News

Мы упускаем время

Опубликовано: 14/05/2010

Автор: Павел Безруких

В настоящее время возобновляемые источники энергии в России занимают небольшую долю: в производстве электроэнергии – 0,5%, в производстве тепловой энергии – 4%, в производстве первичной энергии – 2%. В эту категорию входят малые ГЭС, геотермальные станции, ветровые установки, тепловые станции на отходах деревообработки и целлюлозно-бумажного производства, котельные на древесных отходах. Есть также несколько котельных на шелухе и лузге – отходах сельскохозяйственного производства.

К сожалению, мы не можем точно сказать, сколько у нас котельных, использующих биотопливо. Обычно приводят общую цифру малых котельных – 40 тысяч. Из них путем опросов мы выявили несколько сотен котлов, использующих отходы древесины. По тепловой энергетике точной статистики нет. По электроэнергетике все обстоит лучше, поскольку все установки мощностью свыше 500 кВт регистрируются и учитываются в статистике. Сейчас у нас малых ГЭС мощностью свыше 500 кВт – 76, менее 500 кВт – 60 станций. На пике развития малой энергетике в Советском Союзе было пять тысяч…

В России сохранилась производственная база по малым ГЭС, в частности, петербургская фирма МНТО «Инсэт», которая реализовала ряд проектов малых ГЭС в разных странах. Эта фирма вполне может поднять малую гидроэнергетику.

В мире наибольшими темпами развивается фотоэнергетика, то есть получение энергии с использованием солнечных батарей. Темп роста в этой отрасли составляет 40-50% к предыдущему году. Развитие фотоэнергетики обусловлено тем, что это высокие технологии, и будущее всей энергетики, поскольку притока солнечной радиации достаточно для удовлетворения всех энергетических потребностей.

В России порядка 10 фирм, производящих оборудование для фотоэнергетики, однако почти вся их продукция идет на экспорт. У нас нет достаточного платежеспособного спроса. Это связано с высокой ценой, которая составляет от 4 до 8 долларов за один солнечный ватт, то есть 4000-8000 долларов за кВт.

Сейчас КПД фотоэлементов в промышленном производстве составляет 14-15%, в полупромышленном – 18-19%, а через 2-3 года КПД будет больше 20%. Такое увеличение КПД приведет к удешевлению фотоэлементов в два раза.

Впрочем, фотоэнергетика уже сейчас себе прокладывает дорогу. Так, умелец из Бурятии Геннадий Касаткин смонтировал в своем регионе около 5 тысяч солнечных коллекторов для нагрева воды, и уже сейчас переходит к установкам третьего поколения, когда они являются частью конструкции здания. Бурятия у нас на первом месте по солнечной радиации, на втором месте – Якутия, а на третьем – Ставропольская область и Краснодарский край. Причем, в Бурятии и Якутии зимой, когда энергия больше всего и нужна, есть максимальный приход солнечной энергии.

Примерно с 2005 года стали бурно развиваться фотоэнергетические установки, подключенные к сети, и сейчас они уже обогнали в своем развитии автономные установки. В Германии, Испании, США есть уже мощные установки, мощностью 20-30 МВт. В России таких, к сожалению, пока нет. Но у нас есть собственные разработки весьма высокого уровня.

Имеется и задел в области геотермальной энергетики. Самая большая жалость, что мы были первыми в освоении геотермальной энергии, а потом упустили лидерство. При строительстве Мутновской и Верхне-Мутновской ГеоЭС на Камчатке технологическая база была возрождена, но сейчас все снова встало. Вот уже около пяти лет едва-едва ведутся проектные работы, и коллектив уже переквалифицировался на проектирование атомных электростанций.

Мы сейчас можем увеличить мощность имеющихся у нас ГеоЭС за счет установок бинарного типа, которые используют сбросную воду, которую закачивают обратно в пласт. Скажем, дополнительно к 12 МВт Верхне-Мутновской ГеоЭС можно ввести еще 2,5 МВт. Для этого нужно только оборудование, поскольку все остальное уже есть. Только за счет установки дополнительных турбин мы можем увеличить мощность ГеоЭС на 20%.

В чем мы сильно отстали – так это в ветровых установках большой мощности. Мир ушел так далеко, что нам без трансферта технологий не обойтись. Но в малых ветровых установках позиции держим. В России работает порядка 15 фирм, которые производят мелкими партиями ветровые установки на хорошем уровне, в том числе и на экспорт.

Что мешает развитию возобновляемых источников энергии? Главное препятствие – слабая помощь государства. Два года назад был принят федеральный закон № 250, в котором было много статей по возобновляемым источникам энергии, и было принято два программных пункта. Первый – установить государственные цели развития ВИЭ. Второй – разработать и принять пакет документов, стимулирующих развитие отрасли. Цели были установлены и правительство решило увеличить к 2020 году долю возобновляемых источников энергии до 4,5%. Но документы до сих пор не появились.

Я по этому поводу обращался к Президенту РФ, однако получил ответ из Минпромэнерго РФ, в котором они обещали эти документы подготовить к марту 2010 года. Впрочем, время упущено и план сорван. 1,5% ВИЭ в общем балансе энергетического рынка в 2010 году точно не будет, 2,5% в 2015 году – под сомнением, поскольку один год уже пропущен. Если бы законы начали действовать, то мы могли бы в кратчайшие сроки развить эту отрасль, особенно по фотоэнергетике, малым ГЭС и геотермальным станциям.

Еще News

Все news