Не мирное лицо «мирного атома»

ingressimage_DSC_0027.JPG Photo: Bellona

Около трех часов дня, когда из многочисленных автобусов, подъехавших к местному Дому культуры, повалил народ, возникло опасение очередного спектакля. Так было и в 2007 году, когда сотрудников ЛАЭС и строительных организаций прямо с рабочих мест на слушания доставили, так сказать, по разнарядке. Не удивительно, что к окончанию рабочего дня – к 17 часам – народ потянулся к выходу. О каком-то заинтересованном обсуждении не могло идти и речи. Вот почему с трибуны тогда звучало почти непрерывное «одобрямс» мирному атому. Диссонансом прозвучало лишь три выступления от «зеленых»: «Беллоны», «Зеленого мира» и Гринпис. Встречены они были враждебным молчанием. 

Поступление радионуклидов возрастет в сотни раз 

Нынешние слушания прошли по-другому. В Сосновый Бор прибыла уже целая команда «зеленых», представлявших «Беллону», «Зеленый мир», ЭКОМ, Гринпис, «ЭКОперестройку». Даже размещение «зелеными» перед входом Дворца культуры, а также в самом зале баннеров «ЛАЭС 2 – новый Чернобыль», не вызвало среди собравшихся протеста. А выступления защитников природы сопровождались аплодисментами.

– В условиях финансово-экономического кризиса и падения спроса на электроэнергию вкладывать огромные средства в строительство новой АЭС считаем нецелесообразным, – заявил представитель НКО «Экозащита!» Андрей Ожаровский. – Меры по экономии электроэнергии и энергоэффективности позволят достигнуть большего экологического и экономического эффекта, чем строительство новых атомных блоков. Например, известно, что только благодаря энергоэффективности в России можно снизить потребление электроэнергии на 40%.

Сооружение новых реакторов ВВЭР-1200 еще и опасно. Дело в том, что за этим проектом не имеется доказанного опыта эксплуатации, данные, представленные в ОВОС, носят теоретический, расчетно-оценочный характер. А это не исключает на 100% возможности аварийной ситуации. Так что предупреждение «зеленых» про Чернобыль – не пустые слова. 

Характерно, что проектировщики на слушаниях стремились заверить присутствующих, что планируемые реакторы абсолютно безопасны, что экологического благополучия новые блоки никоим образом не нарушат. 

– Хочется поздравить «Концерн Энергоатом» с созданием «прозрачной» – то есть никак не влияющей на окружающую среду АЭС, – сказал председатель совета «Зеленого мира» Олег Бодров. – Правда, такие заявления трудно совместить с данными ОВОС.

«С вводом в эксплуатацию 4-х блоков ЛАЭС-2, произойдет существенное (не менее чем в 60–290 раз) повышение поступления цезия-137 и 134 и четырехкратное поступление трития в прибрежную акваторию Копорской губы Финского залива, а также двукратное увеличение трития в воздух…» [стр. 193 ОВОС]. «Всего в Финский залив будет сбрасываться 9,37 ГБк радиоактивных веществ, в том числе трития 9,1 ТБк» (Там же).

Новый фактор риска 

Отдельный вопрос – способ охлаждения новых реакторов. Если действующие РБМК охлаждаются водой из Финского залива, то четыре планируемых ВВЭР будут избавляться от тепла с помощью градирен. Размеры их поистине циклопические. Высота четырех градирен (1 и 2 блоки) составит 150 метров (для сравнения: высота Исаакиевского собора – 108 метров), а двух (3 и 4 блоки) – уже 170(!). Диаметры верхних окружностей, равны соответственно 75 и почти 90 метрам. 

Каждый час 150-метровая «пушка» будет выстреливать в атмосферу 1000 кубов подогретой паровой смеси, а 170-метровая, по словам главного инженера проекта Александра Казарина, – 3 800 кубов. В таком случае, все шесть градирен ежесуточно будет «парить» небеса с интенсивностью более 600 000 кубов(!) влаги, что превышает сток местной реки Коваш. 

«Такого рода сооружения приводят к изменению микроклимата местности» – пишут проектировщики в ОВОС. И расшифровывают: «Работа градирни сопровождается образованием пароконденсатных факелов, распространение которых в атмосфере может приводить к изменению температуры воздуха, образованию туманов, моросящих осадков, увеличению вероятности гололёдообразования в зоне факела…» 

Каковы размеры факела? «Условия его распространения и характер влияния зависят от особенностей микроклимата района, параметра градирен и их количества». (Оттуда же.) О параметрах градирен уже говорилось, о количестве тоже. Что касается микроклимата, то, как известно, Сосновый Бор находится на берегу Финского залива со средней влажностью воздуха порядка 90%. Говорят, в таких случаях факел может растянуться на десятки километров. Особенно зимой. «В холодный сезон, благодаря высокой относительной влажности воздуха и очень низким температурам, горизонтальные размеры факела насыщения имеют наибольшие значения» [ОВОС].

При этом роза ветров направлена на Сосновый Бор, то есть туманы и моросящие дожди понесет прямо на город, его пляжи и зоны отдыха, сады и огороды. 

Не случайно мнение «зеленых» организаций звучит следующим образом: «…считаем, что в данной ситуации следует остановиться на "нулевом варианте", т.е. отказаться от предложенной ОАО «Концерн "Энергоатом"» деятельности по сооружению блоков 1, 2, 3 и 4 ЛАЭС-2, а сэкономленные средства направить на меры по энергосбережению и развитию использования альтернативных источников энергии».

Социальная безответственность 

Жители Соснового Бора, что естественно, не могут себе позволить такую категоричность. Работая в городе, жизнедеятельность которого полностью зависит от градообразующего предприятия – ЛАЭС, они связаны в своих решениях по рукам и ногам: куда пойти работать, чем кормить семьи? 

Тем не менее, сосновоборцы, участвовавшие в слушаниях, были настроены по-боевому. До сих пор атомщики так и не решили судьбу отработавшего ядерного топлива 4-х действующих реакторов. Более 35 тысяч отработавших тепловыделяющих сборок хранятся в бассейнах выдержки в сотне метрах от берега Финского залива. Пока дальнейшая судьбы их неизвестна, во всяком случае, ни технологии переработки ОЯТ реакторов РБМК, ни места его долговременного хранения у Ростома нет. А ОЯТ будет сохранять свои смертоносные свойства еще десятки и даже сотни тысяч лет! Близки к заполнению хранилища твердых и жидких отходов на действующей АЭС. 

Другими словами, не доказав местным жителям свою способность справиться с опасными «хвостами» технологического процесса – отходами, атомщики берутся за строительство новых блоков. Это ли не манипуляция? 

– В ОВОС нет ни слова о суммарном воздействии на здоровье сосновоборцев сбросов и выбросов всего промкомплекса, с учетом ЛАЭС 2, – заявила врач, депутат местного Собрания Тамара Маврина. – А поскольку с сооружением новых объектов влияние будет расти, необходимо думать о компенсациях за проживание населения в зоне риска. Да и сама изрядно обветшавшая система городского здравоохранения нуждается в инвестициях. Пока «Концерн Энергоатом» не собирается брать на себя решение социальных проблем, демонстрируя социальную безответственность.

 – Предлагаю выдвинуть такое требование, – заявил председатель объединенного профсоюза «Атомград» Аркадий Голубцов, – 10% средств от стоимости проекта ЛАЭС 2 должно быть направлено на решение социальных проблем Соснового Бора.

Жители говорили о сокрытии статистики заболеваемости как работников ЛАЭС, так и сосновоборцев, об отсутствии страхования жизни и имущества на случай ядерной аварии, о низких зарплатах работников ЛАЭС, о необходимости восстановления 30-километровой зоны, а также о необходимости сформировать трехстороннюю комиссию с участием общественности, которая бы отслеживала процесс строительства новых блоков. 

Нет, в умонастроении жителей города-атомщика с момента предыдущих слушаний произошли заметные перемены. Люди начинают осмыслять себя гражданами и предъявлять отрасли свои счета. Думается, в этом процессе немаловажную роль сыграла деятельность «зеленых». 

Еще в течение недели после состоявшихся слушаний горожане имеют возможность донести свои замечания и предложения по ОВОС. Вкупе со всеми материалами они будут переданы на рассмотрение комиссии, готовящей заключение государственной экологической экспертизы. 

За тридцать серебряников 

Формально законодательство «Концерном Энергоатом» соблюдено – мнение жителей выслушано, замечания будут учтены. Фактически же у населения осталась масса вопросов. 

Как будет осуществляться вывод из эксплуатации отработавших свой срок блоков? На какие средства? Почему Концерн скрывает информацию о состоянии специального фонда, созданного для вывода блоков из эксплуатации? 

Нет ответа и на вопросы экологического плана. Копорская губа из-за теплового загрязнения четырьмя действующими блоками ЛАЭС уже выведена из состояния экологического равновесия. (Это признали сами проектировщики, предложив использовать градирни). В водоеме-охладителе появились токсичные сине-зеленые водоросли, а в контрольных экземплярах рыбы обнаружены патологические изменения внутренних органов. Есть проблемы со здоровьем жителей. По данным Санкт-Петербургского Института радиационной гигиены, за последние 12 лет количество онкологических заболеваний в Сосновом Бору выросло вдвое. Причем, онкология в городе-атомщике – одна из самых молодых в стране. Теперь новые блоки будут «грузить» атмосферу, то есть прямое негативное воздействие на население увеличится. 

Выдержат ли люди и природа дополнительную нагрузку? Нужны ли Сосновому Бору новые атомные блоки? Не продает ли город свое будущее за тридцать серебряников? 

Ответы на эти вопросы можно получить, лишь проведя комплексные исследования природной среды южного берега, а также здоровья местного населения. Таковыми никак нельзя назвать сделанный второпях, с очевидной небрежностью ОВОС.

Лина Зернова