Балтийская АЭС: нет проекта, нет инвестора, есть декларация

ingressimage_cca92_2.jpg

Состоявшееся в минувшую пятницу в региональном правительстве мероприятие официально называлось «Совещание по вопросу презентации Декларации о намерениях инвестирования в строительство энергоблоков № 1 и 2 Балтийской АЭС на территории Калининградской области», а по сути являлось очередным пропагандистским шагом, призванным убедить всех, у кого еще остались какие-либо сомнения, в том, что строительство атомной станции в регионе – вопрос решенный и безальтернативный.

Куда выведет дорожная карта
«Мы открываем семь новых площадок, на которых начиная со следующего года будет проводиться предпроектная работа. Одна из них — Балтийская АЭС, решение о строительстве которой было достигнуто между руководством Калининградской области и руководством госкорпорации «Росатом», — заявил директор по развитию ОАО «Концерн Энергоатом» Дмитрий Тверетинов.

По его словам, хотя эта станция не была включена в Генеральную схему размещения объектов электроэнергетики до 2020 года, принятую правительством РФ в марте 2008 года, сейчас соответствующие министерства и ведомства готовят свои заключения по этому предложению атомщиков.

«Мы надеемся, что в начале следующего года Балтийская АЭС будет включена в Генеральную схему, и таким образом мы узаконим нашу деятельность», — подчеркнул Тверетинов.

При этом в виде схемы была продемонстрирована так называемая дорожная карта АЭС, или последовательность ввода энергоблоков, с учетом такой корректировки. На ней синим цветом были представлены «выбывающие мощности» (блоки 3 и 4 Нововоронежской, блоки 1 и 2 Кольской, блоки 1 и 2 Ленинградской АЭС), желтым – «обязательная программа ввода новых мощностей», в том числе первый блок Балтийской АЭС.

Еще восемь энергоблоков, в том числе второй блок Балтийской АЭС, были отмечены белым цветом и отнесены к «дополнительной программе». Разница между ними и обязательными, подтвержденными правительством блоками, пояснил Тверетинов, «заключается лишь в том, что по дополнительным планируется привлечение дополнительных источников инвестиций, по которым решений на сегодня пока не принято, но есть намерения».

Кризис и АЭС
По мнению сопредседателя группы «Экозащита» Владимира Сливяка, в связи с финансовым кризисом такая масштабная программа строительства АЭС, которая существует в России, подвергнется значительному сокращению. «Росатом уже заявлял ранее о том, что часть его планов будет скорректирована из-за финансового кризиса. И судьба Балтийской АЭС тоже под вопросом, — считает эколог. — С одной стороны до сих пор нет решения федерального правительства, а с другой, похоже, и бюджет уже сокращается».

В августе госкорпорация официально заявила, что инвестиции в Балтийскую АЭС составят 5 млрд евро, половину из которых вложат иностранные инвесторы. Однако на презентации Декларации была названа уже совершенно другая цифра — 134 млрд рублей, что на сегодня составляет 3,8 млрд евро.

Губернатор Георгий Боос уже выражался в том смысле, что сотрясающий мир финансовый кризис Калининградской области не страшен. Более того, по мысли вице-премьера регионального правительства Юрия Шалимова, этот самый кризис атомным планам даже на руку. «Кто связан с экономикой, тот понимает: самые выгодные инвестиции всегда во время кризиса», — заявил он.

Министр энергетики США Сэмюэль Бодман придерживается иного мнения: глобальный финансовый кризис может негативно сказаться на «ядерном ренессансе», угрожая росту строительства новых АЭС в мире, считает он. По мнению министра, такие долгосрочные проекты, как строительство АЭС, «будет сложнее всего финансировать», сообщило Associated Press 1 октября.

Десять лет назад, напоминает Владимир Сливяк, в странах Юго-восточной Азии строились амбициозные планы по строительству АЭС – но ни одна не была построена в связи с кризисом 1998 года. «Кризис дышит в спину тандему Росатома и губернатора Бооса и грозит вскоре вообще лишить перспективы этот проект», — считает эколог.

Инвесторы – мнимые…
В отношении иностранных инвесторов, о наличии которых – то чешских, то прибалтийских — атомщики и калининградское правительство говорят в течение полугода, никакой информации получить не удалось. «Переговоры с компаниями, готовыми инвестировать, ведутся, и я уверен, что инвестиционный пакет будет у нас нормальный, но это закрытая информация», — прокомментировал директор департамента ГК «Росатом» по работе с общественными организациями и регионами Игорь Конышев.

Происхождение второй половины стоимости станции атомщики, задетые замечанием председателя калининградского отделения группы «Экозащита» Александры Королевой о том, что предприятия атомной промышленности строятся на деньги налогоплательщиков, освещали гораздо охотнее.

По словам Конышева, это будут не прямые бюджетные средства, а собственные средства ГК «Росатом». «Средства госкорпорации это не только средства федерального бюджета, но и прибыль от эксплуатации наших объектов и от реализации той продукции, которую она производит», — сказал он.

«В состав госкорпорации входит больше сотни предприятий, — счел необходимым пояснить Тверетинов. — Это добыча и переработка урана, атомная энергетика, космос, подводные лодки, научные изыскания, проектные организации».

Из объяснений следовало, что все эти предприятия, ставшие в этом году акционерными обществами, приносят прибыль, которая поступает в госкорпорацию, где распределяется на те или иные нужды. «Это наша прибыль, и мы готовы вложить ее в строительство Балтийской АЭС», — отметил Конышев.

… и реальные?
Однако, по данным Гринпис России, 80% всех доходов АЭС тратится на оплату топлива, эксплуатацию действующих реакторов, инвестиции в их безопасность и т.п. Недостающие средства атомщики получают в виде безвозмездных дотаций из бюджетов различных уровней и безвозмездной зарубежной помощи в области ядерной и радиационной безопасности АЭС.

«Кроме того, существует система недовыплат населению, проживающему вблизи АЭС, предприятиям-поставщикам услуг по обращению с ядерным топливом и радиоактивными отходами, а также масса статей отложенных расходов, под которые пока не определены источники финансирования, но которых не избежать в будущем», — говорится в докладе Гринпис «Сколько стоит ядерное электричество и стоит ли инвестировать в строительство новых реакторов» (2004).

В соответствии с Энергетической стратегией России до 2020 года, атомная энергетика, в отличие от всех остальных секторов электроэнергетики, — единственная отрасль, которая будет официально дотироваться, в том числе и из федерального бюджета.

Экологи уверены, что не связанные с государством инвесторы в условиях экономического кризиса не могут вкладывать средства в дорогостоящий, долговременный, экологически спорный проект Балтийской АЭС. По их мнению, отсутствие каких-либо указаний на иностранного инвестора означает, что все работы по проекту, которые уже ведутся, осуществляются на государственные деньги.

«Госкорпорация Росатом не стесняется вкладывать госбюджетные средства в опасные проекты, в то время, когда кризис выгоняет людей на улицы, идут сокращения зарплат, рушится система кредитов. Вместо того, чтобы направляться на поддержку людей, государственные деньги тратятся на сомнительные проекты, против которых выступает население», — говорится в распространенном 21 ноября заявлении группы «Экозащита».

Атомный галоп
Инженерные изыскания с целью выбора пункта размещения АЭС в области были по заказу Федерального агентства по атомной энергии произведены ООО «ВНИИАЭС – Проектный офис» с привлечением московских, калининградских и белорусских ученых.

О результатах этой деятельности, для которой, по словам Конышева, «никаких решений президента не требуется», общественность была ознакомлена с помощью разнообразных карт области, однако обещанного ранее оглашения конкретной площадки не случилось.

Тем не менее, атомщики намерены к концу 2009 года планируют завершить разработку проектной документации, включая обоснование инвестиций (ОБИН), оценку воздействия на окружающую среду (ОВОС), государственную экологическую экспертизу (ГЭЭ) и получить лицензию на строительство станции.

«На территории того муниципального образования, который будет выбран для размещения объекта, будут проведены общественные слушания по ОВОС, — заверил присутствующих Конышев. – Все ваши замечания, предложения и вопросы будут внесены в протокол и направлены в регулирующий орган на получение лицензии на размещение атомной электростанции».

Участие общественности
Реализация права граждан на участие в принятии решения о строительстве опасного объекта на территории области вызывает обоснованную тревогу представителей общественности. Соломон Гинзбург указал на то, что население Краснознаменского и Неманского районов, в одном из которых планируется размещение станции, составляет всего 2,8% населения области, в связи с чем вопрос учета мнения жителей требует особой проработки.

По мнению эколога Александры Королевой, последствия строительства АЭС касаются не только жителей этих районов, однако представитель Росатома Игорь Конышев сослался на российское законодательство, которое «прямо указывает на то, что общественные слушания проводятся только в муниципальном образовании размещения», хотя принять в них участие могут все желающие, в том числе живущие за пределами области, а также заочно.

«Следуя вашей логике, мы должны были бы провести слушания в Литве, Польше, Беларуси, всей территории Калининградской области — российское законодательство этого не предусматривает», — заключил Конышев.

Такие заявления возможны до тех пор, пока Российской Федерацией не будет ратифицирована международная Конвенция «Об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте» ООН (Конвенция Эспо).

Конвенция Эспо
Конвенция закрепляет обязательства сторон в отношении ОВОС проектов, способных оказать воздействие на окружающую среду, выходящее за рамки территориальных границ стороны происхождения проекта. Она предписывает государствам придерживаться закрепленной Конвенцией процедуры международной ОВОС проектов на ранних стадиях планирования, включающей уведомление и консультации с государственными органами и общественностью застрагиваемых сторон.

Между тем, согласно «Положению об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду в Российской Федерации», «в том случае, если намечаемая хозяйственная и иная деятельность может иметь трансграничное воздействие, проведение исследований и подготовка материалов по оценке воздействия на окружающую среду осуществляется с учетом положений Конвенции ЕЭК ООН об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте».

Таким образом, планируя строительство столь опасного объекта на территории российского анклава, Росатом должен если не организовать слушания в соседних государствах, то по крайней мере уведомить их о своих намерениях и предоставить возможность ознакомления с проектной документацией, а затем учесть полученные комментарии.