Фредерик Хауге: Обман со стороны нефтяного лобби – Норвежская нефтяная индустрия не так безопасна как кажется

ingressimage_frederic.jpeg Photo: Bellona

Как сообщила норвежская ежедневная газета Aftenposten неделю назад, нефтяная промышленность обладает самыми влиятельными лоббистами в Норвегии. Цитируя директора по коммуникациям Ассоциации норвежской нефтяной промышленности Кристина Бреммера Неббена, лоббисты пытаются избежать «другой правды». Ни для кого не является сюрпризом, что нефтяная промышленность работает с двумя истинами – её собственной истиной и истиной других.

Классическая «правда» в норвежской нефтяной индустрии заключается в том, что нефтяные компании используют только безопасные методы и эти методы самые лучшие в мире по характеристикам влияния на окружающую среду. Если такая точка зрения возобладает, это может привести только к росту риска аварий. Таким образом, нефтепроизводители становятся более расслабленными, их внимание притупляется, а уровень готовности к внештатным ситуациям снижается. В BELLONA постоянно приходят сообщения от людей, занятых в нефтяной промышленности, где они признают, что временные ограничения и погоня за прибылью отодвигают в сторону вопросы безопасности. Но, к сожалению, очень мало таких людей, если они вообще есть, которые готовы говорить об этом открыто.

Йохан Ек-Олсен, руководитель буровых работ норвежской государственной компании Statoil, – один из тех, кто утверждает, что разлив нефти на глубоководной платформе BP можно было избежать, если бы в США были такие же строгие правила, как в Норвегии. По сообщению еженедельника Tech Weekly, нефтепромышленники начали специальную кампанию, идея которой – подчеркнуть различия между политикой в области нефтедобычи в Норвегии и в США.

Но сегодня проблема зачастую заключается не в самих правилах, а в том, насколько они выполняются. Стоит заметить, что всего лишь через неделю после того, как на глубоководной платформе Deepwater Horizon Gullfaks сорвало клапан, предназначенный для перекрытия скважины в случае аварийного выброса нефти, бурильщики на норвежской платформе Gullfaks C в Северном море второй раз за последние 6 месяцев заменили клапаны, которые были неисправны.

В течение шести недель была реальная опасность неконтролируемого выброса на платформе Gullfaks C, который мог иметь катастрофические последствия.

Завышенное самомнение

В мае Statoil пришлось закрыть нефтяную платформу Gulfuks C после того, как компания потеряла контроль над давлением в одной из скважин в третий раз. Газ поднялся до верха платформы, где риск взрыва особенно велик. Если бы газ воспламенился, Норвегия могла получить катастрофу, подобную той, которая случилась на платформе Piper Alpha в конце 1980-х, когда 160 рабочих погибло в огне. Естественно, это не та тема, на которую Statoil говорит вслух.

Попытка Statoil скрыть серьёзные инциденты, а также причины, стоящие за ними, особенно касательно Gulfuks C, вызывает вопрос о том, обо всех ли аварийных ситуациях на своих установках она сообщает. Представитель Ассоциации норвежской нефтяной промышленности Кнут Торвалдсен утверждает, что норвежская система по обнаружению и минимизации рисков в нефтяной промышленности работает «очень хорошо». Такой нефтяная индустрия видит сама себя.

В отчёте под названием «Риск в норвежском нефтепродуктовом секторе» норвежское государственное Агентство по надзору за обеспечением безопасности нефтегазового производства (PSA) зафиксировало 72 случая потенциальных аварийных ситуаций в 2009 году, а также заметила рост нефтяных утечек. Эта проверка вскрыла наибольшие сложности при обслуживании и управлении. «Серьёзные аварии всегда таятся на заднем плане, – пишет PSA в своём отчёте, – Риск никогда не бывает нулевым».

Одна из наиболее опасных ситуаций возникла у компании Statoil на континентальном шельфе Норвегии в ноябре 2004 года. Большой выброс спровоцировал «газовый водопад» под платформой Snorre A, и небольшой искры хватило бы, чтобы воспламенить всю платформу. Те, кто участвовали в спасательной операции той ночью, говорили, что гигантская платформа с большой долей вероятности могла потонуть и тем самым вскрыть несколько скважин.

Некоторые утверждают, что можно было потратить годы на устранение утечек. О том, насколько опасной была платформа Snorre A, знали совсем мало. Для компании Statoil – это удача, что только небольшие заинтересованные группы людей знают, как близка была катастрофа.

Будут ли они опять хвастаться великолепным положением норвежской нефтяной промышленности на конференции ONS в Ставангере на этой неделе?