Бывший глава Минатома признал очевидное – атомная энергетика проигрывает

ingressimage_db11f4195c9f62aef4be3229db6bb8da.jpeg

Скандально известный бывший глава Минатома Евгений Адамов выступил 17 июня на конференции РАН по многофазным системам с докладом «Куда идем в атомной энергетике?». Оставим в стороне коррупционные скандалы и моральный облик бывшего главного атомщика страны. Нам интересны лишь некоторые тезисы доктора технических наук, профессора Евгения Адамова. Частично он смог отказаться от слепой веры в атомную энергетику, частично все еще пытается оправдать ее существование при помощи новых мифов.

Атомная энергетика себя исчерпала

По сообщению «Независимой газеты», Адамов заявил, что атомная энергетика, как она существует сейчас, находится близко к исчерпанию своих возможностей. Многие из тех мифов, которые раньше работали в пользу развития атомной энергетики, сегодня уже неактуальны.

Экологи давно говорили, что оправдание атомной энергетики строится не на фактах, а на мифах. Этому посвящены многие исследования – «Атомная мифология» Алексея Яблокова, «Обманы атомной энергии» американских исследователей Макхиджани и Салеска, «Мифы атомной энергии» фонда имени Г. Бёлля, «Ложные обещания», американское исследование, недавно переведенное и изданное «Экозащитой» и другие.

Какие же мифы признал, и какие новые придумал бывший министр Адамов?

Миф о нехватке органического топлива

Один из них – миф о скором исчерпании органического топлива. «Сегодня можно прочитать в некоторых обзорах, что ресурсы органики бесконечны», – замечает Адамов. Действительно, и 20-30 лет назад многие мифотворцы говорили, что нефть и газ на Земле закончатся через 20-30 лет. И сейчас некоторые продолжают твердить о том же, мол, еще 20-30 лет и конец.

Спора нет, необходимо снижать зависимость человечества от ископаемого топлива, но не ценой строительства АЭС, есть же более дешевые и менее опасные альтернативы. И о них, оказывается, знает и профессор Адамов.

Миф о недостаточности возобновляемых источников энергии

Другой миф, по Адамову, – принципиальная неспособность возобновляемых источников энергии составить конкуренцию атомной энергетике. «Больше 10% производства энергии возобновляемая энергия не замкнет на себя – таков был мой прогноз десятилетней давности, – напомнил Евгений Адамов. – Я ошибся. Ветер рванул: в прошлом, 2009 году введено 38 ГВт ветровой энергетики, а на атомных станциях по всему миру – 1,3 ГВт. Неизбежно увеличение и вклада солнечной энергетики».

Это просто замечательно, что бывший министр знает факты, знает статистические данные о развитии мировой энергетики. Факты говорят однозначно – в мире ветроэнергетика развивается, атомная – в стагнации.

Вопрос в том, как сделать так, чтобы об этих фактах узнали действующие министры? А то странно слышать от премьера Путина повторяющиеся заклинания о, якобы, прогрессивности и перспективности атомной энергетики. Возможно, Путин должен покинуть свой пост, чтобы осознать простую вещь – энергетика России сильно отстает именно в области использования возобновляемых источников энергии. Не использовать энергию ветра, солнца, приливов – это пример бесхозяйственности и нерационального подхода к природным ресурсам.

Миф о том, что самые страшные катастрофы в прошлом

Но дальше в своем выступлении бывший глава Минатома продемонстрировал как раз новое атомное мифотворчество. Он заявил: «В атомной энергетике уже состоялись самые крупные катастрофы. Такой аварии, как сегодня на нефтяной скважине в Мексиканском заливе, на АЭС уже не может быть ни при каких обстоятельствах».

Утверждение это голословное, необоснованное, как раз в духе бывшего Минатома. Логика подсказывает, что для отрицания возможности катастроф на атомных объектах нет веских причин. Можно вспомнить, что и про реактор чернобыльского типа говорили, что он столь безопасен, что его можно сроить на Красной площади в Москве. Может, Адамов снова хочет предложить такой проект?

Есть другой взгляд на тенденцию повторения крупных техногенных катастроф. В гидроэнергетике такая катастрофа была недавно, на Саяно-Шушинской ГЭС. Сейчас происходит катастрофический разлив нефти Мексиканском заливе. Может быть, не дай Бог, настала очередь ядерной энергетики? Может все же самая страшная ядерная катастрофа не в прошлом, а в будущем? И может, для ее предотвращения, надо не думать о строительстве новых и опасных АЭС, а заняться постепенным выводом из эксплуатации того, что уже понастроили? Уж закрытая, остановленная АЭС точно взорваться не сможет, станет безопасной.

Спор о том, была ли или еще будет самая страшная ядерная катастрофа похож на схоластику. Факты, которые признают и сами атомшики, в том, что 100% безопасных ядерных реакторов не бывает, а катастрофа на реакторе не ограничена ни пространственными, ни временными рамками. К тому же до сих пор нет решения проблемы радиоактивных отходов.

Миф о возможности решить проблему ядерных отходов

Адамов признал, что одна из самых серьезных проблем атомной энергетики – радиоактивные отходы (РАО). Он опроверг тезис о том, что захоронение РАО в стабильных геологических структурах может решить эту проблему. «Какая наука может доказать, что эти геологические структуры останутся неизменными? Нет такой науки», – уверен профессор Адамов.

Это четкая и ясная констатация того факта, что проблема геологического захоронения РАО не решена ни в одной стране мира. США отказались от проекта «Юкка Маунтин» именно из-за неопределенности данных о стабильности геологических пород, которые в течение сотен тысяч лет должны изолировать опасный материал от окружающей среды. Только две страны, Финляндия и Швеция, приступили к строительству геологического захоронения, но работы во многом ведутся на свой страх и риск. Нет уверенности в том, что гранитный массив, в котором строят хранилище, будет стабилен сто тысяч лет.

Российский проект сооружения хранилища ядерных и радиоактивных отходов в Каннском гранитоидном массива в Красноярском крае и вовсе выглядит дорогостоящей опасной авантюрой.

Миф о замкнутом ядерном цикле

Еще один миф, который протранслировал Адамов – миф замкнутом ядерном цикле: «Если мы начинаем с 2030 года развивать атомную энергетику на быстрых нейтронах, то к концу века мы приходим к замкнутому топливному циклу».

У атомной энергетики на быстрых нейтронах столько проблем, что обещать ее прихода можно не ранее чем через 20 лет, как в свое время обещали коммунизм или отдельные квартиры… Кроме того, чтобы «замкнуть» топливный цикл придется не хранить, а отправлять на переработку отработавшее ядерное топливо АЭС. Беда в том, что в результате переработки в сотни раз будет увеличиваться объем радиоактивных отходов. Куда их девать, не ясно – идея продолжать выливать в реки и озера или закачивать в подземные водоносные слои не может быть принята в силу особой опасности и циничности этих методов обращения с отходами.

Итог

Странная наблюдается ситуация – пока тот или иной российский чиновник исполняет свои обязанности, он всячески верит в ядерную энергетику, в то, что отрасль надо продолжать накачивать бюджетными средствами, что «вот-вот» будет решена проблема ядерных отходов, появятся безопасные ректоры и прочие чудеса.

Но, получив приговор суда, посидев, подумав, даже бывший глава Минатома начинает видеть реальное положение дел. Может всем им надо посидеть, подумать?

Для справки

Евгений Адамов, доктор технических наук, профессор, бывший Министр атомной энергетики России (1998-2001 гг.). В мае 2005 года Адамов был задержан швейцарскими органами правопорядка в Берне по представлению Министерства юстиции США. Позднее, по настоянию Москвы он был экстрадирован из Швейцарии на родину. В феврале 2008 года Замоскворецкий суд Москвы признал доказанными обвинения по трем статьям Уголовного Кодекса, связанным с мошенничеством и злоупотреблением служебными полномочиями с тяжкими последствиями. Его признали виновным в хищении более 30 млн. долларов и приговорили к пяти с половиной годам лишения свободы в колонии общего режима. В целом, ущерб от действий экс-главы Минатома составил около миллиарда долларов.

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com