Трансграничное воздействие Балтийской АЭС игнорируется

ingressimage_kiev_chernobyl20.jpg Photo: Galina Raguzina

Ранее в ответе Проектно-конструкторского филиала «Концерна «Энергоатом» на комментарии группы «Экозащита» к техзаданию на разработку материалов ОВОС проекта сообщалось: «В материалах ОВОС найдут отражение вопросы о возможном трансграничном воздействии строительства и эксплуатации энергоблоков 1, 2 Балтийской АЭС».

Этого не произошло, что дает очередной повод усомниться и в других обещаниях, прозвучавшие из уст представителей атомной промышленности в связи с предлагаемым проектом. К концу года «Росатом» рассчитывает получить лицензию на строительство Балтийской АЭС, в то время как решение федерального правительства отсутствует, а международное обсуждение носит исключительно декларативный характер.

Согласно действующему в России Положению об ОВОС, в отношении проектов с потенциальным трансграничным воздействием «проведение исследований и подготовка материалов по оценке воздействия на окружающую среду осуществляется с учетом положений Конвенции ЕЭК ООН об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте» (Конвенции Эспо).

На слушаниях, организованных «Росатомом» в городе Неман Калининградской области 24 июля, присутствовали также экологи из Литвы и Беларуси. Они обратились к представителям «Росатома» с просьбой провести трансграничную оценку проекта, а также уведомить о своих планах правительства и общественность сопредельных государств и начать процедуру международных консультаций с соответствии с Конвенцией Эспо.

«Хотя от услышанного здесь может сложиться такое впечатление, что на Балтийской АЭС будет лучше, чем в санатории, все-таки АЭС это не санаторий, а мы живем на другой стороне реки Неман и хотели бы иметь возможность участия в обсуждении проекта и учета нашего мнения», — отметил ответственный секретарь Ассоциации литовских экологических организаций Линас Вайнюс.

«Вызывает тревогу тот факт, что люди здесь так пренебрежительно относятся к Чернобылю. У нас болеют дети и дети детей, это урок, который нужно принимать во внимание, прежде чем принимать решение о строительство новой АЭС. Сегодня вы найдете работу, но подумайте о своих детях и подумайте о детях белорусов, которые уже пострадали», — обратилась к участникам слушаний журналист, член Белорусской Зеленой сети Татьяна Новикова.

«Вызывает тревогу и документ под названием ОВОС, потому что в нем говорится, что все вредное воздействие, даже в случае тяжелой аварии, будет ограничено радиусом 800 метров. Документ не корректен, он нуждается в доработке, также необходим новый документ в рамках конвенции Эспо», — продолжила она.

Россия подписала, но не ратифицировала Конвенцию Эспо, что дает «Росатому» возможность игнорировать предписания Положения и подменять определенную Конвенцией международную процедуру приглашением на общественные слушания представителей размещенных в Калининграде дипломатических миссий.

Как сообщил вице-премьер Калининградской области Юрий Шалимов в ответ на выступление Вайнюса, вопрос строительства станции обсуждался в рамках Российско-литовского совета, куда входят представители правительства области и Литвы, в частности замглавы МИД Литвы Эвалдас Игнатавичус.

Но международное обсуждение, которого требуют экологи и Конвенция Эспо, должно проходить на другом уровне и в другом формате. Конвенция Эспо предусматривает совершенно определенную процедуру ОВОС проектов, выполнение которой возлагает на совершенно определенные ответственные органы – министерства окружающей среды страны происхождения проекты и затрагиваемых сторон.

В калининградском правительстве, на самом деле, отдают себе в этом отчет. По информации «Беллоны.Ру», поступившие туда незадолго до слушаний из Литвы и Польши запросы по поводу проекта были переадресованы в Москву со ссылкой на то, что АЭС это объект федерального значения.

В июне экологи стран Балтийского региона призвали министерства окружающей среды своих государств обратиться к России с просьбой начать процесс международного обсуждения проекта атомной станции в Калининградской области в соответствии с международной Конвенцией Эспо.

В результате этой инициативы министерства Латвии и Литвы направили запросы к российскому правительству, в Министерство природных ресурсов и экологии РФ, к разработчику проекта, в концерн «Энергоатом», а также в калининградское правительство, с просьбой направить, в соответствии со статьей 3 Конвенции Эспо, затрагиваемым сторонам уведомление о проекте строительства и эксплуатации Балтийской АЭС. Согласно ответам, полученным экологами из министерств, в начале июля они не располагали никакой официальной информацией о проекте.

Тем более странным выглядит заявление заместителя руководителя «Концерна «Энергоатом» Сергея Бояркина о том, что «заказчик строительства направил все предусмотренные Конвенцией Эспо материалы во все сопредельные государства». По-видимому, эти материалы были направлены уже после того, как от соседей стали поступать запросы.

«После того, как пройдут эти общественные слушания, в ОВОС будут внесены все прозвучавшие в этом зале и направленные в письменном виде замечания, и откорректированный вариант ОВОС будет также направлен в сопредельные государства, и также в полном соответствии с Конвенцией в эти государства будут направлены приглашения для консультаций, — продолжил Бояркин. — Так что все положения Конвенции Эспо мы соблюдаем».

Однако положения Конвенции таковы, что информирование общественности затрагиваемых проектом стран должно происходить не позднее и в том же объеме, как внутри страны происхождения проекта.

РФ не ратифицировала Конвенцию Эспо, но подписала ее в 1991 году. Тем самым, не являясь официально стороной Конвенции, Россия взяла на себя добровольное обязательство соблюдать ее положения, если они не входят в противоречие с национальным законодательством.

Как показал опыт проекта подводного газопровода Nord Stream, таковых противоречий не существует. Международная процедура ОВОС проекта Nord Stream, которая вовлекла 9 государств и стала крупнейшей в формате Конвенции, является первым и пока уникальным опытом применения Конвенции Эспо Россией.

Российская сторона получала уведомления о проектах строительства других атомных станций в регионе Балтийского моря — из Финляндии, Литвы и Беларуси. Материалы по этим проектам, в том числе на русском языке, находились в открытом доступе в Интернете, что позволяло российской общественности принимать участие в их обсуждении.

Для ознакомления всей заинтересованной общественности с материалами ОВОС Балтийской АЭС «Росатомом» был предоставлен единственный экземпляр, расположенный в Доме культуры города Неман. Такой подход трудно расценить как желание вести себя честно и открыто по отношению к жителям как своей, так и соседних стран.

Галина Рагузина

ragunna@gmail.com