Литва перешла на безъядерные киловатты

ingressimage_ignalina.gif Photo: www.iae.lt

Остановка ИАЭС почти никак не сказалось на повседневной жизни страны. Цены на электричество повысились, но не кардинально. Скорее всего, повышение связано не с остановкой АЭС, а с обычным инфляционным процессом. По крайней мере, никаких ощутимых последствий в виде отключений электроэнергии, введения режима экономии и т.п., люди не заметили. Дело в том, что Литве досталось советское наследство в виде довольно больших генерирующих мощностей. Несмотря на то, что республика не имела собственных сырьевых ресурсов, она должна была обеспечивать электроэнергией весь прибалтийский регион, в том числе и Калининградскую область. Сейчас у нас действуют ТЭЦ в Вильнюсе мощностью свыше 300 МВт (по электроэнергии), Каунасская ТЭЦ – свыше 100 МВт, аналогичная по мощности Каунасская ГЭС на Немане, плюс старая Литовская ГРЭС в Электренае – ее производительность 1800 МВт.

Все когенерационные станции довольно эффективны, на них в последние годы проходила модернизация. Правда, все они работают на российском газе, который постоянно дорожает, но это уже другая проблема. Кроме того, Литва старалась активно развивать малую и альтернативную энергетику Сегодня ее доля в общем энергетическом балансе достигает, пожалуй, 3%. 92 МВт вырабатывается на ветровых электростанциях (по планам, должно было быть в 2,5 раза больше, но помешал кризис). Около 30 МВт дают малые ГЭС. Кроме того, свою лепту вносят небольшие энергетические станции промышленных предприятий и станции, работающие на биомассе. Возникающий дефицит электроэнергии страна погашает за счет поставок с латвийского каскада ГЭС.

Первоначально остановка ИАЭС оценивалась в несколько миллиардов евро. Но реальные затраты оказались выше. Пришлось построить новую котельную для города, хранилище для ядерных отходов. Сейчас старая площадка временного хранения ОЯТ уже переполнена. При этом финансирование всех работ идет довольно ровно. В основном средства поступают из бюджета ЕС, а также по двусторонним договорам от нескольких европейских стран. Существует и специальный целевой фонд вывода из эксплуатации АЭС. В него на протяжении последних лет отчислялось по нескольку центов с каждого киловатта, проданного ИАЭС.

Одним из самых болезненных последствий закрытия ИАЭС стала социальная обстановка в Висагинасе – моногороде, построенном специально для работников станции. Там недавно даже прошел митинг протеста, на который вышло около 2 тысяч человек, что для города с населением 28 тысяч довольно много. В основном протестовали против повышения цен на коммунальные услуги, ведь до конца прошлого года в Висагинасе действовали льготы (тепло и электричество давала АЭС).

Но надо сказать, что к закрытию станции население готовили давно, еще десять лет назад начали процесс перевода на самостоятельную работу городских коммунальных, ремонтных, транспортных служб. Были созданы условия для того, чтоб люди переходили на работу в малый бизнес. Например, в Висагинасе открыт бизнес-инкубатор, часть бывших работников ИАЭС смогла перестроиться, кто-то пошел в водители маршрутки, кто-то занялся перегоном автомашин. Многие уехали в другие города и другие страны, в том числе и Россию (Висагинас – самый «русскоязычный» город Литвы). Многие специалисты продолжают работать на ИАЭС, ведь демонтаж станции – длительный и трудоемкий процесс. Но многие, особенно пожилые люди, не готовы менять свою жизнь. Им приходится тяжело. Но надо понимать, что никто не придет, не создаст новые рабочие места, нужно проявлять инициативу самим и требовать действия от властей.

Кстати, когда стало известно о митинге в Висагинасе, президент Литвы Даля Грибаускайте спешно потребовала от пяти министров: хозяйства, энергетики, финансов, внутренних дел, труда и социальной защиты отчета, куда были потрачены деньги, выделенные на смягчение последствий закрытия станции.

Константин Шолмов