Литва вывела из строя Игналинскую АЭС и обрела энергетическую независимость

ingressimage_ignalina1.gif Photo: http://www.iae.lt/

Последний реактор Игналинской АЭС был навсегда остановлен 31 декабря 2009 года в 23:00 по местному времени. Министерство энергетики Литовской республики сообщило, что работы по остановке реактора начались в 20:10 по местному времени и прошли штатно.

Закрытие старой и опасной АЭС с реакторами чернобыльского типа РБМК было одним из условий приема Литвы в Евросоюз. Первый реактор был остановлен 31 декабря 2004 года. Реакторы Игналинской АЭС, также как и все реакторы АЭС СССР не имели защитной оболочки, т.н. «контайнмента», поэтому авария на реакторе могла привести к катастрофическому выбросу радионуклидов в окружающую среду. Опасные реакторы РБМК все еще эксплуатируются на Ленинградской, Курской и Смоленской АЭС России, причем на Курской АЭС идет строительство нового реактора РБМК.

Идея о нарушении этого соглашения и продлении срока эксплуатации АЭС не нашла поддержки на общенародном референдуме 12 октября 2009г. «Литва выполняет свои обязательства перед Евросоюзом», — заявил глава литовского правительства Андрюс Кубилюс.

Закрытие АЭС – обретение энергетической независимости

«С закрытием старой Игналинской АЭС 2010-й год станет годом начала энергетической независимости. Литовская энергетика была и является зависимой от России, так как все энергоносители – поставка газа и электричества — связана с этой страной. Подобная зависимость от одной страны сложилась именно из-за старой АЭС. Литва была привязана к России, что не позволило развивать альтернативную энергетику и создавать электросети с Западными регионами», — сказала президент Литвы Даля Грибаускайте.

Зависимость Игналинской АЭС от России была обусловлена двумя факторами. Во-первых, Россия поставляла ядерное топливо на АЭС. Если нефть или газ можно купить на мировом рынке у многих поставщиков, то с ядерным топливом ситуация совершенно другая.  Топливо для реакторов типа РБМК производит только Росатом. Росатом может устанавливать цену по своему усмотрению, так как он является монополистом. Во-вторых, для обеспечения работы Игналинской АЭС требовалось проведение профилактических ремонтов, замена расходуемых материалов, оборудования. По понятным причинам поставщиком товаров и услуг при этом тоже, как правило, были предприятия Росатома. За это Литва расплачивалась в том числе и электроэнергией, поставляя ее в Калининградскую область. В этой ситуации электроэнергетика Литвы была вынуждена оставаться синхронизированной с Россией, что не давало возможности развивать сотрудничество в этой сфере с Польшой, Швецией и другими странами ЕС.  После закрытия ИАЭС препятствий для вхождения Литвы в энергосистему ЕС не останется.

Кроме того, из-за наличия сверхмощной АЭС Литва находилась в ситуации энергетического сверхмонополизма. Страна не могла развивать использование возобновляемых источников энергии, ибо электроэнергии было и так много. Также не было возможности модернизировать существующие ГРЭС.  Ситуация чем-то похожа на ситуацию в Мурманской области России, где долгое время запрещали строить ветряка, ибо из-за наличия Кольской АЭС область энергоизбыточна и новая генерация, якобы, не нужна.

bodytextimage_Dalia-Grybauskaite.jpg

В настоящее время власти Беларуси проталкивают проект строительства АЭС близ границы с Литвой. Вопреки логике как один из аргументов за строительство выдвигается именно «энергетическая независимость». Именно с закрытием АЭС Литва обретет независимость от поставок ядерного топлива из России и получит возможность ускоренно развивать использование возобновляемых источников энергии, в первую очередь, энергии ветра. Видимо, что хорошо для Литвы не подходит для Беларуси…

Для двух новых атомных проектов близ границ Литвы – Балтийской АЭС в Калининградской области и Островецкой АЭС в Беларуси атомное лобби выставило в качестве обоснования тезис, что новые АЭС строятся взамен закрываемой Игналины. Абсурдность этого аргумента очевидна – ни при каком развитии событий новые АЭС не могут дать ток ранее 2016 года, а Игналинская АЭС уже закрыта. Очевидно, что за 6-7 лет Литва сможет слезть с «ядерной иглы» и вряд ли будет заинтересована в покупке электроэнергии от новых АЭС, которые заботливые соседи хотят строить прямо у границ страны.

Литва не осталась жить при свете лучины

После закрытия АЭС Литва не погрузилась во мрак. Это еще один урок, урок того, что современное государство может отказаться от опасной и дорогой атомной энергетики. Но переходный период все же обещает быть сложным. В первые несколько лет около половины электроэнергии Литва будет импортировать, в том числе из России, Украины, Белоруссии. В дальнейшем планируется интегрирование энергосистемы страны со странами Запада, что сделает возможным «маневр мощностью» также со Швецией, Польшей и другими странами ЕС. Таким же образом, за счет закупок за рубежом, сначала решала свои проблемы Италия, закрывшая все свои АЭС в 1988 году после всенародного референдума.

Вместе с закупками электроэнергии за границей также планируется повысить мощность и эффективность существующих тепловых электростанций. В настоящее время ГРЭС в Электренай загружена только на 20%. В будущем она может вырабатывать до 70% нужного стране электричества. Также могут быть модернизированы Вильнюсская, Каунасская, Мажейкская и другие менее мощные электростанции.

Но опора на ископаемое топливо – это только временная мера. В долгосрочной перспективе Литва может получать более трети электроэнергии из возобновляемых источников (ВИЭ). ЕС установил цель – получение не менее 23% за счет ВИЭ уже к 2020 году. Большие перспективы имеет местное биотопливо, а также использование энергии ветра. В настоящее время установленная мощность ветроэлектростанций страны составляет около 200 МВт, к 2020г. прогнозируется появление еще 1000 МВт ветряков.

Цена вопроса

Конечно, модернизация существующих электростанций, строительство ветроэлектростанций потребует значительных расходов. Но и процедура вывода АЭС из эксплуатации – процесс длительный и дорогостоящий.

bodytextimage_Ignalina-pbks.gif Photo: http://www.iae.lt/

В 2010 году расходы на поддержание безопасности остановленной АЭС и на вывод ее из эксплуатации составят более 100 миллионов евро. Первый этап вывода из эксплуатации АЭС может продлиться 25-30 лет, его стоимость оценивается в 1 млрд. евро. Литве удалось добиться того, что оплачивать работы, связанные с консервированием и захоронением станции в первые 25 лет будет Евросоюз. Отметим, что для уже остановленных ректоров на Нововоронежской и Белоярской АЭС России не определен ни проект безопасного вывода из эксплуатации, ни источник финансирование таких работ. Сумма затрат, оцениваемая в от 0,5 до 1 млрд. евро на реактор может лечь на госбюджет или быть включена в отпускную цену атомного электричества.

После закрытия Игналины цена электроэнергии в Литве возрастет. Дело в том, что АЭС досталась Литве «в наследство» от СССР, страна не несла огромных расходов на сооружение станции. Поэтому у атомщиков была возможность устанавливать чрезвычайно низкие, фактически демпинговые цены на электроэнергию. Им не требовалось компенсировать затраты на оборудование и строительство АЭС, которые могут составлять до 60% в отпускной цене электричества, когда доля топливной составляющей – лишь 40%.

Экс-президент Литвы Альгирдас Бразаускас так описывает практику сооружения АЭС во времена Советского Союза: «ИАЭС строилась без сметы. Я очень хорошо помню: сколько требовалось денег, столько и давали. Через Промстройбанк СССР для Игналины открыли открытый счет, и денег было столько, сколько надо, поэтому невозможно установить стоимость ИАЭС». Экс-президент скептически оценивает и планы Литвы на строительство новой электростанции – это очень дорогая постройка, и сейчас нет возможности использовать практически бездонный бюджет СССР.

Ядерные и радиоактивные отходы – пока не решенная проблема

bodytextimage_K-7_apartment.jpg

В соответствии с разработанным Министерством экономики Литвы в 2005 году Планом вывода из эксплуатации АЭС в результате вывода из эксплуатации двух реакторов образуется приблизительно 5900 куб. м высокоактивных радиоактивных отходов (смолы, перлит и осадки) и около 130 тысяч куб. м твердых радиоактивных отходов (ТРО). Это огромное количество. Такой же объем имеют 1800 стандартных железнодорожных вагонов или 13 четырехподъездных пятиэтажных «хрущевок».

Для обращения с отходами потребуется строительство комплекса по цементированию и нескольких хранилищ ТРО. Запланировано для сооружения приповерхностное хранилище объемом 100 тыс. куб. м и хранилище для сверх-низкоактивных отходов объемом 60 тыс. куб. м.

Отдельная проблема – хранение особо опасного вида ядерных отходов, т.н. отработавшего ядерного топлива (ОЯТ). ОЯТ реакторов РБМК «перерабатывать» не планируется, вывоз ОЯТ с промплощадки АЭС не производился. В настоящее время ОЯТ Игналинской АЭС находится в приреакторных бассейнах выдержки. Постепенно осуществляется его перегрузка в заказанные в Германии контейнеры CASTOR и CONSTOR. Вес контейнера – около 70 тонн, он может принять лишь до 14 тонн ОЯТ. Контейнеры располагаются на специальных площадках и во временном приповерхностном хранилище отходов. По оценкам экспертов может потребоваться более 350 контейнеров. Но срок их службы ограничен 50-ю годами, а ОЯТ будет оставаться опасным около 240 тысяч лет.

Отходы будут оставаться опасными сотни тысяч лет, поэтому временные хранилища придется строить заново каждую сотню лет, перегружать ОЯТ в новые контейнеры каждые 50 лет. Так что, даже закрыв старую и опасную АЭС, Литва не расстанется с радиоактивным наследием…

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com