Штокман ещё в планах, а северян уже травят вредными запахами

ingressimage_Arktikmorneftegazrazvedka-rig1.jpg Photo: (Foto: Igor Kudrik)

Однажды утром росляковцы вышли на улицу и едва не задохнулись от странного, очень неприятного запаха. Он витал и над домами, и в окрестных сопках. У тех, кто по слабже здоровьем, даже закружилась голова. Через какое-то время едкий смог рассеивается сам по себе, а потом возвращается вновь.

— На улице вообще невыносимо дышать. Я в двери щелочку оставляю — и все равно проникает. Даже если закроешь окна — все равно запах есть. Такое  впечатление, что на мазутной заправке находимся, — жалуется местная жительница Тамара Синякова.

Люди утверждают, что неприятные волны то накатывают на поселок, то отступают уже на протяжении 1,5 лет. И, к сожалению, врачи из местной поликлиники отметили крайне тревожную тенденцию, которая появилась именно в последние 2 года резко ухудшилось здоровье малышей.

— Патологий у нас очень много и настораживает у детей рост бронхиальной  астмы и дерматита. По сравнению с областными показателями, у нас они гораздо выше, — сообщила журналистам заведующая амбулаторией поселка Росляково Ирина Клеянова. — А как вы думаете, с чем это связано? Это  связано с экологией напрямую.

Слова врача подтвердила и глава  администрации  Росляково Татьяна  Ищенко.

— Дети страдают, воспитатели даже заводят их с прогулки в помещение во время таких выбросов. На головную боль и проблемы с дыханием жалуются и  взрослые люди. Они тоже связывают свои недуги со зловонными углеводородными ароматами.

Так откуда же берется эта гадость? Все жители кивают в сторону Кольского залива. На его берегу, рядом с поселком, находятся нефтеперевалочная база «Мохнаткина Пахта», а напротив Росляково стоит гигантский танкер «Белокаменка». Говорят, что у них слив идет по ночам.

Для справки — 300 тонный танкер «Белокаменка» используется как накопитель нефти, которую более мелкие танкера привозят с сибирских месторождений. Далее нефть переливают в океанские танкера, которые везут её за границу. Терминал был введён в строй в 2004 году, а уже в 2008-м через него прошло 7,3 млн. тонн сырой нефти, в 2009-м намного больше. А наземный комплекс «Мохнаткина Пахта» бы запущенный в 2006 году с расчетом на перевалку 2,5 млн. тонн нефтепродуктов в год.

Начиная с весны прошлого года в отдел по охране окружающей среды администрации ЗАТО Североморск, куда входит Росляково, поступила 21 жалоба по поводу запаха газа.

Как рассказал начальник отдела Олег Насанович, администрация неоднократно обращалась в различные природоохранные ведомства, в том числе было направлено письмо в Москву в департамент Росприроднадзора. Оттуда пришел ответ, что источники загрязнения атмосферного воздуха в поселке Рослякова и в акватории Кольского залива не выявлены. Однако в письме признается, что в воздухе были выявленные бензол, ксенол, толуол. Так вот, при значительной концентрации они могут оказывать отрицательное влияние на здоровье человека.

К сожалению, сотрудники североморского отдела по охране окружающей среды не могут самостоятельно провести проверку объектов, находящихся в акватории Кольского залива — это за рамками их компетенции. Однако, они пытаются привлечь внимание ведомств к проблеме странного запаха. Жалобы населения, накопившуюся информацию и предложение о проведении проверки направлены в областную природоохранную прокуратуру.

К этой работе подключился и областной комитет природных ресурсов и экологии. Там тоже не сомневаются, что запахи идут со стороны нефте перевалочных предприятий. Однако, сказать что-то определенное пока никто  не может. За то уже экологи готовы сделать некоторые выводы из происходящего.

Настоящая ситуация в очередной раз подтверждает чрезвычайно высокий  уровень опасности объектов нефтегазового комплекса. Даже работая в штатном режиме, они могут наносить серьезный вред окружающей природной среде и здоровью человека. А ведь велик и риск аварийных  разливов, и тогда в воду и атмосферу попадет гораздо большее количество опасных веществ, которые будут накапливаться, и способствовать хроническому загрязнению акватории.  

— Оценка такого воздействия на здоровье человека должна была быть проведена еще на стадии разработки проекта и предполагала меры по минимизации или исключении  этого воздействия, — уверена координатор энергетических проектов Беллоны-Мурманск Нина Лесихина. — В настоящее время нефтегазовые компании не обладают технологиями и опытом, достаточными  для безопасного освоения месторождений и развития соответствующей инфраструктуры. Поэтому Беллона выступает категорически против освоения Арктического шельфа.

Алексей Павлов