News

Нарушение наших прав – галлюцинации?

Опубликовано: 30/08/2010

Автор: Нина Поправко

Ко мне обратилась доверительница, пришла уже с судебным решением, точнее – определением Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга о прекращении гражданского дела по ее заявлению. На определение суда первой инстанции подано частное определение, но решение нижестоящей инстанции устояло в кассации и вступило в законную силу.

Суть дела такова: жительница Санкт-Петербурга обратилась в суд с заявлением об оспаривании распоряжения Комитета по земельным ресурсам и землеустройству Санкт-Петербурга № 3038 от 15.09.2009 года «Об утверждении границ земельного участка».

Представитель заинтересованного лица до начала рассмотрения дела по существу, заявил в суде ходатайство о прекращении производства по делу в связи с тем, что оспариваемое распоряжение порождает правовые последствия лишь для собственников земельного участка, коим заявитель не является в связи с чем, оспариваемое распоряжение не затрагивает прав и законных интересов заявителя. На данный земельный участок было зарегистрировано право общей долевой собственности Санкт-Петербурга и ОАО ОДЦ «Охта». Судьей ходатайство удовлетворено.

Все бы ничего, мы уже привыкли к тому, что судебные инстанции не усматривают нарушений наших прав при оспаривании тех или иных действий или бездействия чиновников, или, вообще, хотят нас убедить в том, что возможное нарушение прав, скорей наши галлюцинации, чем реальность.

Но в рассматриваемом случае, судья даже не вышла в судебный процесс, чтобы объективно исследовать материалы дела и доводы сторон, оценить доказательства или отсутствие таковых, выслушать заявительницу и вынести законное и обоснованное решение. Создается впечатление, что в судебном разбирательстве по существу, вроде как, и смысла большого нет.

Хотя в соответствии со статьей 46 Конституцией РФ и гражданским законодательством каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Но современные реалии таковы, о чем свидетельствует судебная практика, что наши с вами права на что-то – это нечто глубоко абстрактное, не ясное, не понятное, я бы сказала – иллюзорное.

А оспаривалось распоряжение Комитета, который с такой легкостью снял ограничение с земельного участка – территорию объекта культурного наследия, площадью 33970 кв.м., с того самого участка, на котором Газпром собирается возвести свой архитектурный шедевр – 403 метровую доминанту. На земельном участке находится объект вновь выявленного культурного наследия – Шведская крепость Ниеншанц и крепость Ландскрон.

Но судейская логика такова, что раз Комитет решил снять охранный статус с участка, значит, его действия априори законны, и не ваше, граждане, дело, заявлять о правах на исторические и культурные ценности, даже, если при строительстве, археологические раскопки будут уничтожены. А ведь все дельнейшие движения по проектированию и строительству объекта, возможны только в том случае, если на застраиваемой территории отсутствует объект культурного наследия.

Интересная получается картина: любые сделки или принятие правового акта, в отношении той или иной городской территории, собственником которой является город, оказывается, не затрагивают права граждан, а затрагивают права только собственника земельных участков, т.е. самого города, видимо, в лице чиновников. И действительно, причем тут, собственно говоря, горожане, которые, как это не странно проживают в этом самом городе. И никто нам – горожанам особо объяснять не собирается, во имя каких великих целей, органом власти принимается то или иное решение, и получается что, оспорить подобного рода сделку горожанин не вправе, т.к. его права и интересы не затрагиваются.

Как-то не хочется проводить аналогию с котлетами и мухами.

А теперь по существу: в настоящее время на судебные определения подана надзорная жалоба, суть которой сводится к тому, что рассматриваемое гражданское дело заявительницы относится к категории публично-правовых отношений. В соответствии со статьями 18, 52, 53 Конституции РФ публичные органы создаются исключительно с целью признания, соблюдения, защиты и восстановлению нарушенных прав граждан. Поэтому любые их действия в официальном статусе, в том числе и издание правовых актов, так или иначе, затрагивают права и законные интересы граждан. В жалобе также делается акцент на то, что по закону, органы власти обязаны обслуживать законные интересы граждан, а не свои ведомственные интересы или интересы третьих лиц.

Весь вопрос в том, какую позицию займет суд надзорной инстанции?

Еще News

Все news