News

Климатические перспективы

Опубликовано: 02/03/2010

Автор: Ангелина Давыдова

На прошлой неделе в Дипакадемии российского МИДа на круглом столе по итогам и перспективам климатического переговорного процесса были объявлены новые цели и ориентиры российской политики в этой области. На повестке дня – более активная роль России в климатических переговорах, а также запуск киотских механизмов в нашей стране. Кремль продолжает выступать за объединение двух переговорных процессов (по Киотскому протоколу и по Рамочной Конвенции) в один. Впрочем, по мнению некоторых экспертов, создать новое, юридически обязательное, всеобъемлющее соглашение по проблеме изменения климата, вряд ли удастся раньше 2013 года.

Круглый стол под названием «Итоги копенгагенской конференции ООН по изменению климата: перспективы России», проходивший в Москве в Дипломатической Академии МИД РФ, собрал более 40 экспертов в области изменения климата и переговоров. Выступающие пытались дать более отстраненный анализ прошедшей в декабре конференции, обсудить текущую позицию России и попытаться спрогнозировать ход переговорного процесса на ближайшее время.

Несмотря на всеобщее разочарование от итогов Копенгагенской конференции (представитель Секретариата Рамочной Конвенции ООН Виталий Мацарский даже заметил, что переговоры были настолько сложными, что напоминали «о худших моментах Холодной войны»), участники дискуссии пытались взбодрить друг друга тем, что находили положительные моменты «Копенгагенского соглашения» для дальнейшей работы.

Попытка найти плюсы 

Так, Советник Президента РФ по вопросам климата Александр Бедрицкий отметил, что впервые на конференцию ООН по климату приехали главы государств и правительств. Он также довольно оптимистично охарактеризовал Копенгагенское Соглашение как «приемлемое для всех», заметив что новый документ «лежит в русле идеологии Балийского плана действий». По мнению Бедрицкого, на данный момент для дальнейшей работы существуют Киотский Протокол и Копенгагенское соглашение, однако из последнего за основу нового, пост-Киотского соглашения, можно будет взять разве что преамбулу. По мнению Советника Президента, в новом соглашении «есть набор деталей, но нет конструкции». Тем не менее, также по словам Бедрицкого, уже 70 стран выразили свои намерения в приложениях 1 и 2, а еще 30 государств готовы поддерживать и работать в рамках нового соглашения.

Вместе с тем, официальная российская позиция продолжает придерживаться мнения о том, что необходимо совместить два переговорных трека в один. Напомним, что переговорная сессия ООН ведется по двум паралелльным направлениям – по Киотскому Протоколу и по Рамочной Конвенции (одна из главных причин тому – отказ США ратифицировать протокол). Как сказал Бедрицкий, «ясно, что по этому сценарию опять ничего не будет – надо радикально решить вопрос об объединении процессов, ведь все, что можно сделать по улучшению механизмов Киотского протокола, уже сделано».

Роль России 

Участники круглого стола обсудили и роль России в переговорном процессе. Татьяна Авдеева из Дипломатической Академии МИД РФ высказала мнение, что у России должна быть более активная роль в климатическом переговорном процессе. «Хорошо, что появился Советник Президента по климату, теперь нужен был бы еще и межведомственный орган, занимающийся вопросами климата», сказала она. Авдеева также призвала не замыкаться на традиционных партнерах, а больше сотрудничать в области климата с Китаем, Индией, другими странами с переходной экономикой.

По мнению Александра Бедрицкого, российская наука также должна восстановить свою лидирующую роль, а Россия должна начать играть более активную роль в МГЭИК. Бедрицкий также отметил, что необходимо запустить процесс реализации механизмов Киотского Протокола в России, в частности, торговлю квотами и проекты совместного осуществления, а также начать участвовать в финансовой поддержке деятельности по климату в развивающихся странах, не только финансово, но и на уровне принятия решений и разработке стратегии. Одним из его предложений стало открытие Россией проектов по адаптации и поставки оборудования для наблюдений за климатическими изменениями в странах СНГ, а также создание общего фонда квот вместе с Украиной и Белоруссией, за счет реализации которых можно будет приобретать технологии. Как сообщил Александр Бедрицкий, в ближайшее время состоится заседние Совбеза РФ, где будет рассмотрена Климатическая Доктрина, в то время как Министерство Экономического Развития подготовит дополнительные рекомендации по реализации доктрины, дальнейшего снижения нагрузки на климат и возможностей модернизации.

В целом во время дискуссии довольно часто возникала идея необходимости большего участия России во всем, что связано с климатом – от науки и технологий, до политики и механизмов финансирования. Причем на уровне стратегического принятий решений, определение приоритетов глобальной политики, а также большего признания российских заслуг. Желание быть в «центре климатических событий» высказывали целый ряд выступающих. Так, Татьяна Авдеева рассказала о планах введения экологических налогов и субсидий в Европе, призвав коллег более пристально следить за изменением глобальной ситуации и принимать соответствующие решения. Александр Бедрицкий также выразил определенные опасения в связи с возможностью принятия в США заградительных мер для товаров, не соответствующих определенным климатическим стандартам, охарактеризовав подобные возможные нововведения как протекционистские меры, не соответствующие ряду статей Рамочной Конвенции.

Луковица переговоров 

Эксперты обсуждали и значимость климатического процесса как такового, в особенности, после неудачи в Копенгагене. Виталий Мацарский, отметив «падение боевого духа» в секретариате РКИК, все-таки сказал, что климатический переговорный процесс уже давно «перерос» тему климата. Мацарский сравнил тему климата с луковицей, верхний слой которой является наукой, однако так как речь идет о том, чтобы снизить выбросы путем модернизации энергетики, возникает следующий уровень, на котором предпринимается попытка перестроить всю мировую экономику через энергетику. Дальше идет уровень экономики, оттуда – политики, и еще глубже – юридический уровень, на котором решаются вопросы терминологии (как, например, точное толкование термина legally binding – юридически обязательный).

Мацарский также объявил о дополнительной переговорной сессии РКИК в Бонне с 9 по 11 апреля, сообщив, что страны группы Basic (Бразилия, Индия, Китай, Южная Африка) предлагают еще как минимум 5 дополнительных встреч до Мексики. Впрочем и в Мексике, по его словам, новое соглашение, скорее всего, не будет подписано. «Раньше 2013 года странам договориться точно не удастся», заявил Мацарский.

Еще News

Все news