News

Третий Невский экологический конгресс – опять декларации?

Опубликовано: 24/05/2010

Автор: Елена Кобец

14-15 мая в Петербурге прошел третий Невский международный экологический конгресс, с заявленной темой «Экологизация природопользования – основа модернизации экономики в равновесии с природой». Организаторами его, как и предыдущих двух, были Межпарламентская Ассамблея государств-участников Содружества Независимых Государств (МПА СНГ) и Совет Федерации Федерального собрания РФ.

Третий раз в Петербурге собрались государственные деятели и политики, принимающие решения в области экологической безопасности России. Были представители ООН и некоторых других международных организаций. Хотя в полной мере назвать его международным трудно. Кроме спикеров, приглашенных специально для произнесения своей речи, много иностранных участников замечено не было. И, наверное, не потому, что экологические проблемы России и СНГ их не интересуют. Совсем наоборот – многие экологические проблемы давно стали глобальными, и именно Россия не принимает должного участия в развитии многих международных проектов в области охраны окружающей среды. Но есть и другие проблемы, о них ниже.

Принимали участие в конгрессе и немногочисленные представители экологических НПО России, в основном из Петербурга. Пресс-службы различных ведомств, принимавших участие в конгрессе, уже отрапортовали о достижениях этого дорогостоящего мероприятия. Как представителю третьего сектора России, хотелось бы осветить несколько моментов, особенно запомнившихся на конгрессе.

Принимающие решения жалуются сами себе на экологические проблемы

Первое, что удивило каждый из выступавших говорил о тех же самых экологических проблемах, за решения которых выступают и общественные организации. Например, начиная с конца 2006 года общественники были тревогу, когда в срочном порядке в Государственной думе принимали поправки к Градостроительному кодексу, которые полностью ликвидировали экологическую экспертизу строящихся объектов. После принятия этих поправок много обращений от НПО было послано с требованием их отмены. «Беллона» была в числе этих организаций. И вот с трибуны Конгресса от главы Росприроднадзора Владимира Кириллова прозвучало, что он выступает за восстановление института независимой экологической экспертизы, которая может помочь создать «современную экологическую инфраструктуру в России, необходимую для достижения поставленных задач в сфере охраны окружающей среды». Не понятно к кому было это обращение. Не в руках ли выступающих сделать то, за что они так горячо выступают? Тем более что общество давно требует этого.

Следующий пассаж на эту же тему – из Итоговой декларации второго конгресса: «Для успешного решения экологических проблем в Российской Федерации участники конгресса полагают целесообразным: поддерживать деятельность неправительственных экологических организаций, которые содействуют экологическому образованию населения, осуществляют общественный экологический контроль и экспертизу, взаимодействуют с органами государственной власти в вопросах совершенствования природоохранного законодательства и правоприменения».

Какая экологическая экспертиза здесь имелась в виду? Та, которую отменили поправками к Градостроительному кодексу РФ или же из числа тех немногочисленных, которые сохранились, как например строительство атомных станций? История о том как «Беллона» намеривалась провести эту независимую экспертизу ЛАЭС-2, и что эти намерения закончились жалобой в Европейский суд в Страсбурге.

Круглые столы Конгресса – для чего?

Теперь несколько слов об организации Конгресса. Кроме двух пленарных заседаний были организованы еще и так называемые круглые столы на разные темы. Была возможность даже заранее заявить о своих выступлениях, что и было сделано автором этой заметки. Как ни странно мой доклад стоял шестым в длинном ряду других на круглом столе № 2 «Экология как сфера глобального взаимодействия». Я собиралась обратить внимание лиц, принимающих решения, на одну из проблем трансграничного загрязнения атмосферного воздуха, которое влияет на здоровье людей и потепление Арктики, и которой пока в России не занимаются. Хотя на международном уровне работают ученые, политики обсуждают методы уменьшения этого загрязнения. Все мероприятия проходят без официальных представителей России, хотя большая часть территории Арктики – российская.

Но когда подошла моя очередь, а она как раз выпала после выступления Г. Д. Олейника, председателя комитета по делам Севера и малочисленным народам и который много и правильно говорил о проблемах Арктики, модераторы этого круглого стола, слово мне не дали. Потом объяснили, что не всем хватило времени.

Кому же времени хватило? Вот, например Баиру Дугаровичу Ангаеву, министру природных ресурсов Правительства Республики Бурятия с докладом «Актуальные вопросы охраны озера Байкала и их решение в развитии норм международного права». Из всего выступления запомнилось только то, что он слово в слово повторил знакомые всем экологам слова другого политика: «Я опускался на дно Байкала, заверяю вас: вода там чистая, не верите, приезжайте, посмотрите». Конечно, на этом круглом столе не предусматривались вопросы и комментарии, так как рекомендации по результатам работы этого стола были розданы еще перед его началом, да и выступающие, как оказалось, были заранее известны. А очень хотелось спросить министра Ангаева о международном движении за сохранение Байкала – знает ли он, какое протестное движение началось во всем мире, когда стало известно о запуске БЦБК, который будет опять отравлять воду Байкала своими отходами? Еще хотелось спросить, почему на улицах Иркутска стояли бронетранспортеры, когда протестовали против запуска этого комбината люди, живущие на берегах Байкала? Не было ли это решение кем-то принято «в развитие норм международного права»?

Возвращаясь к предыдущей Итоговой декларации

Итоговая декларация третьего Невского конгресса будет опубликована в июне, так обещали организаторы. Есть опасения, что она останется декларацией, как декларация второго Невского конгресса. В последней много прекрасных слов и намерений, ни одно заявление не вызывает возражения.

Еще цитата из Декларации прошлогоднего мероприятия:

«Для успешного решения экологических проблем в новых социально-экономических условиях участники конгресса полагают целесообразным:

содействовать сближению экологического законодательства стран СНГ и европейского экологического законодательства;

поощрять развитие международных парламентских и профессиональных контактов, ориентированных на осуществление конкретных природоохранных проектов;

рассмотреть возможность создания совместной международной программы комплексных фундаментальных и прикладных исследований в области прогнозирования угроз экологического характера, а также методов их устранения…»

По поводу сближения европейского экологического законодательства еще раз приходится констатировать, что это пустые слова. Основные международные соглашения по экологии или не подписаны, или не ратифицированы, или же подписаны частично.

Конвенция о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды (Орхусская конвенция) – Россия в ней не участвует.

Конвенция об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (ЭСПОО Конвенция) – Россия не ратифицировала.

Конвенция о трансграничном загрязнении воздуха на большие расстояния – во исполнение этой конвенции было разработано для подписания восемь международных протоколов. Российская Федерация является участником только в трех из них. Сейчас идет пересмотр протокола по борьбе с подкислением, эвтрофикацией и приземным озоном (Гетеборгский протокол), где Россия опять не участвует.

Трудно поверить, что третий Невский конгресс что-то изменит в политике государства в этом направлении.

Теперь по поводу поощрения международного сотрудничества в области экологии. Это, как раз то, что жизненно необходимо, прежде всего, России. Решение многих современных экологических проблем требует большого интеллектуального потенциала и обмен международным опытом, является краеугольным камнем в решении этих проблем. Пока ситуация такая, что российские ученные только на собственном энтузиазме участвуют в этом процессе. Даже деньги на участие в международных конференциях им приходится искать за границей, многие международные мероприятия проходят без их участия. Недавний пример – международный семинар «Атмосфера-климат», который прошел в октябре прошлого года в Гетеборге, Швеция. И таких примеров множество.

Положительным примером результата участия российских ученных в международном процессе может быть принятая в 2009 году Климатическая доктрина, Среди ведущих разработчиков этого документа был директор Главной Геофизической обсерватории имени А. И. Воейкова, ученный с мировым именем В. М. Катцов. Этот документ сделан с учетом мирового опыта, благодаря тому, что Владимир Михайлович Катцов является ведущим экспертом в Международной группе экспертов по изменению климата (МГЭИК). Пока открыт вопрос, какая государственная программа будет разработана под эту доктрину. Но это уже дело политиков, а ученным пока приходится отбиваться от той информационной компании, которая развернулась в СМИ по поводу «мирового климатического заговора».

А в Климатической доктрине есть много того, что было записано в Итоговой декларации второго конгресса и не раз произносилось с трибун третьего конгресса. Это и развитие возобновляемой энергетики, и развитие энергосберегающих технологий и много другое.

Станет ли следующий Невский конгресс действительно международным, на который приедут политики и ученные из разных стран, будет зависеть от того, останутся ли хорошие и правильные слова, сказанные на третьей встрече на бумаге или же превратятся в реальные дела.

Еще News

Все news