Австрия против белорусской АЭС

ingressimage_Vienna.jpg

Слушания в Австрии отличались от аналогичных слушаний, прошедших ранее в Вильнюсе и Киеве, но только по стилю, не по результатам. В Вене слушания были камерными, в них участвовало около 40 человек. В Вильнюсе и Киеве – более сотни. Но в Австрии большинство участников было экспертами, профессионалами, в то время как общественность Украины и Литвы была более разнородна. Кроме того в Венских слушаниях активно принимали участие представители Федеральных Земель Австрии. В результате Австрия вслед за Литвой и Украиной отказалась согласиться со строительством белорусской АЭС. Белорусские атомщики потерпели очередное, сокрушительное поражение.

Автор Беллоны.ру присутствовал на слушаниях в Вене не только как журналист, но и как эксперт, участник Общественной экологической экспертизы проекта АЭС. На слушаниях был обеспечен профессиональный синхронный перевод на русский язык, цитаты австрийских участников слушаний приводятся в соответствии с этим переводом.

Информация, представленная на слушаниях официальной белорусской делегацией, бездоказательна

Итог слушаний подвел Герхард Лойдль, представитель экологической службы правительства Земли Верхняя Австрия. «Информация, представленная на слушаниях официальной белорусской делегацией, бездоказательна, — заявил он. — Не доказано, что проект «АЭС-2006» можно отнести к «поколению 3+». Влияние АЭС на окружающую среду анализируется не полностью. Нет никакой ясности в вопросах обращения с отходами и с хранением ОЯТ. Неясно, что произойдет в случае падения на защитный корпус реактора пассажирского самолета. Возможности использования возобновляемых источников энергии оценены неправильно, нет ясности со сценариями наиболее тяжелых аварий. Наш вывод: проект не готов. Просим приостановить его реализацию».

В ходе слушаний все, абсолютно все, выступившие австрийские участники высказались против АЭС. Это было шоком для приехавших в Вену белорусских пропагандистов АЭС. Жаль, что во время слушаний нельзя было фотографировать – лица атомщиков были столь мрачны, что они иногда даже вызывали жалость…

Австрийские НПО против АЭС

С самого начала слушаний в зале на первом ряду сидели шесть пожилых дам в желтых жилетах с антиядерной символикой. Они представляли общественную организацию «Венская антиядерная платформа». Мария Урбан, представитель Платформы заявила на слушаниях: «Наша организация выступает против строительства вашей АЭС. 93% австрийцев против использования атомной энергии. Мы против всех АЭС – Моховице, Темерлин и других!». Против проекта выступили и другие участники слушаний. Клеменц Конрад из «Экобюро»: «Моя организация и я лично критично относимся к проекту». Юрриен Вестерхоф из Гринпис Австрии: «Вы делаете большую стратегическую ошибку, когда решаете строить АЭС. Похоже, у вас нет всей информации. АЭС – это дорого, это риски, не решен вопрос с отходами».

Неприятие АЭС было единогласным и в ходе пятичасового обсуждения были выявлены основные проблемы белорусского проекта. Расскажем о некоторых из них.

Австрия может быть затронута

Выбранная в качестве «приоритетной» для белорусской АЭС островецкая площадка расположена на расстоянии примерно 930 км от границ Австрии и в тысяче километров от Вены. Примерно на таком же расстоянии расположена Чернобыльская АЭС, от аварии на которой Австрии досталось около 3% выпадений радионуклидов.

bodytextimage_Austria-map1.png

Во время слушаний член делегации белорусских атомщиков, председатель Председатель Национальной комиссии по радиационной безопасности при Совмине Республики Беларусь, Яков Кенигсберг заявил, что никакого воздействия на Австрию белорусская АЭС оказать не может, даже при запроектной аварии эвакуация населения близ АЭС не потребуется, а на расстоянии до 20 км может потребоваться лишь защита щитовидной железы – раздача таблеток йода. Он попытался успокоить собравшихся: «Площадка выбрана так, что самые сильные ветра идут не в Европу, а в Беларусь». Австрийцы были шокированы – неужели действительно этот человек считает, что Европу травить радионуклидами не надо, а свою страну, Беларусь – можно?

Главный инженер Дирекции строительства АЭС Анатолий Бондарь заверял: «Выбор проекта произведен тщательно! Неужели мы могли допустить выбор опасного экспериментального реактора?!» Дело в том, что для белорусской АЭС действительно выбран предложенный Росатомом реактор ВВЭР-1200, который пока нигде в мире не был построен, не был испытан на практике. Поэтой причине все расчеты и цифры, относящиеся к нему основаны на рекламных материалах корпорации «Росатом» и не могут быть подтверждены на опыте. Позднее Анатолий Бондарь признал: «У нас нет опыта, поэтому мы идем на такой вариант».

Директор «Белнипиэнергопром», генерального проектировщика АЭС, Андрей Рыков сообщил, что если авария случится, о ней всем расскажут: «Можно гарантировать, что даже в случае тяжелой аварии мы будем готовы. Ваше правительство будет проинформировано, если у нас что-то произойдет».

bodytextimage_samolet1.jpg

Однако ни гарантии г-на Рыкова и г-на Бондаря, ни уверения г-на Кенигсберга не убедили собравшихся. В документе, представленном австрийской общественности (Предварительный отчет об ОВОС) говорится: «расчетное значение радиуса зоны планирования мероприятий по экстренной эвакуации населения при тяжелой аварии не превышает 800 м». Поверить в то, что воздействие даже самой тяжелой аварии не распространится дальше то ли 800м, 3 то ли 20 км, действительно невозможно.

Участница слушаний инженер Петрович сказала: «Я не знаю, откуда эти ваши расчеты компьютеров. Каждый в Австрии знает, что радиация из Чернобыля не остановилась на 300 км, а достигла Австрии и, даже, Баварии. Цезий попадает внутрь организма с продуктами питания. Австрия удалена на 1000 км, но был восточный ветер и дожди – наши животные были на пастбищах… Продукты животноводства были загрязнены цезием 137. У нас были корма, которые по австрийским законам были радиоактивно загрязнены. Я должна была поставить знак осторожно, радиация»! Я не хочу повторить эту ситуацию!»

«Мы знаем, что территория Австрии тоже имеет пятно загрязнения цезием», – сообщил Кенигсберг. По-видимому, он считает это нормальным.

«Потенциальную угрозу представляет любая АЭС, и сам факт того, что белорусская делегация проводит слушания в Австрии, доказывает, что моя страна может подвергнуться загрязнению в результате возможной аварии на Островецкой АЭС», – сказал в интервью для Беллоны.ру представитель австрийской общественной организации «Глобал 2000» Рейнхард Уриг (Reinhard Uhrig). Перед началом слушаний активисты «Глобал 2000» раздавали листовку с информацией, что на территории Австрии выпало 1,6 ПБк Цезия-137 из Чернобыля, что число дополнительных случаев раковых заболеваний в Австрии из-за Чернобыля оценивается в шесть тысяч, в том числе около 3500 смертельных случаев.

Данные о последствиях аварии недостоверны

Особую озабоченность австрийцев вызвало упорное отрицание белорусскими атомщиками возможности тяжелой аварии с разрушением и реактора и защитной оболочки (контайнмента) и существенное – в сотни и тысячи раз – занижение ими возможных последствий тяжелой аварии.

Андрей Рыков, «Белнипиэнергопром»: «Станция будет надежна и до последствий по типу Чернобыля дело не дойдет. Есть активные системы защиты. Расхолаживания и прочие. Мы сознательно выбрали самый безопасный проект! … Комплекс мер позволяет рассчитывать, что разрушения защитной оболочки не произойдет».

На белорусской АЭС предполагается установление двойной защитной оболочки и белорусские атомщики утверждают, что этот колпак сможет задержать почти всю радиацию в случае аварии. Но это лишь расчетные данные очень похожие на уверения атомных лоббистов прошлого, утверждавших, что реактор типа Чернобыльского столь безопасен, что его можно строить на Красной площади в Москве. Доверия к этому у серьезных экспертов нет.

Доктор Нойберт: «Все цифры, которые приводят белорусская делегация, цифры по запроектной аварии – это чистое предположение! Это – фантастика, это придумано! Не надо верить расчетам, сделанными атомщиками. … У нас есть большое недоверие к представленным Вами данным о максимально возможной аварии. Есть мнение, что даже Чернобыль – была не самая страшная авария, так как не было контакта расплава активной зоны реактора с грунтовыми водами. Вы не в состоянии представить данные, не в состоянии предвидеть все последствия».

Г-жа Лоренц: «Всегда есть остаточный риск. Те 2-3 %. Что получила Австрия от Чернобыля – это наша доля остаточного риска. Никакой расчет не может являться абсолютной гарантией».

Хельмут Хирш, Экоинститут (Helmut Hirsch): «Мне важно, что Австрия была затронута проблемами Чернобыля. Сейчас вы говорите, что ничего произойти не может, потому что это новая АЭС с двойной оболочкой. Можете ли вы на 100% исключить возможность того, что с этой оболочкой что-то случится? 11 сентября самолеты тоже полетели не так, как положено… В любом реакторе может произойти авария с расплавом активной зоны. Контейнмент может быть частично разрушен. Аварии этой категории не были предусмотрены в вашем документе. При разрушении защитной оболочки выбросы будут в 100-1000 раз больше, чем вы утверждаете! Анализы ваши не полные и не точные. Нами не рекомендуется при исключении из рассмотрения аварий полагаться на теоретические расчеты».

Яков Кенигсберг не мог отрицать очевидных ошибок разработчиков и не нашел ничего лучшего, как сослаться на Бога: «Да, возможно рассчитать аварию с разрушением контайнмента. Но пока таких аварий в истории не было. В любых расчетах есть неопределенность. Господ Бог пока не предложил нам никакой модели [расчета неопределенностей]. Мы идем в ногу со временем! Мы не можем отставать от других стран! Работаем на уровне! Как только произойдет где-то редко возможное событие с разрушением контайнмента – мы это учтем».

Итог дискуссии подвел Клеменц Конрад из «Экобюро»: «Ваши документы и утверждения – это проатомное лоббирование».

Самолеты будем сбивать!

Из представленных документов следует, что защитная оболочка АЭС может выдержать только падение легкого самолета массой до 5,7 тонн, летящего со скоростью не более 360 км/ч. Следовательно, при падении современного пассажирского среднемагистрального самолета массой 100-150 тонн, летящего со скоростью 800-900 км/ч защитная оболочка будет разрушена. Также повреждены или разрушены будут реактор, хранилища свежего и отработавшего топлива. Это – конкретный сценарий тяжелой аварии, вызванный внешним воздействием, который белорусские атомщики отказываются рассматривать в принципе.

bodytextimage_vyboront.jpg Photo: http://ont.by/

Хельмут Хирш, Экоинститут: «Есть сценарии и механизмы разрушения контайнмента, связанные с внешним воздействием, например с падением самолета. Давайте это учитывать, не ждать пока такая авария произойдет. Надо защищать себя от чрезмерного оптимизма».

Яков Кенигсберг: «В США действительно рассматривают сценарий с падением большого самолета. Мы не рассматривали такой сценарий. Мы сценарий теракта не рассматриваем. У Беларуси нет конфликтов с исламским миром. У нас нет причин для терроризма. Но у нас есть способы сбить самолет и даже крылатую ракету!»

Д-р Гольд, экологическая служба Земли Бургерланд: «Мы не получили ответа по поводу аварии, связанной с самолетом. Если АЭС построят, то это будет объект, привлекательный для террористов. У нас есть собор Святого Стефана – и его могут атаковать. Ваша АЭС – тоже объект престижа, объект атаки. Надо учитывать возможные террористические атаки. Вы даже не думаете об этой проблеме! Вы упрощаете ситуацию! Прошу, думайте об этом!»

Яков Кенигсберг: «В октябре я выступал в Москве на совещании антитеррористического центра СНГ. Было совещание по ядерному терроризму. Да, самолет может атаковать АЭС. Мы думаем об этом, есть соответствующие планы. Под них выделяется финансы. Есть объединенная группировка войск Беларуси и России. Граница надежно прикрыта авиацией, ракетами, комплексами С-300. Мы сможем сбить любую цель!»

Неприятности с международными конвенциями

При принятии решения о сооружении АЭС Беларусь нарушила две международные конвенции, внимание к этому факту привлек Клеменц Конрад из «Экобюро»: «В настоящее время есть два процесса против Беларуси в конвенции Эспоо и Аархусской конвенции. Там рассматриваются две жалобы о нарушениях процедур участия общественности в Беларуси: ограничение прав общественности, нарушение прав человека противников атомной энергетики и пр. Решения о строительстве АЭС были приняты без участия общественности. Что произойдет, если по жалобам будет принято отрицательное [для властей Беларуси] решение? Вы откажетесь от строительства АЭС?»

Похоже, этот вопрос вообще не был понят. Яков Кенигсберг пустился в привычную демагогию: «Это все красивые слова. В реальной жизни мы выражаем свою волю во время выборов, голосуем за депутатов парламента. Роль общественности большая, мы открыты для диалога. Информация размещена на сайтах. Каждый может высказать свою точку зрения. Мы знаем о конвенциях. Мы чисты и мы прозрачны».

Ни представитель Минприроды Александр Андреев, ни представитель Минэнерго Михаил Пигулевский не смогли ответить на простой и понятный вопрос, будет ли Беларусь придерживаться обязательств, взятых при подписании конвенций… Ведущий вынужден был прервать их, констатировав, что ответа на вопрос по конвенциям Эспоо и Аархус дан не был.

Минприроды Беларуси: Мы знаем всех противников АЭС! Мы не будем учитывать их мнений!

Однако вопрос о том, что общественность Беларуси выступает против АЭС, не давал покоя белорусским чиновникам. Они уже слабо понимали, где находятся и вели себя как дома – где им позволены и угрозы, и запугивания и давление на противников АЭС. Видимо они не осознавали, что таким поведением они подтверждают тезис о нарушении прав общественности. В Вене их слова звучали как-то по-особому дико и цинично.

Александр Андреев, Минприроды: «Понятие общественное мнение – весьма разнородно. Отдельные представители общественности относятся к АЭС отрицательно. Но есть и другие люди. Есть те, кто просит разместить АЭС у себя в районе. Таких людей много. Между областями идет конкуренция, чтобы принять у себя АЭС!»

Андрей Рыков, «Белнипиэнергопром»: «Вся ваша информация идет из одного центра. Я принимал участие в общественных слушаниях в Островце. В других городах, на белорусском телевидении. Вы исходите из того, что существует точка зрения – либо ваша[противников АЭС], либо не правильная! А это не так. Но учитывать мнение – «не пускать АЭС, не надо АЭС» – это не конструктивный подход».

Александр Андреев, Минприроды: «Было проведено более 1500 собраний на предприятиях, 74 общественные организации участвовали, имеются протоколы. Ваши заявления не обоснованы! Вопрос о строительстве станции в Беларуси был принят еще в 1970-х годах! Никаких последствий от заявлений общественности и этих жалоб не будет. То, что будут отдельные общественные организации против – это не большинство, то единицы. Мы знаем всех, кто против! Правительство вправе принять решение, которое посчитает нужным, и не учитывать мнения отдельных людей. Мы не будем учитывать их мнений».

Заявление представителя Минприроды Беларуси Александра Андреева о том, что мнения противников АЭС не будут учитываться вызвало недоумение собравшихся. По идее Минприроды должно играть роль нейтрального арбитра, но именно Андреев всякий раз зачем-то демонстрирует свою ангажированность и принадлежность к атомному лобби.

bodytextimage_ovos-zony.jpg

Трескучие заявления белорусских чиновников-лоббистов АЭС были вскоре опровергнуты самым неожиданным образом. По итогам обсуждения проблемы АЭС в прямом эфире белорусского телевидения ОНТ 17 мая, всего через неделю после слушаний в Вене, 87% из 13500 участников интерактивного голосования сказали, что не верят в безопасность современных АЭС. Так что слова Андреева, что противников АЭС – единицы, – это явное преуменьшение.

Для «агитбригады белорусской АЭС», пожалуй, подтасовка данных, по простому – вранье – это единственный способ пытаться убедить и лиц, принимающих решения, и общественность, что АЭС нужна кому-то еще, кроме самих лоббистов и корпорации «Росатом». Именно поэтому они занижают размеры возможных выбросов, не желают рассматривать сценарии наиболее тяжелых аварий, не хотят признавать, что большинство белорусов им не верит. Слушания в Вене еще раз вскрыли их тактику, вскрыли неспособность вести нормальный разговор с экспертами другой страны.

Нехватка времени или некомпетентность?

Однако мужества признать поражение в Вене у белорусских атомщиков не хватило. Минэнерго Беларуси распространило сообщение, в котором говорится: «Белорусские специалисты дали исчерпывающие ответы на все возникшие вопросы, продемонстрировали предусмотренные ОВОС модели развития различных ситуаций по возможному влиянию АЭС на окружающую среду, а также рассказали о мерах защиты населения, животного и растительного мира. Ввиду ограниченности времени на часть вопросов участники белорусской делегации не успели ответить, вся интересующая австрийскую сторону информация дополнительно предоставлена в печатном виде». Попытка списать провал на отсутствие времени для обсуждения выглядит жалко.

Австрия против АЭС

Корреспондент Беллоны.ру попросил прокомментировать ситуацию Директора Ядерного Отдела Министерства окружающей среды Австрии Андреаса Молина (Andreas Molin).«Мы помогали с технической организацией слушаний. Как дополнительную услугу мы предоставили «Экспертное заключение», написанное по заказу Министерства», – сказал Молин. Заключение австрийских экспертов, давших негативную оценку проекту, уже направлено в Минск. Основной проблемой австрийские эксперты посчитали то, что официальная оценка воздействия не адекватно учитывает риски запроектной аварии будущей АЭС. Текст Заключения на английском языке размещен на сайте Федерального экологического агентства Австрии.

Поскольку ни на технических консультациях, ни на слушаниях официальные представители Беларуси не смогли ответить на все возникшие вопросы, коммуникация между Австрией и Беларусью в рамках конвенции Эспоо по поводу АЭС продолжится. «Мы передадим все оставшиеся открытыми вопросы в письменном виде и надеемся получить ответы, которым мы, в свою очередь, дадим оценку», – сказал Молин, – «Окончательный документ, подготовленный Министерством, будет направлен в Минск вместе с экспертной оценкой и протоколом общественных слушаний».

Нет сомнений, что правительство Австрии прислушается к мнению своих экспертов и даст негативную оценку проекту белорусской АЭС. В начале месяца это уже сделало правительство Литвы по итогам консультаций и аналогичных слушаний в Вильнюсе.

 

 

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com