News

2008-ой: что в нем было хорошо и что в нем было плохо

Aleksander Nikitin 2006
(Foto: Nils Bøhmer, Bellona)

Опубликовано: 23/12/2008

Автор: Александр Никитин

Обычно, провожая уходящий год, каждый из нас начинает вспоминать, что в нем было хорошего, и что – плохого. Конечно, в первую очередь мы помним о личном, но потом возвращаемся к своей любимой работе. И здесь главное разобраться: то, что произошло, ЭТО хорошо или плохо, а потом хорошо бы еще и понять: для кого ЭТО хорошо, а для кого ЭТО плохо.

     Честно говоря, особых надежд на то, что произойдут большие и хорошие перемены, связанные с охраной окружающей среды и экологическими правами человека, не было. Россия  — та страна, у которой перемены, как правило, начинаются сверху, под воздействием  происходящих в стране экстремальных процессов (в основном экономических, иногда социальных). А поскольку в 2008, как и в предыдущие годы, цены на нефть и газ были высоки, то страна жила в свое удовольствие. Никто особо не задумывался над проблемами окружающей среды, о правах человека, о демократии и прочих «глупостях».

     Прошли очередные преобразования в Министерстве природных ресурсов. Активные чиновники, которые пеклись по поводу уничтожения природы из ведомства были уволены. Пришли новые, которые в вопросах охраны природы пока никак себя не проявили. Законодатели (слуги народа) вышли с очередной «природоохранной» инициативой. Теперь территории заказников и заповедников могут предоставляться в аренду на неопределленные цели и на неопределенное время. Следует ждать появление «новых» и «старых» русских и «не русских» в новых отелях и даже на новых нефтяных платформах построеных и установленных в заказниках. Это плохо.

     Росатомнадзор, который затерялся в коридорах Минприроды, окончательно утратил свою независимость и соответственно статус ведомства, решение которого в вопросах безопасности использования атомной энергии было последним и решающим. Это очень опасный прецедент.

     Несмотря на то, что новый федеральный Закон "О государственной корпорации по атомной энергии "Росатом" был принят 1 декабря 2007 года, преобразования Росатома фактически начались в 2008 году. По замыслу идеологов этих преобразований мы станем свидетелями возрождения «советского Минсредмаша», который был в свое время государством в государстве. Хорошо это или плохо? Поживем, увидим. Но то, что сегодня атомное ведомство намерено развиваться, расширяться и «жиреть» в основном за счет налогоплательщиков России, это плохо.

     В 2008 году атомщики продолжали нас «радовать», завозя из Европы в Россию «энергетический ресурс» под названием урановые хвосты или гексафторид урана. Тем самым, нарушая Закон РФ «Об охране окружающей среды». Правда они же обещают, что в 2009-м завершат этот долгосрочный проект и больше никогда не будут так делать. Есть надежда — и это хорошо.

     В 2008 году у «Беллоны» с Росатомом начались налаживаться «отношения» по ситуации в Андреевой губе. Впервые удалось провести совместный профессиональный семинар по схеме «Росатом» — Независимые эксперты – НПО, по проблеме хранения ОЯТ в хранилище Андреевой губы. Впервые общественности совместно с атомщиками удалось обсудить эту очень тяжелую тему на хорошем профессиональном уровне и прояснить перспективу решения проблемы. Определенно — успех.

     В прошедшем году Росатом активизировал свои диалоги с общественностью. Ведомство провело несколько больших конференций, в том числе в Санкт-Петербурге и Ангарске, в которых участвовала и «Беллона». Здесь надо отметить, что у Росатома, организатора мероприятий, и у «Беллоны», как участника — свои цели. Атомщики не собирались скрывать, что стремятся таким образом «вызвать позитивные изменения в отношении НПО к деятельности и перспективам развития атомной промышленности».  «Беллона», участвуя в этих конференциях, пыталась донести свою позицию до всех присутствующих и наладить обратную связь.

     С Росатомом связана еще одна проблема, в решении которой активно принимала участие «Беллона». Это проблема ввоза урановых хвостов. «Экозащита» активно ведет борьбу с этой «напастью» уже не первый год. Беллона, всем, чем могла, поддерживала активность «Экозащиты» в Петербурге, и в первую очередь своими информационными ресурсами.

     Информационное направление является для нас одним из основных, поэтому мы намерены и в дальнейшем развивать и активизировать наши «рупоры» — сайт «Беллона.Ру» и журнал «Экология и Право». Мы бы хотели пригласить всех наших читателей к участию в этой работе.

     Одним из самых важных наших направлений является эколого-правозащитное направление. Экологический правозащитный центр является практически единственной организацией в России, которая имеет опыт и хороший ресурс для защиты экологических прав людей. С одной стороны мы удовлетворены тем, что к нам в течение года обращается около 300 человек за юридической помощью, но всегда хочется чего-то большего.

     Мы надеемся, что наша новая концепция по продвижению и защите экологических прав даст нам возможность расширить и улучшить нашу деятельность. Мы пришли к выводу, что работа по ПРОДВИЖЕНИЮ экологических прав является даже более важной, чем работа по ЗАЩИТЕ. Мы не сможем найти такое множество юристов и правозащитников, чтобы защитить всех, чьи экологические права были нарушены. Поэтому мы должны стремиться к тому, чтобы каждому «раздать по удочке и каждого научить ловить рыбку, самостоятельно». То есть помочь осознать как можно большему количеству людей, что у них есть ПРАВА, а также убедить в том, что они сами могут себя защитить.

     В 2008 году НПО практически потеряли возможность влиять на принятие решений по строительству ядерно- и радиационно-опасных объектов. После того, как информация об этих объектах была отнесена к сведениям, составляющим государственную тайну, у нас практически не осталось правовых оснований. Теперь приходится надеяться только на милость чиновников. Захотят разговоривать на эту тему или предоставлять какие-то документы (например ОВОС АЭС), общественность сможет «поучаствовать», не захотят, – извините.  Конечно, нас не может радовать такая перспектива.

     Самое большое огорчение вызвало у меня сообщение об инициативах поизменению статей уголовного кодекса, касающихся разглашения государственной тайны, шпионажа и других государственных преступлений. С одной стороны, мои эмоции на эти события объясняются личным опытом – самому довелось пройти через мясорубку этих «статей». С другой — это действительно большая опасность для многих людей, в том числе тех, кто занимается правозащитой и экологией.

     Если закон будет изменен, то активисты правозащитных и других «неугодных» НПО окажутся практически незащищенными  перед произволом «силовиков от власти». При желании практически любого можно будет подвести под статью «измена родине». То есть каждому из активистов могут вынести обвинение, что его деятельность   направлена "против безопасности РФ, в том числе ее конституционного строя, суверенитета, территориальной и государственной целостности".

     Это очень плохо, не вызывает особого оптимизма и не оставляет особых надежд на положительные изменения в новом, 2009 году.