Наутро после отъезда мировых лидеров участники климатических переговоров ООН «приняли к сведению» Копенгагенское соглашение, закрывая саммит

ingressimage_articleLarge.jpg Photo: cop15.dk

Напряжение, непрерывно нараставшее на протяжении двух недель, придало Копенгагенскому соглашению определенный неприятный привкус и оставило открытым вопрос о том, получит ли эта попытка стран с наиболее высокими показателями выбросов парниковых газов полную поддержку со стороны 193 наций, связанных первоначальной и во многом провалившейся Рамочной конвенцией ООН по изменению климата (1992 год).

В заявлении, сделанном во второй половине утра по местному времени, климатическая конференция ООН, проведя ночное пленарное заседание, которое фактически явилось еще одной «экранизацией» драмы последних двух недель, Премьер-министр Дании Ларс Локке Расмуссен призвал «принять во внимание» Копенгагенское соглашение тем делегациям, которые согласились с ним.

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун сообщил журналистам в субботу утром: «Мы наконец-то скрепили сделку», и в то же время сделал дополнительные комментарии, из которых следовало, что процесс не завершен в полном объеме.

«Можно сказать, что это не оправдывает всех наших надежд, но все же данное решение Конференции сторон является важным почином», — сказал он.

Кроме этого, Генсек ООН заявил: «На будущий год мы должны будем преобразовать эту договоренность в юридически обязательное соглашение. Крайне важно внести этот вопрос в международное законодательство».

Он также сообщил журналистам, что «ООН немедленно начнет работу над тем, чтобы привнести значимые результаты в жизнь нуждающихся наций и дать толчок более активному использованию чистой энергии в развивающихся странах».

Одобрение со стороны ООН представляется маловероятным

Для того чтобы это соглашение было принято на уровне ООН, необходимо, чтобы его утвердили все 193 присутствующих на саммите нации. Такая перспектива представляется маловероятной.

Как пишет экологический корреспондент «Би-Би-Си» Ричард Блэк в своем копенгагенском блоге, «Возражения со стороны ряда стран означают, что формально оно не было принято. Сейчас делегации пытаются внести в документ такие условия, которые сделают ряд положений соглашения юридически обязательными.».

«Глобальное соглашение? Вероятность такового представляется незначительной… а вот имеет ли оно значимость, есть ли до него дело Китаю и США, — вопрос другой», — пишет Блэк.

Плюсы и минусы соглашения

В то же время нельзя отрицать, что Президент США Барак Обама добился триумфа, убедив Китай, Индию, Южную Африку и Бразилию пойти на договоренность о мониторинге и освидетельствовании данных о сокращении выбросов – то, от чего Китай отбивался руками и ногами в течение двух последних недель.

Но победа США по вопросу открытости помогла решить и один из самых сложных вопросов нынешних переговоров – вопрос о постановке средне- и долгосрочных целей сокращения выбросов парниковых газов для промышленно развитых и развивающихся наций. Благодаря этому удалось достичь успеха и в вопросе кодификации обязательств конкретных наций в сфере борьбы с глобальным потеплением.

Нерешенным остался ряд ключевых вопросов двух последних недель переговоров, касающихся ассигнования средств в пользу наций, страдающих от изменения климата.

В соглашении оговаривается вопрос ежегодного ассигнования 10 млрд. долларов США со стороны богатых наций сроком на три последующих года. В то же время в нем упоминается лишь стремление добиться того, чтобы к 2020 году общий размер средств ежегодного ассигнования составил 100 млрд. долларов США. Правда, в соглашении не упоминается (несмотря на многомиллионные поручительства разных стран), откуда предполагается получить эти средства – с открытых аукционов, угольных рынков или из иных источников.

Таким образом, соглашение проигнорировало возможность использования климатических переговоров 2010 года как места, где следовало бы заключить юридически обязательное международное соглашение. Это чрезвычайно важный вопрос, поскольку ученые уже предупреждали, что чем дольше нации ждут момента начала действий по сокращению выбросов парниковых газов, тем сложнее будет справиться с опасностью изменения климата.

По мнению наблюдателей, это была одна из наиболее значимых потерь, поскольку намеченное на 2010 год заключение юридически обязательного соглашения являлось одной из более скромных целей, которые участники переговоров поставили перед собой. В то же время многие обозреватели отмечают, что заключение юридически обязательного соглашения так и останется утопией.

Тем не менее, как сказал один из делегатов, условие соглашения, указывающее на ограничение диапазона повышения среднемировой температуры на 2 градуса по Цельсию, является не фиксированной целью, а скорее «признанием того, что группа признает научную точку зрения» о том, что диапазон повышения температуры необходимо ограничить этим значением. В то же время в соглашении оговаривается проведение научного обзора к 2015 году, когда, как предписывает наука, подписавшие договор стороны в письменной форме зафиксируют договоренность об ограничении диапазона 1,5 градусами по Цельсию к 2050 году.

Соглашение включает в себя положения, оговаривающие научный пересмотр договоренности к 2015 году, то есть к тому же самому году, в котором Межправительственная группа экспертов ООН по изменению климата (МГИК) представит результаты комплексной оценки последних научных исследований в области глобального потепления. Но в документе идет речь лишь о «принятии во внимание долгосрочной цели» сокращения выбросов.

Мнения экологов о соглашении разнятся

Копенгагенское соглашение приветствовал ряд экологических объединений, которые расценили его как наилучший первый шаг по пугающе длинному пути навстречу миру, использующему избыточную энергию и не загрязняющему атмосферу парниковыми газами.

В то же время оно подверглось язвительным атакам со стороны тех, кто счел его крайне недостаточным и подрывающим все усилия ООН, оформленные в виде глобального, полностью ратифицированного соглашения 1992 года.

В целом Беллона оценивает документ положительно, поскольку в нем вырабатывается принцип устранения ряда логистических барьеров, возникновения которых можно ожидать в ходе будущих переговоров – основываясь на таких примерах неудачного опыта, как этот.

«Это очень неплохо, — отметил президент Беллоны Фредерик Хауге, изучив сначала пяти-, а потом трехстраничный окончательный вариант предварительного соглашения. – Это хороший способ избежать дальнейших препятствий со стороны блока наций G-77, а также привести нужные механизмы в действие без отвлечений и разрушений».

Эту же точку зрения высказал исполнительный директор Сиеррского клуба Карл Поуп, давший интервью в стенах Белла Центра вчера ночью.

«Нации мира собрались вместе и заключили историческое – пусть и не полное – соглашение, которое знаменует начало борьбы с глобальным потеплением», — сказал он.

«Сегодняшнее заявление есть лишь первый шаг, и предстоит сделать еще много работы на протяжении последующих дней и месяцев, дабы скрепить печатями окончательное международное климатическое соглашение, которое будет справедливым, обязательным и перспективным. Крайне важно, чтобы переговоры возобновились как можно скорее».

Договоренность выгодна с точки зрения политических целей США

Представители Конгресса США, присутствовавшие на переговорах, сообщили, что подписанное соглашение станет крайне важным звеном в цепочке, ведущей к утверждению национального климатического законодательства, особенно после того, как вопрос открытости был положительно решен китайской стороной.

Представитель штата Массачусетс Эд Маркей, соавтор климатического законопроекта от Палаты представителей, которому указанное ведомство Конгресса не уделило достаточного внимания летом, заявил в телефонном интервью Беллона Веб, что Обаме пришлось отстаивать условие строгой открытости, чтобы основные экономические конкуренты США действительно стали сокращать уровни выбросов парниковых газов.

По мнению г-на Маркея, в вопросе утверждения климатического законопроекта (который, тем не менее, еще предстоит доработать) это будет иметь для Сената решающее значение. Такая открытость сделает результат «политически приемлемым», заявил Маркей, добавляя: «Это, в свою очередь, создаст импульс для утверждения законодательства. Важно, чтобы мир мог знать, что китайцы выполняют данные обещания».

Сенатор Джон Керри, представитель Демократической партии от штата Массачусетс, председатель Комитета по международным отношениям и главный автор законопроекта Сената по изменению климата, заявил, что достигнутая договоренность послужит для Конгресса стимулом к утверждению климатического законодательства в начале будущего года.

«Это может быть катализирующим моментом, — заявил он журналистам. – Практическая инициатива Президента Обамы пробила брешь в стене раздоров и ссор, став основой для заключения окончательного соглашения и для утверждения Сенатом ключевых законодательных документов на национальном уровне грядущей весной».

Ночной тяни-толкай

Вчерашняя договоренность, о которой Обама объявил за полчаса до того, как поспешил на борт Самолета номер один, чтобы отправиться на борьбу со снежной бурей на Восточном побережье, оставил делегатам сценарий наихудшего варианта развития событий, на предмет которого им предстояло препираться остаток ночи, и многие национальные блоки вступили в борьбу за отрицание или принятие этой договоренности.

Другие страны, в том числе Великобритания, оперативно высказали свое одобрение в присутствии делегатов всех 193 стран, однако наутро еще одна группа стран, включающая Саудовскую Аравию и Судан, яростно высказывались против этого соглашения.

Ряд южноамериканских стран, в частности Никарагуа и Венесуэла, также вошли в группу, полагающую, что соглашение было достигнуто в ходе обсуждений ненадлежащего характера.

ЕС также остался неудовлетворенным достигнутой договоренностью, но заметил, что она принесет с собой глоток кислорода в последующие обсуждения.

«То, о чем можно было договориться сегодня, находится за гранью наших ожиданий, но это помогает нам сохранить незыблемость наших целей и стремлений», сказал делегат ЕС в интервью «Би-Би-Си». «Это было единственно возможное для копенгагенских переговоров соглашение».

Как сообщается из Белла Центра, больше всего высказываний, причем порицательного характера, прозвучало из уст суданского дипломата г-на Лумумбы Ди-Апинга, представляющего в G77 блок развивающихся стран, который до вчерашнего дня включал также Китай и Индию.

«Развитые страны решили, что с причинением ущерба развивающимся странам можно смириться», — сказал он журналистам, заявляя, что ограничение диапазона допустимого повышения температуры двумя градусами «приведет к массивным разрушениям на территории африканских и малых островных государств». Он и многие другие представители наиболее уязвимых стран пропагандировали ограничение диапазона в полтора градуса.

«Сегодняшние мероприятия, которые в действительности являются продолжением истории переговоров последних двух лет, представляют собой наихудший из вариантов развития переговоров об изменении климата в истории», — сказал Ди-Апинг вчера вечером.

Серджио Серра, руководитель климатической делегации Бразилии, который, как сообщается, был модератором большинства финальных дискуссий между Америкой, Индией, Китаем, Бразилией и Южной Африкой, в результате которых и была утверждена окончательная форма соглашения, сообщил журналистам, что G77 и не могла остаться довольной результатами.

Серра сказал, что процесс оставил в стороне многих, особенно малые страны, которые имеют малый вес в важных международных переговорах. Многие участники процесса высказали мнение, что копенгагенский саммит был последним прецедентом встречи 193 наций такого уровня, направленным на выработку столь комплексного соглашения.

«Некоторые группы, такие как G-77, недовольны, когда решение принимается несколькими людьми, — сказал Серра. – Это не мероприятие для узкого круга лиц. Так быть не должно».

Чарльз Диггес

charles@bellona.no

Екатерина Даровская