Стивен Фостер: «Чтобы совершить «датское чудо», не обязательно быть датчанином»

ingressimage_stiven_foster.JPG

Господин Фостер, за последние четверть века ваша родина совершила путь, который уже назвали «датским чудом». Средняя по всем меркам европейская страна, полностью зависевшая от поставок ближневосточной нефти, сумела создать современную высокотехнологичную экономику, превратиться в мирового лидера ветровой энергетики.

– Да, еще в начале 70-ых мы полностью зависели от импорта нефти, которая составляла 94% потребляемого топлива. Но Ближневосточный кризис заставил нас мобилизоваться. В 1979 году в датском секторе Северного моря было открыто первое газовое месторождение, затем нефтяные. И параллельно правительство Дании начало стимулировать развитие ветроэнергетики. Если в 1990 году доля ветряной энергии в общем энергобалансе страны составляла 2%, в 2001 году – почти 18%, то сегодня ветряки производят ее от 20 до 30%. Излишки мы уже продаем на Скандинавском рынке электроэнергии. Однако в безветренную погоду покрываем нехватку мощностей за счет закупок в Германии или Швеции.

Притом стоимость кВт/часа в Дании чрезвычайно высока. Почему?

– У нас высокое налогообложение. Так 25% цены электроэнергии составляет себестоимость производства, 15% – распределение, а 60% – налоги. То есть датчане переплачивают за кВт/час 60%.

Не слишком ли сурово к населению?

– Высокие цены заставляют датчан экономить лучше, чем все уговоры и убеждения. Это поначалу, в середине 70-ых, правительство создало для владельцев ветряков тепличные условия, обязав энергетические компании закупать у новоиспеченных производителей электроэнергию по фиксированной цене, причем более высокой, чем традиционная. Но эта система работала лишь в период становления ветроэнергетики. В Дании не приветствуют политику госсубсидий, рынок сам должен диктовать свои правила.

К примеру, отработанный механизм – регулирование спроса налогами. Так в прошлом году правительство Дании значительно снизило налог на электромобили, гибридные авто, а также машины, выбрасывающие меньше СО2. В результате упала продажа огромных авто, потребляющих много топлива, а маленьких – наоборот возросла. И правильно, ведь люди привыкли считать содержимое своих кошельков.

К слову, внедрение электромобилей – логическая цепочка национального проекта по ветроэнергетике. То есть одно инновационное направление влечет за собой другие. Начиная с 2011 года, автогигант Renault совместно с венчурной компанией Project Better Place начнёт продажу в Дании электромобилей, обладающих технико-эксплуатационными характеристиками автомобилей с 1,6-литровым бензиновым двигателем. Моя страна была выбрана пилотной площадкой для этого проекта благодаря широкому внедрению альтернативных источников энергии, высоким технологиям в области энергосбережения.

У нас есть планы создания на острове Ютландия большого ветропарка, который будет вынесен в море и станет источником энергии для электромобилей. Ночью он будет накапливать потенциал, утром – давать заряжаться автомобилям. Это одно из наших видений будущего. Да, нужны огромные инвестиции, сооружение инфраструктуры для подзарядки гигантского автопарка. Тем не менее, надеемся осуществить проект до 2012 года.

К этому следует добавить, что большинство копенгагенцев, включая чиновников, ездят на работу на велосипедах. Читала, что парковки у министерств, парламента представляет собой «стойбище» велосипедов – машины составляют явное меньшинство. Стоит ли после этого удивляться, почему в Копенгагене такой чистый воздух?…

– Он чист еще и потому, что за треть века Дания реформировала практически все сферы производства и потребления энергии, довела до высокого уровня энергоэффективность.

Еще одно наше достижение – система комбинированного использования источников энергии. Один и тот же завод производит электричество и тепло как на угле – традиционном углеродном топливе, так и на соломе, опилках или даже мусоре.

В Дании 25% бытовых отходов, которые по разным причинам невозможно отправить на вторичную переработку, сжигается. Работающая на мусоре тепловая станция Вестфорбрендинг, что на окраине Копенгагена, обеспечивает теплом 75 тысяч домов. При этом мы уже задумываемся об утилизации СО2 из выбросов тепловых и электростанций – на двух датских ТЭЦ началась такая работа.

К 2025 году Дания планирует увеличить долю возобновляемой энергетики в два раза.

Популярны ли в Дании солнечные батареи?

– Не очень. Дания – северная страна, как и Россия, у нас недостаток солнечного света. Стоят батареи дорого, а окупаются в течение большого времени. Слышал, в России есть компания, создавшая высоко эффективные солнечные батареи. Если наши граждане увидят, что период окупаемости снизился, они начнут их покупать.

bodytextimage_cop15.gif

Озабочены ли жители Дании изменением климата?

– Конечно. У нас увеличилось число экстремальных явлений, количество осадков, а вот зим со снегом, к которым мы привыкли, дано уже нет. В Гренландии, которая является частью Датского королевства, идет необычно активное таяние льдов.

Не случайно в 2007 году правительство Королевства создало Министерство климата и энергетики, которое занимается информированием граждан о проблемах изменения климата, распространяет полезную и важную информацию. А еще ведет просветительскую деятельность. Именно Министерство инициировало Программу «Одной тонной меньше», связанную с уменьшениям выбросов СО2. Подсчитано, что каждый житель Дании выбрасывает около 8 тонн СО2 в год. Данный проект мотивирует граждан уменьшить этот показатель хотя бы на одну тонну.

И каким, интересно, образом?

– Из 8 тонн 2 формируются по независящим от нас причинам – наши жилища отапливаются той или иной котельной, освещаются той или иной электростанцией. А остальные 6 тонн определяются выбором, который делает каждый из нас. Маркой автомобиля, привычкой выключать свет, выходя из помещения, бытовой техникой, которую используем – можно, к примеру, купить более энергоэффективный холодильник, стиральную машину… Словом, сосредоточив внимание на своих привычках, отказавшись от вредных, можно реально сэкономить выбросы СО2.

Господин Фостер, не считаете ли вы, что экономический кризис, переживаемый всеми странами мира, может помешать успеху предстоящей работы?

– Уверен, что нынешний спад в мировой экономике должен расцениваться, как шанс очиститься от балласта морально устаревших технологий, углеродной зависимости. Кризис дает возможность провести «перезагрузку» экономики, направив инвестиции на развитие возобновляемой энергетики, рост энергоэффективности. Снижение зависимости от углеводородного топлива будет способствовать стабилизации климата, созданию экологически чистых производств. Дания – пример такого развития.  

Национальной идеей моей страны стала новая энергетика. Мы достигли того, что инновационные технологии в данной области стали одной из основных статей нашего экспорта. Наш валовый продукт постоянно растёт, а потребление энергии практически не меняется – таков уровень энергоэффективности. Но чтобы совершить «датское чудо», не обязательно быть датчанином.  

Мы сделаем все, чтобы убедить все страны подписать климатические решения в Копенгагене. На раздумья практически не остается времени – динамика изменения климатических процессов уже очевидна. Мир должен приступить к сокращению выбросов парниковых газов, на что требуется лишь добрая воля.

Как готовится Копенгаген к встрече гостей? Сколько их ожидается?

– По нашим оценкам – от 10 до 20 тысяч. Уже решено, что климатический саммит пройдет в Белла центре – одном из крупнейших выставочных центров Королевства. В МИДе Дании создан специальный Департамент, делающий все для того, чтобы условия проведения конференции были максимально комфортными и эффективными. Никакие организационные помехи не должны помешать подписанию нового соглашения по изменению климата.

Лина Зернова