроля. И все одобрили. Затем они из заповедника «вырезали» территорию под дороги и под дачу. Все это они «в одном флаконе» хотели протащить. Мы судились, писали письма, потом настала новая зима, и мы поняли, что если они все узаконят — проводить радикальные акции будет сложно. Мы проводим «волны» акций, обращаемся к президенту, создали четыре группы «в защиту Утриша» в России и на Украине, подключили политические партии, в 70 городах прошли акции поддержки. Я сам «яблочник», но нам помогает и КПРФ, и сейчас реализация постановления правительства об «урезании» заповедника заморозилась. Мы знаем, что они будут снова пытаться начать этот процесс — и нам придется снова вести борьбу. Надо быть осторожными: радикальные акции привлекают много внимания, но надо, чтобы нас не могли обвинить в экстремизме. Мы видим, что власть очень боится массовых акций, и после них ситуация сразу меняется.

Bellona

info@bellona.no