Российские палы убивают Арктику?

В конце апреля – начале мая 2006-го над норвежским островом Свальбард (Шпицберген) повисла необычная дымка. Метеорологи и исследователи, ведущие на острове постоянные наблюдения, зарегистрировали рекордный для этой местности уровень аэрозолей, которые и явились причиной пониженной видимости.

«Поначалу многие из нас приняли этот дым за пыльцу», – комментирует Андреас Столь (Andreas Stohl), старший научный сотрудник Норвежского института исследований воздуха (Norsk Institutt for Luftforskning, NILU). Но как выяснилось впоследствии, в этот день на Свальбарде был зафиксирован самый высокий уровень концентраций черного углерода за всю историю наблюдений в европейской Арктике. Говоря проще – мелкодисперсных частиц сажи.

Как известно, этот загрязнитель образуется при неполном сгорании биомассы и топлива. А в Арктику переносится воздушными потоками на большие расстояния из южных широт. До последнего времени ученые были убеждены, что основной поставщик сажи – лесные пожары. Однако в 2008 году, анализируя данные спутникового слежения за очагами активного горения, ученные пришли к выводу, что рост количества сажи происходит за счет сжигания сельскохозяйственных отходов – остатков соломы и стерни, а также удаляемого с полей или с пастбищ кустарника.

Черный углерод не столь уж и безобиден для ледяного «континента». Частицы сажи, оседая на белоснежных покровах Арктики, снижают отражающую способность льдов и снегов, ускоряя тем самым процессы их таяния. Согласно последним оценкам, не менее 30% от сложившейся динамики повышения температур в Арктике можно отнести за счет воздействия выбросов сажи. Ни дать, ни взять – «черная чума» для климата Арктики.

Главный загрязнитель – Россия?

Результаты спутниковых наблюдений, анализ моделей переноса и баз данных по выбросам от пожаров показывают, что высокие концентрации черного углерода образуются на Евразийском континенте, а также на севере так называемого «зернового пояса» Северной Америки.

Но наибольшее количество – около 80% – черного углерода от весенних пожаров поступает с территории России. Такие данные приводятся в последнем отчете Рабочей группы по чистому воздуху (Clean Air Task Force, 2009), США.

К сожалению, исследований в области слежения за пожарами и подсчетами загрязнителей от пожаров в России до сих пор не проводилось. «Беллона» стала первым инициатором исследования по подсчету количества черного углерода, который мог поступить в Арктику от сжиганий сельскохозяйственных отходов за период с 1998 по 2006 год.

Экспертное заключение было подготовлено ВНИИ Агрохимии им. Прянишникова Н.С. Сделан первый шаг в определении этого количества, но пока трудно подтвердить или опровергнуть выводы американцев. Нужны дальнейшие исследование по отработке методики подсчета. Методики, применяемые в других странах, трудно применимы в России. Кроме этого необходимы привязки спутниковых слежений за горениями к картам сельскохозяйственных полей. Отсутствие доступа к базам данных разных ведомств – это еще одна проблема, которая тормозит продвижение в данной области.

Палы «в законе»?

Во многих странах имеются нормативные требования на сжигание сельскохозяйственных отходов. В Западной Европе их сжигание запрещено и практически не случается. В России тоже существует официальный запрет на палы, тем не менее, земельные угодья по весне у нас горят повсеместно. Причем настолько бездумно, что нередко огонь перекидывается на соседние луга и леса, становясь причиной масштабных пожаров.

По словам бывшего руководителя Федерального агентства лесного хозяйства РФ Валерия Рощупкина, «в 2008 году 98% лесных пожаров возникло по причине неконтролируемых выжиганий травы, а также перехода огня из полос отвода железных и автомобильных дорог».

Что касается федерального законодательства – нет прямого запрета на сжигание сельскохозяйственных отходов. Запрет прописан только в Правилах пожарной безопасности МЧС. В некоторых регионах, особенно на юге России, где палы превращаются в ежегодные бедствия из-за большого количества таких отходов, разрабатываются местные нормативные акты на запрет сельскохозяйственных сжиганий. Как правило, в местных законах ссылаются на федеральные законы «Об охране окружающей среды» и «Об охране атмосферного воздуха».

Практика правоприменения по делам об административных правонарушениях показывает, что физическому лицу может быть предъявлено обвинение не только в поджоге, но и даже в бездействии по пресечению «горения соломы, стерни и пожнивных остатков на обрабатываемых полях». Однако найти виновного в таком поджоге обычно бывает не просто. И штрафы по сравнению с уроном, весьма невелики.

Почему горят поля

Специалисты называют несколько причин, по которым устраиваются палы. К примеру, в последние годы из-за появления новых технологий в животноводстве солома в качестве подстилки и на корм скоту используется в значительно меньшем объеме. Сбыт ее нерентабелен. А дефицит горючего делает проблематичным для фермера обеспечение работы подборщика соломы и заделку растительных остатков в пашню после уборки. И это лишь малая толика причин.

Только широкомасштабная борьба с практикой сжигания сельскохозяйственных растительных отходов может содействовать снижению количество черного углерода, попадающего в атмосферу Арктики. Но прежде, чем решиться на борьбу с «черной чумой», необходимо иметь четкое представление о масштабах явления, конкретных источниках, сезонной частоте и ряде других параметров.

Другими словами, требуются широкомасштабные научные исследования данного явления. А для России, с учетом данных, полученных американцами, – это вопрос международного престижа.